Арифметика и этика белорусско-российских отношений

Все новости по теме: Соседи
В телепрограмме «Реальная политика», вышедшей в эфир 10 февраля на телеканале НТВ, ее автор Глеб Павловский огласил астрономические цифры. По его подсчетам, в белорусскую экономику за последние 15 лет направлено 80-85 миллиардов долларов «пожертвований российских пенсионеров». И после всего этого, сокрушался Павловский, Беларусь повернулась к России спиной…

Но еще обиднее профессору Высшей школы экономики, советнику руководителя Администрации российского президента то, что белорусский лидер о столь внушительных суммах не вспоминает: «Более того, он (Лукашенко) ясно говорит о том, что тех 5 миллиардов фактической помощи, которые оставил Путин в новой формуле расчета по энергоносителям и энерготранзитам для Беларуси, мало. И согласно буквально сказанному Лукашенко, Беларусь намерена «компенсировать» все, что потеряет от роста цен на российские нефть и газ». Между тем, говорит политолог, «известно, что рост цен определяется мировым рынком. Но теперь за рост цен на мировом рынке Лукашенко намерен прямо выставить счет России — еще на 5 миллиардов долларов плюс к тем пяти, которые Беларусь уже получает в виде скрытой помощи».

Белорусская же сторона настаивает: умом белорусско-российские отношения не понять и финансовым аршином не измерить. В интервью журналу «Союзное государство» председатель Палаты представителей Национального собрания Беларуси Владимир Коноплев заявил, что «никакие миллионы, миллиарды долларов, о которых говорят экономисты, не могут сравняться со значимостью человеческих, политических отношений».

При этом сам спикер нижней палаты парламента, по признанию, всегда был и будет оптимистом в оценке отношений с Россией. «Разногласия, которые у нас есть по всем известным энергетическим вопросам, не могут затормозить интеграционные процессы, — уверен он. — Хотя, надо признать, это создает определенную нервозность. Но я убежден: и России трудно без союзников, и Беларуси».

Коноплев размышляетПри этом Коноплев предостерег Россию от фальшивого расположения Запада: мол, на уме у него другое совсем. «Дружеские объятия и заверения в любви со стороны Запада существуют только на бумаге. А в реальности создаются скандалы, например, с плутонием, которые наносят удар по престижу России и ее руководства. Вот проявление их дружбы. А терять такого союзника, как Беларусь, где проживают миллионы россиян, просто неразумно».

Оценивая же перспективы европейского вектора для Беларуси, спикер, приняв во внимание ее географическое положение, отметил «совершенную обоснованность нашей многовекторной политики». Ни одна из стран Европы, по его словам, «никогда не была для Беларуси врагом или даже просто политическим соперником. Просто у нас есть много различий в экономической модели, модели гражданского общества. У них своя политика, у нас своя, и мерить одним ранжиром все страны неприемлемо». Владимир Коноплев убежден: «придет время, Европа откажется от любых ограничений по экономическим соображениям».

О планах Минска компенсировать те 5 миллиардов долларов, которые экономика потеряет от роста цен на российские нефть и газ президент Александр Лукашенко, напомним, объявил во время интервью агентству Рейтер. Руководствуясь принципом «рынок за рынок», Беларусь намерена предложить России заплатить за все оказываемые ей услуги. В их перечень президент включил транзит, военное сотрудничество, Калининград, полторы тысячи километров таможенной границы и охрану этой границы. «Все это дорого стоит», — сказал белорусский лидер. «Например, чтобы создать России вооруженные силы здесь, на западном направлении, чтобы они выполняли функции, которые сейчас выполняют белорусские вооруженные силы, России в нынешних ценах понадобилось бы 25 миллиардов долларов», — подсчитал глава государства (ранее в интервью газете «Завтра» он называл цифру 21 миллиард).

Он отметил, что «за транзит газа Польше Россия платит 4,5 миллиардов долларов, а нам только 300 миллионов. Только по газу, если взять польский вариант, мы можем компенсировать все наши потери». «Мы готовим соответствующие проекты соглашений, которые направим в ближайшее время России», — сообщил А. Лукашенко.

Что касается отношений с Европой, то, по его признанию, «плохо, что у нас декларированная многовекторная политика фактически состоялась как одновекторная. «В силу разных причин, в том числе объективных, мы допустили ошибку: мы летели на одном крыле. Мы в угоду России всегда были в одной лодке с ней. Мы никогда не поддавались на заманивания на ту сторону. Если бы мы проводили прозападную политику, здесь давно бы стояли натовские войска. Раньше, чем в другой стране, они были бы здесь. Однако мы всегда были с Россией», — заявил А. Лукашенко на состоявшейся 30 января встрече с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым.

Сегодня, убежден белорусский президент, «нам очень важно налаживать отношения с Западом. И конфликт (с Россией) — здесь не причина, не повод. Европа сейчас увидела: она, оказывается, тоже зависима от Беларуси. Потому что все артерии, особенно нефтяные, идут через Беларусь. Почти 80 миллионов тонн нефти мы качаем на Запад. Сотни миллионов тонн грузов по нашей территории идут туда и обратно. Европа по-новому оценила Беларусь. Возникла новая ситуация, и нам надо срочно диверсифицировать отношения».

Но при этом, по его словам, «мы всегда были и будем с русским народом. Вы хотите нас называть форпостом России на Западе — называйте. Мы от этого никогда не отказывались. Но это тоже чего-то стоит. Поэтому это досужие разговоры, мол, Лукашенко флиртует с Западом. Я просто предлагаю: давайте каменную стену разрушайте и будем разговаривать. Диверсификация отношений — это классическая вещь».

По мнению Глеба Павловского, «белорусский президент хочет поиграть в грузинского или даже в югославского президента Тито, лавировавшего между Москвой и Западом, набирая дешевых кредитов». Но во времена Тито, считает политолог, «существовал реальный конфликт, внутри которого маневрировала неприсоединившаяся Югославия. Для того, чтобы получить место для маневра, Лукашенко будет искусственно раздувать конфликт России и Евросоюза… И он пытается приучить белорусское общество к диверсионной тактике».

Но готова ли Европа поддержать Беларусь? Как пишет Inosmi.ru со ссылкой на влиятельный британский журнал «The Economist», внезапно возникший у Минска интерес к сближению с ЕС объясняется просто: Беларусь в отчаянном положении. «При таком состоянии энергетических отношений и угрозе, созданной белорусской экономике повышением цен на энергоносители, Лукашенко хочет, чтобы у него появились новые варианты, — отмечает издание. — Но невозможно представить, что он пойдет хотя бы на минимум политической открытости, которой требует ЕС. Вместо этого он выжидает, надеясь, что его последний гамбит гарантирует ему некоторые уступки Запада и усилит рычаги влияния на Россию — в ожидании более благоприятных обстоятельств после смены руководства этой страны в 2008 году. Он хочет, чтобы его российский коллега увидел, что лояльность Белоруссии не является безоговорочной, и что сила Белоруссии и ее перспективы заключаются в ее стратегическом положении транзитера энергоносителей. Однако он нисколько не готов к фундаментальной смене курса. На самом деле, он пытается изменить неудобный статус-кво, стремясь улучшить свое положение».

«Я хорошо знаю, чего хочет Запад от нас, — признавал и сам Александр Лукашенко. — Я хорошо знаю, как меня воспринимают на Западе. Дело не во мне — в моей политике, политике, проводимой в нашем государстве». «Вы должны быть уверены, что здесь отхода от векового исторического курса Беларуси (курса на единение с Россией — «Белорусские новости») не будет, особенно при мне», — заверял он Зюганова.

Как считает «The Economist», «даже умеренная политическая либерализация в Беларуси маловероятна. Это отчасти связано с самим характером системы. … Более того, Лукашенко, похоже, убежден в том, что белорусские трубопроводы дают ему важные рычаги влияния на ЕС (недавно он заявил, что гарантировать энергетическую безопасность в Европе невозможно без Белоруссии). Видя, что Запад готов к сотрудничеству с такими недемократическими странами, как Азербайджан и Казахстан без особых условий, он пытается добиться подобного отношения и к себе».

«Наконец, Лукашенко, скорее всего, не считает свою ситуацию совершенно безнадежной. Благодаря сделке, заключенной с Россией в середине января, на него оказывается меньшее давление, чем предполагалось ранее, а администрации Путина еще предстоит сформировать кандидата, который мог бы прийти ему на смену. Самое главное, что Лукашенко, по-видимому, надеется на то, что президент России, избранный в 2008 году, окажется более сговорчивым», — пишет британский журнал. И заключает: вопрос заключается в том, продержится ли так долго белорусская экономика.
Источник: Белорусские новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.