Гинзбург: действиям правительства надо добавить прозрачности

В интервью корреспонденту «Тридевятого региона» оппозиционный депутат областной Думы рассказал, как намерен контролировать работу региональных властей, поддержал мэра Калининграда, посетовал на «полукоматозность» демократических сил и предположил, когда в область, наконец, вернется настоящая политика.

- В ходе опроса, который провела на этой неделе социологическая служба «Тридевятого региона», большинство чиновников и политиков заявили: им вполне достаточно бюджетного послания губернатора. Вы выступили с инициативой вновь вернуть главу региона к традиционному способу общения с парламентом, ежегодному посланию. Почему его вам так не хватает?

- Действительно, на зимних думских каникулах я подготовил проект закона «О докладе губернатора о приоритетах развития Калининградской области». В его основе лежит идея губернаторского послания, но я постарался сделать этот закон строже, конкретизировал сроки доклада. Я считаю, что каждый год в январе губернатор должен собирать главных региональных игроков, начиная от Балтийского флота и заканчивая Торгово-промышленной палатой, Общественной палатой, Союзом промышленников и предпринимателей, и перед областной Думой рассказывать о приоритетах на текущий год.
Ведь когда на игорную зону накладывается металлургический завод, все это обрамляется идеей создания нефтеперегонного завода и дискутируется, строить или нет в области атомную станцию – то это совершенно абортивный подход к выстраиванию приоритетов в развитии региона. С принятием этого закона не только у депутатов появятся дополнительные контрольные возможности, но и губернатор сможет не нести всю ответственность самостоятельно, а поделиться властью с областной Думой. Тогда парламент будет помогать, и участвовать в создании этих приоритетов, формировать под них законодательство. Чтобы не было действий растопыренными пальцами. Вспомните слова римского историка Корнелия Тацита о том, что абсолютная власть никому не внушает доверия. С I века нашей эры эта фраза не потеряла своей актуальности.
Я уже разослал проект закона во все муниципалитеты области, в местные советы, в Общественную палату – начинаю собирать отзывы. В основном пока позитивные.

- Законопроект предоставит Думе дополнительные контрольные возможности. Но не секрет, что депутаты сами обрезали себе значительную часть полномочий, и в первую очередь – контроля в бюджетной сфере. Что конкретно сможет дать вашим коллегам этот законопроект?

- Самооскопление Думы под давлением извне еще не означает полного ее бессилия. Пока что никто не отменял функций контроля за реализацией программ. Конечно, сами программы пишутся без участия парламента. Но тем не менее контроль остается. С другой стороны, если в докладе губернатора будет сказано, что к концу 2008 года средняя заработная плата в регионе должна достигнуть определенной отметки; или что правительство выступит с определенными инициативами на федеральном уровне, то у Думы остается возможность вернуться спустя год к этим заявлениям и проверить их выполнение.
Деятельность власти в итоге будет прозрачнее и понятнее. Меньше авантюр будет. Та же игорная зона – почему вам, журналистам, приходится проводить расследование того, где она будет расположена? Это напоминает спецоперацию по насильственному осчастливливанию калининградцев.

- Вы, в свою очередь, пытаетесь «опрозрачить» деятельность правительства. Вероятно, особой радости от этого обитатели «красного дома» не испытывают. В то же время, ваши коллеги по Думе показали себя примерными исполнителями губернаторской воли. Каковы шансы законопроекта стать законом?

- Конечно, политические риски присутствуют всегда. Именно поэтому я пошел через общественные организации и муниципалитеты – совершенно, на мой взгляд, исключенные сегодня из процесса подготовки программы развития региона. В управлении областью доминирует ставка на олигархию и бюрократию. Мне значительно легче будет лоббировать законопроект в парламенте, если я заручусь поддержкой муниципалитетов и общественных организаций. Альтернативное законотворчество не всегда благодарно и рентабельно, но ничего не делать в сложившейся ситуации просто противно. Кроме того, если этой команде не придется к сердцу данный проект – найдутся другие люди, которые придут ей на смену.
Я хотел бы внести законопроект в Думу через 3 недели, дождавшись ответов от моих адресатов. Положительное заключение от юристов у меня уже есть, и в правовом плане все соблюдено.

- Набирает обороты конфликт вокруг инициативы ваших политических оппонентов, касающейся наименования Калининграда. Представители «Единой России» заявляют, что лишь приводят ситуацию в соответствие с законом. Тех же, кто опасается изменения политической ситуации, обвиняют в провокациях. Какие перспективы «коммунальных» нововведений видит Соломон Гинзбург?

- В лучшем случае, если поверить заявлениям руководства «Единой России», от принятия закона «О правовом регулировании вопросов организации местного самоуправления…» не будет никакого вреда. А в худшем – путем давления на большинство в городском Совете будут приняты поправки, лишающие калининградцев возможности выбирать мэра напрямую. Что, к слову, будет противоречить хартии о местном самоуправлении.
Я был и остаюсь противников таких реформ. И когда, спекулируя детской кровью в Беслане, россиян лишили права выбирать губернаторов, и в данном случае. Мне близка позиция Юрия Савенко – это действительно станет поводом для очень серьезных финансовых затрат, сотен тысяч рублей, тратить которые на подобные вещи недопустимо. Калининград – это областная столица, и уравнивать ее в статусе с Мамоново или Ладушкиным… Мне кажется, это политическая многоходовка, направленная на отмену прямых выборов мэра.

- А как же заявления «единороссов» о том, что Калининград уже давно в административном отношении, говоря вашими словами, «равен Ладушкину»?

Если пользоваться федеральным законодательством – несомненно. Если же мы посмотрим устав Калининграда, то сегодня нет никакой необходимости вносить коррективы. Там написано – «городской округ – город Калининград». То есть, необходимости принимать дополнительный областной закон нет. Тем более становится очевидно, что это лишь политический импульс, дабы заставить депутатов Горсовета изменить устав города. Ну а решения подобного рода принимаются не в Совете или парламенте, а в штаб-квартире правящей партии. Формулируются же они на Дмитрия Донского, 1.

- Третий, не менее интересный законопроект авторства Георгия Бооса, о возвращении жителям области права голосовать против всех, удивил многих. Вначале политики в один голос заявляли о возможной «технической ошибке» при его подготовке, но на минувшей неделе представители правительства уверили, что позиция Георгия Бооса выражена совершенно точно. В чем, по-вашему, заключается причина появления такого документа, и какова его судьба?

- Мне кажется, Георгий Валентинович – это сильный политический игрок на региональной сцене. Но на всякую старуху бывает проруха. Думаю, он недооценивает степень верноподданнических настроений в правящей партии. Федеральный закон, отменивший возможность голосовать против всех кандидатов и партий, имеет прямое действие.
Лично я обеими руками поддержу Георгия Бооса, если его идея будет чуть-чуть изменена – если он выступит с законодательной федеральной инициативой вместе с областной Думой о внесении поправок в закон, принятый его братьями по разуму. Даже больше – его подчиненными, он, на минуточку, член генерального политсовета «Единой России», высшая должностная фигура. Но, надеясь заработать политические очки среди населения с помощью популярной у недовольного населения меры, он подставляет областную Думу. Боос сталкивает депутатов с прокурором, ведь если законопроект будет принят, прокуратура будет обязана автоматически его опротестовать.

- Что же делать в такой щекотливой ситуации Думе?

- Сегодня она расколота на две равные части. Они надеются, встретившись с губернатором, понять его. Во главу угла, таким образом, ставятся интересы личности, а не закона. В данной ситуации необходимо хотя бы связаться с Конституционным судом, с государственно-правовым управлением Госдумы, получить оценку юристов. А не спрашивать: «Можно мы с вами поспорим, уважаемый Георгий Валентинович?». Мне кажется, что в отсутствии внятной, организованной оппозиции слабеют и позиции самого губернатора. Опираться можно только на то, что сопротивляется. Если бы ближайшие губернаторские выборы состоялись в обозримой перспективе по старой схеме, прямым голосованием, думаю, Боос проиграл бы их во втором туре.

- Кстати – про оппозицию. Начался год выборов депутатов Госдумы, на федеральном уровне уже звучат предварительные прогнозы экспертов, в регионах оппозиционные политические образования совершают разнообразные телодвижения, весьма активизировался СПС. У нас же, если не считать скандала среди создателей «Справедливой России», предвыборный процесс пока что стоит на ручном тормозе. Как по-вашему, не сведется ли к концу года предвыборная ситуация в Калининграде к борьбе «братьев по разуму», двух «Россий»?

- Я, все же, надеюсь, что по итогам мартовских выборов в субъектах федерации возникнет какая-то внятная демократическая инициатива. Но для этого надо удачно выступить в регионах, что станет катализатором объединения демократов. В Калининградской области для этого есть предпосылки, и правовые, и политические. Опыт объединения, возможно, не всегда удачен, но все же существует. Потенциал сторонников демократов в регионе я оцениваю примерно в 15% от числа избирателей. Это люди, которые голосовали в прошлом за «Янтарный край России», объединение, к которому я имею определенное отношение.
В то же время мне думается, никакой базовой, программной конфронтации между «Справедливой Россией» и «Единой Россией» не будет. Мозги этих партий находятся за пределами политического тела. Это клоны из одной пробирки, созданные для сохранения политического большинства в Госдуме, разложив при этом яйца по разным корзинам.

- Эти 15 процентов избирателей, эти свободные радикалы – какой политической силе они могут отдать предпочтение? Ведь «Яблока» в области как не было, так и нет уже много лет, СПС тоже полностью отсутствует.

- Конечно, демократы находятся в полукоматозном состоянии. Скорее всего, если ситуация не изменится, люди попросту не пойдут на выборы. Демократам нужно напомнить избирателям, что в новый блок объединятся те, за кого голосовали в 1996 году, в 2000. Что они выражают определенные ценности. Но мне кажется, что перспективы преодолеть 7-процентный барьер будут, и очень неплохие.
С проблемами столкнется ЛДПР, потому что эта партия выполнила свои исторические задачи, в том числе – и в нашем регионе. Итого получается – «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ и, возможно – демократическая альтернатива.
Сегодня, конечно, делать какие-то внятные политические прогнозы бессмысленно. Заниматься этим стоит примерно за полгода до выборов – в мае, в июне.

- Тем временем все более заметными в регионе становятся прокремлевские молодежные движения, «Наши» и «Молодая Гвардия». Не далее, чем на прошлой неделе «молодогвардейцы» в пику противникам монетизации льгот провели сразу два «альтернативных» митинга в поддержку политики губернатора. Причем одним из них прямо-таки физически перекрыли выступление студентов ВУЗов. Кого, зачем и в чем пытаются убедить эти молодые люди?

- Если при Ельцине мы жили при имитационной демократии, то при Путине живем при имитационном авторитаризме. Видимо, сейчас имитируется некая независимая политическая деятельность. Такие митинги – это «не богу свечка и не черту кочерга», это попросту выброшенные на ветер деньги. Видимо, необходимо было отчитаться перед вышестоящим начальством о том, что власть и студенчество сливаются в радостном экстазе, что студенчество делает некий любовный акт по отношению к своим братьям по разуму в правительстве. Все это смотрится забавно.
Я провел опрос среди своих избирателей – из более чем 300 опрошенных около 92% резко негативно оценили акцию 25 января у стен Думы, считая ее позором для молодежи. Примерно 5% были индифферентны, и лишь порядка 3% одобрили этот курс. Среди респондентов были и «единороссы», и они также осудили эту акцию.

- Но почему же политические технологии, используемые партией власти и ее сторонниками настолько приземленные и очевидные?

- Дальновидные карьеристы и талантливые люди не связывают свое будущее с «Единой Россией». При каком-то серьезном испытании, при столкновении с преемником на посту президента – неизвестно, как он отнесется к этой партии, на мой взгляд, она не просто распадется. Она в труху рассыплется. При всей моей симпатии к моим коллегам по Думе, входящим в одноименную фракцию. Ведь это искусственно созданное большинство, которому все равно, под какими лозунгами выступать – демократическими, националистическими. «Я люблю Путина» не может быть программным документом. Это фантомный проект, как и многое, что сегодня происходит, когда у власти два ресурса: нефть и телевизор. Поэтому и политтехнологи такие кондовые.
К тому же, как можно объяснить людям прелести монетизации, когда эта, в общем-то, хорошая идея, полностью дискредитирована? Не проводится никакого водораздела между собственно льготами, не имеющими денежного эквивалента и дотациями, ярко выраженными в цифрах.
Вообще же, политическая атмосфера в регионе очень мифологизирована. В воздухе витают мифы, а население вытеснено из политического процесса. Что, кстати, противоречит конституции, согласно которой власть в стране принадлежит народу.

- Не очень радостно, но, в общем, понятно. Как вы считаете – эта ситуация изменится? Вернется ли в регион настоящая, реальная политика, с конкуренцией и яркими фигурами? Или мы будем вынуждены продолжать лишь изображать политические баталии – журналисты в статьях, депутаты – в Думе?

- К сожалению, не могу с вами не согласиться. Политика загнана под ковер, она в кулуарах, сейчас все решают клики и договоренности за спиной людей. Нету никакой политической состязательности. Но все же мы живем, хотя бы географически, в Европе, а не в Туркмении. Конечно, политика вернется. Она существует в замороженном состоянии, но спрос на нее достаточно высок. Сегодняшняя элита демонстрирует преданность губернатору, а Боос делает вид, что он ей верит. Мы живем в каком-то виртуальном режиме. А Дума – это единственное место, где люди обязаны быть политиками. Пока же нет состязательности, нет и политики. Но я думаю, счет идет на годы. Через 3-5 лет политика вернется. Сегодня же она больше сводится к нравственному противостоянию.

Алексей МИЛОВАНОВ
Источник: Тридевятый регион

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.