Елена Волова: «Что касается выборов губернатора — пока такой вопрос не стоит»

Елена Волова
В интервью «Новому Калининграду.Ru» назначенная в конце прошлой недели после длительных переговоров вице-премьером области по внутренней политике экс-пресс-секретарь мэрии Елена Волова рассказала о том, чувствует ли она себя соломинкой, за которую хватается губернатор, пообещала не начинать работу с отставок, а также постаралась сохранить интригу насчёт того, будет ли Николай Цуканов с её помощью выходить на прямое переизбрание в конце нынешнего года.

— Елена Николаевна, как произошла эта смена работодателя, кто был инициатором перехода на работу в правительство?

— Инициатором всегда является работодатель. Николай Николаевич (Цуканов — прим. «Нового Калининграда.Ru») сделал мне предложение о переходе на работу к нему, я его приняла. Наверное, это определённый аванс для меня, я постараюсь оправдать то доверие, которое он мне оказал.

— Учитывая сферу, в которой вам придётся работать, внутреннюю политику, не является ли это вашим авансом губернатору?

— Всё-таки это аванс мне. Конечно, моя деятельность до этого охватывала не всю сферу внутренней политики в таком масштабе. 12 лет стажа работы позволяют мне утверждать, что в своей сфере я хорошо ориентируюсь, но, как это обычно бывает при карьерном росте, есть сферы, в которых мне нужно ещё учиться. Для этого в правительстве со мной будет работать профессиональная команда. Я думаю, мы справимся с поставленными задачами.

— Как раз о задачах: переход с должности пусть и руководителя, но руководителя пресс-службы городской администрации на должность вице-премьера правительства — это серьёзный рост. Более или менее понятно, чем занимается глава пресс-службы, но круг ответственности вице-премьера не так ограничен. Какие именно задачи в первую очередь поставлены новым работодателем?

— Во-первых, нужно понимать, что вы, журналисты, привыкли рассматривать меня лишь как пресс-секретаря. Но в моём управлении было значительно больше функций, например — связи с общественными организациями и инициативными группами граждан, это отдельный блок внутренней политики на уровне города: общественность, НКО. Мы ввели формат гражданских слушаний, сформировали общественный Совет. Кроме того, моё управление занималось аналитикой и мониторингом, прогнозированием рисков, оценкой внутриполитической ситуации в городе. Нам переданы полномочия по обеспечению условий проведения пикетов, митингов и демонстраций на территории города.

— Вам?

— Да, моему управлению...

meri.jpg
— Бывшему управлению?

— Да, уже бывшему. Естественно, протестные настроения мы тоже отслеживаем, занимаемся методической работой с организаторами этих мероприятий. Этот блок шире, чем пресс-служба — но и она в управление входит тоже. До октябрьских выборов (главы Калининграда Александра Ярошука — прим. «Нового Калининграда.Ru») пресс-служб под моим управлением было две, окружного Совета и администрации, после выборов главы осталась одна — пресс-служба администрации.

Но, конечно, сейчас круг задач будет много шире. В первую очередь губернатор ставит задачу содействия развитию муниципалитетов и формирования в них климата, который позволил бы повысить качество жизни населения в муниципальных образованиях. Калининград — это самый крупный, самый серьёзный муниципалитет, и здесь более высокий уровень жизни населения. Если здесь жители недовольны чем-то в отдельности, то там у людей просто нет воды, канализации.


— И они недовольны всем.

— Развитие муниципалитетов — одна из основных задач. Кроме этого — формирование позитивного имиджа, имиджа не столько губернатора и правительства, как принято считать, сколько самой области.

— Формирование позитивного имиджа области у самой себя? Ведь речь о внутренней политике.

— Нет, почему. Управление по связям со СМИ в данном случае функционирует не только для улучшения имиджа лидеров правительства, но и для формирования позитивного имиджа области, в том числе и за пределами области и за рубежом. Также есть управление международных связей, это тоже полномочия области.

Конечно, если здесь есть позитивный информационный фон, его подхватывают другие информационные агентства, для нас это важно. Что греха таить, журналисты у нас настроены достаточно критично по отношению к любой власти, да и по отношению к жизни в целом. Недавно я общалась с руководителем одного из федеральных интернет-СМИ, она сказала: «У вас так много негатива в прессе, позитива почти нет, а мы стараемся всё же делать упор на позитивную информацию, хоть и критика тоже присутствует». Стакан ведь может быть наполовину пуст, но может быть и наполовину полон. У нас так настроены журналисты, но это, наверное, наша совместная вина — и СМИ и власти. Но хотелось бы, чтобы и пресса понимала, что от неё очень многое зависит.

Власть может многое сама, мы стараемся, но если вы будете писать только о плохом, то и наша область будет выглядеть хуже, чем хотелось бы. Есть ведь и хорошие дела. Вы говорите о госпрограмме, но мало кто говорит, что это в целом хорошее дело, что такая программа очень нужна области, ее муниципалитетам, что это единственная сейчас региональная программа, которая рассматривается уже на очень высоком уровне, и в этом заслуга губернатора и правительства области. Если бы фон был таким, то и на федеральном уровне отзыв был бы позитивным. Нынешнее правительство занимается этим не для себя — это общая цель, получить средства для развития. Другое дело, получится это или не получится. Но то, что они этим занимаются, занимаются на достаточно высоком уровне — это уже позитивная вещь, и неплохо б это поддержать всем вместе.

— Идея насчёт того, что журналисты пишут не том и не так, не очень нова.

— Я совсем не это хотела сказать. Я не говорила о том, что не надо критики, я говорила о том, что стоит балансировать между позитивом и негативом.

— Работа со СМИ входит в вашу компетенцию. Правительство доселе старалось не действовать в условиях существующей медийной реальности, а менять её под себя, точнее — пытаться менять. С помощью денег в рамках конкурсных процедур, с помощью прямого воздействия, с помощью допуска одних и ограничения других изданий и журналистов. Будет ли эта практика продолжена или всё же правительство и в самом себе постарается что-то наконец поменять, чтобы СМИ было удобнее с ним работать, чтобы в результате возникали более позитивные публикации?

— Мои методы работы со СМИ вам известны. Руководители СМИ и журналисты знают меня много лет. Мы всегда стараемся обеспечить максимально комфортные условия для работы журналистов, вне зависимости от их лояльности. Допуск к информации, её предоставление и так далее. Я уверена, что мы сохраним эту тенденцию, меня этот метод никогда не подводил. Он уже доказал свою эффективность.

3.jpeg
— А готов ли к этим методам новый работодатель?

— Николай Цуканов, мне кажется, достаточно открыт для прессы. Другое дело, что прессе всегда чего-то не хватает. Иные задачи при взаимодействии со СМИ мне губернатор не ставил. Меня и пригласили на работу, наверное, потому, что есть определённый опыт, который был оценён. Может быть, как раз, этого правительству не хватает — того, что я умею делать. Тут, мне кажется, проблем не будет. Я сторонник партнёрских отношений со СМИ. Вне зависимости от того, лояльны они или нет. Это тот случай, когда мы — партнёры. Как и главы муниципалитетов. Мы не руководим ими, мы создаём им условия для работы, мы помогаем им, а они — нам. Мы не можем без журналистов, а журналисты — без нас.

— Те главы муниципалитетов, кто не помогал, скоропостижно расстались с должностями в конце прошлого и начале нынешнего года. В область вашей ответственности будет входить функция избавления жителей различных муниципалитетов от тех глав, которые, по мнению вышестоящего начальства, работают недостаточно эффективно?

(пауза) Я думаю, что... Озвучивая мне свою позицию, губернатор сказал, у него нет любимых и нелюбимых глав, есть эффективные и неэффективные. Но решать-то жителям.

— Мы с этой позицией хорошо знакомы, поэтому я и упомянул жителей.

— Таких задач мне не ставилось, мне ставились задачи содействия главам в развитии муниципалитетов, взаимодействие с ними и депутатами.

— Соответственно, министр муниципального развития Сергей Булычев будет вашим подчинённым?

— Я не люблю слово «подчинённый», мы будем в одной команде, я надеюсь, что у нас сложатся конструктивные отношения. Я его уважаю, считаю сильным специалистом, профессионалом своего дела и просто порядочным человеком, что для меня немаловажно. Несмотря на то, что мы очень мало пока обсуждали, но в том, о чем уже говорили, мы нашли общий язык.

— Говоря о специалистах: будет ли какая-то ротация кадров в связи с вашим назначением, с другой стороны — планируете ли вы, как это обычно случается, взять с собой кого-то из прежней команды?

— Что касается внутренней ротации. Отставок, думаю, ожидать не стоит. Тот блок, который находится в моей подведомственности, на первый взгляд, меня устраивает. Всё останется на своих местах, наверное, что-то нужно подправить, но я думаю, что хорошие наработки продолжатся. Может быть, будет небольшая реструктуризация, но это не будет связано с увольнениями.

По поводу того, чтобы взять кого-то с собой, — я думаю об этом. Конечно, мне хотелось бы, но для этого сначала мне нужно согласовать с губернатором новую структуру, как я себе это вижу. Но, повторю, это не будет заменой одного человека на другого.

— Всё чаще в коридорах правительства говорят о создании так называемого «губернаторского медиахолдинга» — группы СМИ, создаваемых или привлекаемых для работы в интересах правительства. Будет ли эта работа продолжена, ждать ли нам появления на рынке новых изданий, зависящих полностью или в значительной степени от правительства?

— Если это и есть, то это бизнес. Меня лично это не касается. Я занимаюсь тем, чем занимаюсь, в мои полномочия входит то, о чём мы поговорили. Что касается того, что губернатор, возможно, создаёт или будет создавать, это меня никак не касается, разговора об этом с губернатором у меня не было. Меня могут поставить об этом в известность, тогда с этими СМИ я буду работать так же, как и со всеми остальными. Моя должность не предполагает создания каких-либо холдингов. И лично я не планирую ничего создавать.

— Ваша последняя работа была неразрывно связана с прошедшими в октябре выборами. Много раз и, опять же, неофициально говорилось о том, что возможен вариант, при котором губернатор решит сделать свою нынешнюю позицию более легитимной с точки зрения поддержки населения. Я, конечно, говорю о прямых выборах. Является ли это одной из задач, для которых вас позвали в правительство?

— Пока таких разговоров не ведётся. Губернатор говорит о полном сроке. Конечно, я тоже слышала о таких разговорах, но на уровне слухов и сплетен.

1.jpeg— Я это к тому, что, с учётом вашего опыта участия в предвыборной кампании Александра Ярошука, ваш переход в правительство очевидно укрепит веру в эти слухи.

— Наверное, так, но это только слухи. Во-первых, выборы Ярошука делала не только я, а большая команда людей — его заместители, депутаты, технологи и так далее. Что касается выборов губернатора — пока такой вопрос не стоит. Пока он предполагает работать до конца срока, а это ещё два с половиной года. А потом — посмотрим. Задач по выборам в этом сентябре мне не ставят. Работаем в обычном режиме.

— Обычная работа, обычный режим... Ваше назначение — это нечто обычное или вынужденная, экстренная мера?

— Для меня это развитие, возможность попробовать себя еще в чем-то. Я 12 лет занимаюсь тем, чем занимаюсь. Мне интересно развиваться дальше. С точки зрения губернатора, наверно, это определённое доверие для решения поставленных задач. Вы что вообще имеете в виду?

— Являетесь ли вы неким инструментом, которого отчаянно не хватает губернатору в части коммуникации с элитами, коммуникации со СМИ?

— Это вопрос к губернатору. Он мне не говорил: «Все плохо, пожалуйста, срочно приходи».

— Вы не чувствуете себя той спасительной веревочкой, соломинкой, за которую хватаются?

— Скорее нет. Была бы не я, был бы кто-то другой. Ему нужна команда, а я — один из её элементов. Если так говорить, то у него много соломинок: Александр Рольбинов — специалист очень высокого уровня, Алексей Силанов — высокопрофессиональный руководитель, кстати, тоже на себе вытянувший многое в избирательной кампании Александра Ярошука, Константин Суслов, который занимается госпрограммой. Соломинок, верёвочек там много. Я одна из них — может быть, да.

— Соломинки, верёвочки, шестерёнки, как мы видим, весьма активно вываливаются из механизма, выскальзывают и вылетают. На должности, на которую пригласили вас, сменилось два человека — Роман Скорый и Александр Торба. На сколько вас хватит?

— Не знаю. Зачем загадывать? Делай, что должно, и будь что будет.

— Я имею в виду, что кадровая политика, которую многие называют чехардой, а сам губернатор — ответами на вызовы времени, очень... активна. Люди приходят и уходят, в этой ситуации выстраивание долгосрочных стратегий, тактик, что является неотъемлемым элементом любой, в том числе внутренней политики, усложняется. Сложно выстроить стратегию, если через полгода половина её элементов уволится. Или вы рассчитываете, что кадровая политика станет в ближайшее время не такой динамичной?

— Никто не может предугадать будущее. Сейчас я буду стараться решать поставленные губернатором задачи. Что будет потом — я не знаю. Надеюсь, что мы сможем сработаться, сможем выстроить перспективные планы и реализовать их. Предугадывать будущее — неблагодарное занятие.

— Уже очень мало людей пытаются имитировать, что конфликта между городом и областью, губернатором и мэром никогда не существовало. Ваш переход не станет ли новым витком этого конфликта?

— Если этот конфликт и существовал, как вы говорите, то мой переход, я надеюсь, послужит укреплению связей города и области. Тем более, что конфликт, который хочется видеть тем, кто смотрит извне, заложен в самом принципе существования областного центра. Конечно, город хочет больше. Конечно, у области бюджет напряженный, а нужно распределить и на остальные муниципалитеты. Этот конфликт, как мне кажется, больше рабочего плана. Теперь глава города избран на пять лет. Сейчас все пытаются работать объединённой, общей идеей — это Чемпионат мира, — нужно достойно встретить это событие. Надеюсь, мой переход послужит укреплению связей. Мне хочется в это верить.

Текст, фото — Алексей МИЛОВАНОВ, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.