Почему журналистам так сложно задать вопрос Владимиру Путину

Ежегодная «большая» пресс-конференция главы государства – событие не только для столичных СМИ. Год от года на неё аккредитуется всё больше журналистов. На последнюю пресс-конференцию, которая прошла 1 февраля в Круглом зале Кремля, их прибыло более 1100 – из иностранных, общероссийских и региональных телеканалов, радиостанций, газет, журналов и интернет-порталов. Все приехали с заранее заготовленными вопросами.

Но вот задать их удалось немногим – пятидесяти россиянам и шестнадцати иностранцам. Остальной тысяче невезучих придётся ждать следующего года.

В их числе – и автор этих строк.

Почему же так сложно задать вопрос Владимиру Путину? Безусловно, дать слово каждому невозможно, на пресс-конференцию тогда придётся тратить не три с половиной часа, как в этот раз, а несколько дней. Все понимают, что у президента много дел, но спросить о наболевшем, однако, очень хочется.

И тут журналисты начинают хитрить. Легче всего, конечно, работникам московских СМИ. Правда, не всем, а лишь тем, кто входит в президентский пул (пара десятков журналистов столичных ТВ, газет и информационных агентств, постоянно «мотающихся» с главой государства по стране и миру). Как правило, президентский пул очень стабилен – журналисты, попадающие в него, своим местом дорожат. Поэтому рано или поздно у них выстраиваются рабочие отношения с… нет, не с президентом, а с его пресс-секретарём Алексеем Громовым (прежде он много лет работал в Министерстве иностранных дел). И поэтому «пуловцы», кивнув Алексею Алексеевичу головой в знак благодарности, задают свои вопросы с привычной лёгкостью. Остальным же приходится сильно постараться.

Те журналисты из провинциальных СМИ, которые на «большой» президентской пресс-конференции не первый раз, знают несколько хитростей, позволяющих-таки задать главе государства вопрос. Во-первых, они стараются пройти кремлёвский «фейс-контроль» как можно раньше – примерно за четыре часа до начала мероприятия. Дело это непростое – проверяют серьёзно, с «глубоким прощупыванием». Рамки металлодетекторов реагируют на мельчайшие железки (даже на цепочки) и тут же начинают тревожно пищать. При проходе в зал в добровольно-принудительном порядке приходится сдавать дежурному мобильный телефон, а также выкладывать любые еду или питьё, захваченное с собой. Причины такой перестраховки понятны, но вот к концу пресс-конференции очень сильно хочется есть. Президенту приносят чай (в этот раз – четырежды), остальные – терпят. Кто в зал попадает первым, тому достаются лучшие места – ближе всего к президенту и его пресс-секретарю. Но на первые ряды можно не рассчитывать – там, как правило, всё та же «пуловская» компания.

Но место в авангарде ещё не гарантирует, что вопрос задать удастся. Поэтому журналисты идут на вторую хитрость - «вооружаются» подручными средствами для привлечения внимания. На больших листах бумаги они крупно пишут регион, который представляют. Получается плакат (оформить его желательно поярче), им размахивают над головой, как флагом. Поднятая «пустая» рука не котируется, так своё желание задать вопрос президенту изъявляют лишь дилетанты (и, замечу, «пуловцы»). Иногда вместо названия своего региона журналисты пишут на плакате «кодовое» слово, обозначающее тему вопроса. На последней пресс-конференции были, например, такие «коды» - «Армия», «Водка», «Путин».

Третья хитрость – это внешний вид. Если на вас розовая кофточка, а в руке диктофон – шансов на удачу маловато. Многие одеваются так, чтобы их было видно издалека – женщины, например, облачаются во всё красное, а мужчины натягивают яркие свитера (в костюмах все сливаются в серую массу).

Иногда бывает так, что президент сам показывает пальцем на какого-нибудь тянущего руку журналиста. Но это чистой воды рулетка, никакие хитрости тут не пройдут, здесь действуют законы удачи. Так, например, было с сотрудницей армянской газеты «Авангард» Гоар Ботоян, на которую президент указывает уже третью пресс-конференцию подряд. Это стало своего рода традицией, почти как вопрос от редактора аграрной газеты «Шесть соток» Андрея Туманова – каждый год он обязательно что-нибудь спрашивает о дачных участках.

Так что если в следующем году автору этих строк вновь придётся ехать на последнюю перед президентскими выборами путинскую пресс-конференцию, то надо будет одеться во что-то яркое, взять с собой транспарант, «забить» место в кремлёвском зале ещё с ночи. И главное – надо постараться войти в доверие к Алексею Громову. На крайний случай - перейти на работу в «Шесть соток».
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.