Результаты промежуточных выборов стали неожиданными для многих экспертов

Все новости по теме: Выборы-2007
Результаты мартовских промежуточных выборов в законодательные собрания четырнадцати субъектов Федерации были неожиданными не только для нашей либеральной и левой оппозиции, но и для многих экспертов.

Мало кто предполагал, что мартовские выборы для «Единой России» окажутся еще более успешными, чем октябрьские прошлого года. По отношению к октябрю «ЕР» прибавила полтора процента.

Я сам полагал, что вступление России в предвыборный, чреватый неожиданностями, период негативно скажется на настроении людей и тем самым на доверии к «партии власти». Я полагал, что характерное для грядущей смены власти возрастание неопределенности должно вызвать инстинктивное отторжение от нее, что негативно скажется на явке избирателей. Многие, даже симпатизирующие «ЕР», эксперты полагали, что ее инициативы по совершенствованию выборного законодательства не прибавили ей популярности в массах. Хотя, несомненно, накануне мартовских выборов «ЕР» много и эффективно поработала, и не только в эфире.

Но я бы при всем уважении к «ЕР», которую я воспринимаю не только как «партию стабильности», но и как «партию российских регионов», не связывал победу партии исключительно с ее заслугами или с ее активностью. За победами «ЕР» стоят куда более глубинные мотивы.

Надо понимать, что в самой идее «ЕР» как центристской партии, объединяющей вокруг себя состоявшихся, самодостаточных людей, есть нечто притягательное. Россия за девяностые годы устала от политиков-говорунов, политиков-бунтарей, стране сейчас нужны политики, умеющие делать дело. Если для левых и либералов «ЕР» является партией «бюрократов», то для простого человека, живущего в провинции, она является партией ответственных людей, которые на деле умеют хоть что-то изменить в лучшую сторону, чем-то помочь. Поэтому слоган «Единой России» - «Партия конкретных дел» - вполне удачен, он укладывается в ожидания и настроения людей.

Кстати, восприятие «ЕР» как партии конкретных дел, как партии людей власти играет громадную роль на региональных выборах. Избиратели голосуют не за абстрактную идею или абстрактные программы, а за уважаемых, известных людей, которые в законодательных собраниях принимают решения, имеющие к ним, избирателям, самое непосредственное отношение.

Структурное преимущество «ЕР» состоит в том, что она была создана в качестве лифта, который поднимал региональных, ранее неизвестных широкой публике политиков на федеральный уровень. В лице лидеров и депутатов «ЕР» Россия увидела в Москве своих людей. И это было хорошо.

Очевидно и то, что высокая, противоречащая всем прогнозам явка на выборах является выражением доверия лично президенту, поддержкой его курса. Конечно, можно в угоду своим пристрастиям или каким-то другим соображениям называть эти мартовские выборы «недемократическими». Но любой честный, не утративший здравого смысла наблюдатель не может не видеть, что более 40 процентов избирателей в 14 регионах России сами, по доброй воле, пошли на выборы и сами, без всякого принуждения, почти каждый второй, 44 процента, проголосовали за партию власти, за «ЕР».

И ведь страшная правда для наших правозащитников состоит в том, что, если бы «Яблоко» и СПС автоматически, по указанию сверху, зарегистрировались во всех регионах, где проходили выборы, они бы все равно в большинстве случаев не преодолели семипроцентный барьер. Народ не голосует за тех, кто люб нашим правозащитникам.

Конечно, можно, как наши либералы и некоторые правозащитники, пожурить русского избирателя за «неискорененный патернализм», за привычку доверять свою судьбу и свой выбор власти. Но меня удивляет, почему нынешние критики Кремля не видели всех этих «слабостей русского человека», когда он голосовал, к примеру, за «Демократическую Россию» начала девяностых или пусть с натягом проголосовал за Ельцина в июне 1996 года.

Пусть, как заявляют некоторые эксперты, и «ЕР», и «Справедливая Россия» были созданы Кремлем. Но вопрос не в том, кем они были созданы, а в том, почему избиратель активно поддержал эти партии, нашел в них выразителей своих интересов. «Другая Россия» Касьянова тоже не создавалась народом. Она создавалась сверху, но уже при помощи «вашингтонского обкома партии». А народ, как выясняется, не хочет «Другой России» ни в каком виде.

Думаю, что для того, чтобы понять причины успеха власти на мартовских выборах, надо посмотреть на данную проблему шире, выходя за узкие партийные рамки. Сами по себе наши партии – это символы различных настроений.

Скорее всего, люди пришли на эти выборы, чтобы внести свой вклад в удержание с трудом восстановленной стабильности в стране. Сработал нормальный инстинкт самосохранения. На рост неопределенности, вызванный всеми этими разговорами о «преемниках», люди ответили простой, нормальной консолидацией вокруг той партии власти, «которая есть». Их сейчас мало волнует та партия, «которая будет».

И вот этого, на мой взгляд, элементарного расчета и здравого смысла простого избирателя не понимают ни наша либеральная оппозиция, ни Запад. Ну не хочет простой человек рисковать тем, что у него есть, чтобы, к примеру, не совсем уравновешенный шахматист мог «порулить» в России.

Простым людям в российской провинции, в отличие от различного рода правозащитников, не на что рассчитывать, кроме своей, российской, нынешней власти. Они на своем опыте, опыте наших «демократических реформ» убедились, что революции и различного рода сокрушительные перемены ни к чему хорошему не ведут. И нет их вины в том, что они боятся перемен и не хотят, чтобы Путин ушел. В этом повинны те, кто, называя себя «демократом», на десятилетия отбил у простого избирателя вкус к радикальным реформам.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.