Литва противится заключению транзитного соглашения по Калининграду

Все новости по теме: Калининградский транзит
В последнее время проблема Калининградского транзита практически стала ключевой в отношениях между Россией и Литвой. Более того, стараниями литовской стороны она превратилась в весьма важный аспект и общих взаимоотношений между Москвой и руководством Единой Европы.

Не случайно российский премьер-министр Михаил Фрадков в ходе своей недавней рабочей поездки в Гаагу заявил о том, что Россия не удовлетворена реализацией договоренности между Россией и ЕС по Калининградскому транзиту, как, впрочем, и вопросу нацменьшинств в странах Балтии. По словам Фрадкова, "сейчас нас не устраивает ход выполнения договоренностей по Калининградскому транзиту и по странам Балтии".

Отвечая же на вопрос журналистов о степени готовности разрекламированного проекта Европейской Комиссии – скоростного поезда из Калининграда через территорию Литвы – премьер-министр России ответил, что не чувствует взаимопонимания в этом вопросе. Он сообщил, что даже технико-экономическое обоснование указанного проекта пришло в Москву с опозданием на два месяца. Завершил же он эту тему риторическим вопросом: "Зачем нужен скоростной поезд, если его будут тормозить на каждом шагу?".

Действительно, ситуация с транзитом через Литву не может не вызывать у российской стороны вопросов. В сентябре с.г. российские и литовские железные дороги оказались на пороге тарифной войны. "Литовские железные дороги" (LtG) неожиданно резко повысили тарифы на транзит в Калининград нефти и черных металлов. В результате цены на бензин в Калининградской области, и без того самые высокие в России, выросли минимум на 7 процентов. Кроме того, порты российского анклава на Балтике начали терять значительную часть грузов и нести убытки.

При этом в Литве практически не скрывали, что добиваются от России снижения цен на перевозки в литовские порты. Глава литовского транспортного ведомства Валериус Пономаревас, комментируя решение LtG поднять тарифы на транзит металлов и нефти, прямо заявил: "Мы обязаны заботиться об эффективной работе Клайпедского порта". Он также утверждал, что с российской стороны уже существует некая "тарифная дискриминация" в отношении портов Литвы, из-за чего стоимость перевозок некоторых грузов в Калининград якобы ниже, чем в литовские порты. Правда, в чем же конкретно выражается эта дискриминация, литовский чиновник не указал.

Известно, что тариф на перевозку по железным дорогам экспортной нефти или зерна в порт действительно ниже, чем при перевозках через сухопутные пограничные переходы. Основной же грузопоток в Калининградскую область идет через погранпереходы на литовской границе. Такое положение привело к увеличению тарифов на перевозки на 60% и поставило целлюлозно-бумажную промышленность и зерновой элеватор Калининградского порта на грань банкротства.

Повышение тарифов на транзит нефти грозит анклаву и его портам новыми потерями. Начальник управления экономики Калининградской области Виталий Жданов сообщил российским "Известиям", что в области ожидают значительного роста цен на нефтепродукты. При этом цена на топливо в регионе и так самая высокая в России, литр дизельного топлива, например, стоит 12 рублей.

Известно, что Литва уже не впервые ужесточает правила транзита грузов в Калининград через свою территорию. С 1 мая, когда Литва стала членом Евросоюза, на ее территории стали действовать новые правила фитосанитарного и ветеринарного контроля и запреты на перевозки некоторых видов минеральных удобрений. На 25% повысились ставки оплаты за ветеринарный контроль транзитных грузов, увеличились до трех суток нормативы простоя грузовых поездов на погранпереходах и т.д.

Представители работающих в Калининграде российских транспортных компаний считают, что Литва решила откровенно попытаться переориентировать грузопоток в сторону своего порта в Клайпеде. Впрочем, российские перевозчики уверены, что их грузы Литва все равно не получит. Все, что могут добиться литовские чиновники, так это снижение грузопотока на калининградском направлении.

Ведь в этом случае грузы, направлявшиеся через калининградские порты в Европу, будут перерабатываться в Санкт-Петербурге или Выборге, но только не в Литве. По оценке администрации Калининградской области, транспортная изоляция региона только в 2003 году обошлась ему в 240 млн. долларов дополнительных расходов. С учетом же повышения цен на бензин эти расходы как минимум удвоятся.

Между тем, Литва упорно не желает идти на компромисс и утверждает, что "не намерена подписывать с Россией специальное соглашение по Калининградскому транзиту". Как заявил в начале октября глава литовского МИД Антанас Валиониляют, Литва "не станет страной-исключением в рамках Евросоюза по проблеме Калининградского транзита". Министр также отверг "утверждения российской стороны, что после вступления Литвы в ЕС условия транзита через территорию республики ухудшились, и потоки грузов в Калининград уменьшились".

По его словам, Москва "вновь возвращается к своим прежним требованиям на предмет заключения отдельного соглашения с Вильнюсом о пассажирском и грузовом транзите в Калининград и обратно". По мнению же литовской стороны, этот транзит "действует нормально". Однако, по словам министра Валиониляюта, в Литве "обсудят некоторые новые предложения России по этой проблеме". В сентябре с.г. по распоряжению литовского премьера Альгирдаса Бразаускаса была даже создана специальная рабочая группа, которая должна проанализировать действующие правовые акты и все вопросы, связанные с транзитом.

Между тем, отголоски российско-литовской транзитной "войны" все более явно сказываются и на ходе сотрудничества между Россией и Евросоюзом. Представители России заявили, что вопрос Калининградского транзита и поведения в нем молодого члена ЕС – Литвы будет одним из ключевых на готовящемся саммите Россия-Европа.

В то же время авторитетные эксперты полагают, что в складывающихся условиях одним из главных путей стимулирования сотрудничества России и ЕС могла бы стать активизация многостороннего взаимодействия в регионе Балтийского моря в рамках проекта "Балтийское измерение". Помимо скандинавских стран, Польши, Латвии, Литвы и Эстонии, активную роль здесь вполне может сыграть и Германия. Проект предполагает широкое взаимодействие существующих и создание новых институтов стран Балтийского моря в сферах экономики, политики, безопасности, науки, культуры и образования.

Сотрудничество Евросоюза с Россией в рамках "Балтийского измерения" предполагает развитие не только приграничных связей, но и торгово-экономические проекты, выходящие далеко за границы региона, а также активное участие российского бизнеса в экономике стран региона. Есть мнение, что "Балтийское измерение" может активно способствовать и выходу из тупика в решении проблемы Калининградской области.

Калининградская проблема, как известно, в свое время была названа президентом Владимиром Путиным среди основных приоритетов его политического курса. Для разработки программы комплексного развития области, занимающей ныне 47-е место среди регионов России по темпам экономического развития, была создана специальная экспертная группа. Предлагается мягкое "перепрофилирование" экономики региона, прежде всего, на экспортоориентированные производства, освобождение крупных инвесторов от налогов и ряд других мер с целью превратить регион в "точку роста".

В формате "Балтийского измерения" для Калининградской области вполне возможны новые эффективные управленческие, хозяйственные и инвестиционные решения, позволяющие выровнять положение в области, что соответствует интересам как России, так и стран всего региона. В этой связи принципиальным моментом функционирования предлагаемой модели является согласование вопросов экономической политики по Калининградской области с Евросоюзом.

Однако пока позиция Литвы в вопросе Калининградского транзита явно тормозит все усилия по выводу отношений между РФ и Единой Европой на новый уровень и даже ставит под вопрос перспективы создания Общего европейского экономического пространства с участием России.
Источник: Портал "Соотечественники"

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.