Новый глава горсовета Андрей Кропоткин: я абсолютно ничего не знаю про бизнес депутатов

Андрей Кропоткин
Андрей Кропоткин, в июне 2013 года заменивший на посту председателя горсовета Калининграда Александра Пятикопа, рассказал в интервью «Новому Калининграду.Ru» о том, как пришёл в большой бизнес, почему его дети живут в Испании и что он думает о том, что в горсовете практически нет обычных людей «из народа».

— Андрей Михайлович, в свете последних тенденций первый вопрос о том, где живёт ваша семья, есть ли у вас счета за рубежом?

— У меня нет зарубежной недвижимости и счетов, мне абсолютно нечего скрывать. У меня четверо детей. Старшая дочь в этом году на отлично закончила БФУ им. И. Канта по специальности «Менеджмент». Сейчас она подыскивает себе работу. Двое сыновей 16 и 6 лет вместе со своей мамой живут в Испании, в Барселоне. Оба занимаются теннисом. Моя бывшая жена оставила здесь все и переехала вместе с детьми туда. Они сняли там дом, и будут жить там, пока старший сын не закончит теннисную академию. После все хотят вернуться в Калининград. Младшая дочь, которой 4 года, живет здесь, в Калининграде.

— Почему ваш сын учится в Испании?

— С 7 до 12 лет он занимался в Калининграде у нашего знаменитого тренера Валерия Фёдоровича Шкляра. Но пришло время, когда стал необходим больший опыт, более квалифицированные тренеры и инфраструктура. К сожалению, встал вопрос о переезде. Как вариант рассматривали Москву, но, поверьте мне, по деньгам там намного дороже чем в той же Испании. Плюс испанский теннис на свежем воздухе, там больше солнечных дней, поэтому была выбрана именно Испания. А здесь, к сожалению, на сегодняшний день инфраструктуры для большого тенниса нет вообще.

— Несколько лет назад я писала в газете «Страна Калининград» статью про большой теннис в Калининграде, называлась она «Большой теннис отправили в забвение». Вы знаете, что у нас в городе нет ни одного открытого муниципального корта, а закрытые корты на Литовском вале, которые были в муниципальной собственности, передали компании, близкой, кстати, одному из депутатов горсовета Олегу Павловичу Шкилю, сейчас там идёт ремонт и периодически горсовет решает вопросы о льготной аренде помещений.

— На сегодняшний момент я, честно говоря, даже не в курсе насчёт этого, никогда там не был. Мы занимались на кортах «Спартака», а зимой арендовали корты на ул. Химической.

— У нас есть целая детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва по большому теннису, у которой нет собственных кортов, тренеры вынуждены искать в городе места, где можно арендовать залы.

— Это действительно серьёзный вопрос, и я после нашего разговора наведу справки, поговорю с Олегом Павловичем. Я обязательно разберусь в этом вопросе, я обещаю. Для меня спорт — на первом месте, потому что я сам веду здоровый образ жизни, и для меня здоровая нация — это на самом деле важно.

— Каким спортом занимаетесь?

— Любым. Люблю все, что связано с мячом. Теннис, футбол, баскетбол, волейбол, сквош, гольф. Теннис малый и большой.

— Получается, что вы каким-то конкретным видом не увлекаетесь, а всем по чуть-чуть?

— Хорошо играю в настольный теннис, я шесть лет им занимался. С первого по шестой классы школы. Два года назад начал увлекаться большим теннисом. У нас тесные отношения с Валерием Фёдоровичем Шкляром, потому что пять лет он сына моего тренировал. Но вы знаете, что чтобы сделать спортсмена, нужны изменения, больше практики и конкурентная среда, в которой можно расти.

— Да, сегодня получается, что у нас большой теннис — только для детей состоятельных людей.

— К огромному сожалению. И я уже разговаривал с главой города на эту тему, нужно добиться, чтобы у нас был большой крытый муниципальный теннисный стадион хотя бы на корта четыре. Чтобы были детские группы, и была возможность выбирать талантливых детей. Тем более, знаменитый теннисист Александр Волков сейчас здесь, он действительно «в струе», сам горит. Я с ним очень часто общаюсь, и он в идеальной форме. Молодец. Я за него радуюсь, и у него глаза горят.

— Смотрю, сейчас повальное увлечение у политиков и бизнесменов большим теннисом. Встречаются на кортах, ведут переговоры там.

— Ну… Мне кажется, неплохое времяпрепровождение. Лучше, чем в какой-нибудь бане, сауне или за столом. Мне кажется, спорт объединяет.

kropotkin_int_1.jpg

— Кстати, насчёт стола. Депутатов горсовета частенько видят в кафе «Ла Плас» на первом этаже здания мэрии. И вас там видели тоже.

— Оно рядом просто. Спустился — и уже там. Удобно.

— Но депутатов видят там иногда и в рабочее время. С чем это связано? Планируете ли вы всё же в кабинеты перемещаться обсуждать вопросы?

— Я уже здесь, в кабинете. Вы меня здесь можете увидеть намного чаще. Раньше — да, бывал там.

— Почему?

— Потому что имел отношение к ресторанной сети, а потом отдал операционную деятельность управляющей компании.

— Вы собственник ресторанной сети, в которую входит «Ла Плас»?

— Нет, я имею отношение концептуальное, а собственник ресторанов — моя семья. В 2010 году от операционной деятельности я полностью ушёл.

— Я правильно понимаю, что вы в последнее время, ещё до того, как стали председателем горсовета, начали просто почивать на ранее достигнутых успехах в бизнесе?

— Да. У меня есть официальная декларация, сколько за свою определённую трудовую деятельность я заработал. Что касается бизнеса, то моя последняя выбранная в 2010 году стратегия — все средства пускать только на развитие бизнеса, не оставляя себе никаких дивидендов. Я считаю, это нормально. Два года последних я занимаюсь только депутатской деятельностью. Собственно говоря, почему я и согласился, на самом деле, продолжать заниматься городом. Потому что почувствовал в себе силы и желание сделать что-то, не связанное с бизнесом.

— Вам, кстати, оклад положен из бюджета немаленький — как у мэра. Что делаете с зарплатой?

— Вы знаете, я его ещё даже не получал. Да, наверное, будет какой-то оклад. Я, честно говоря, ещё не задумывался, на что расходовать эти деньги. Возможно, на какой-нибудь детский дом, какую-нибудь детскую площадку в детской больнице. Сейчас я планирую сделать за собственные средства какой-нибудь сквер в городе, показать бизнесменам, что коли они здесь делают бизнес, то нужно что-то сделать и для города.

— У вас хорошие собственные доходы?

— Были неплохие. У меня достаточно средств, чтобы жить. Поэтому я и решил тратить деньги таким образом. Сейчас хочу сделать ревизию всех брошенных скверов в Калининграде. Сделать проекты, разработать план их реализации. Так как сейчас денег в городе ни на что не хватает, попробую обратиться к бизнесу, к людям, которые действительно хотят оставить какой-то след в этом городе. Я уже провёл переговоры с ещё двумя бизнесменами. Они не против. Начну с себя. Своим примером покажу.

— У нас принято, что бизнес меценатствует в плане строительства церквей. Вы не планируете в церковь вкладываться, считаете, что скверы важнее?

— Можно вкладываться в больницы, в скверы, в церкви. У кого как душа лежит. Я верующий человек, абсолютно. Но я считаю, что скверы тоже нужны городу.

— Пресс-служба горсовета сообщала как-то, что вы вкладываете в объекты у вас в округе собственные деньги. Речь идёт именно о ваших собственных доходах или так называемом «депутатском фонде» из бюджета города, которые имеет каждый депутат горсовета?

— Да, зачастую и личные. Смотря что вы имеете в виду. Было много сделано. Но помимо депутатского фонда я вкладываю и личные деньги. У нас есть целая программа по меценатству.

— Вы руководили компанией «Тута Строй», которая строила ТЦ «Плаза». Как вы попали в строительный бизнес, ведь тогда вы были ещё весьма молодым человеком?

— Первый дом в своей жизни я построил в 1995 году. Мне было тогда 24 года. Это был собственный дом, я его строил сам своими руками. Построил и продал. После этого в 1999 году мне предложили построить объект. У знакомых была земля на улице Ермака, где Центробанк. И я согласился, хотя знаний ещё было мало, но я параллельно поступил в Градостроительный колледж. Учился и параллельно строил. Денег тогда не было, поэтому даже, если сказать по правде, платить зарплату строителям не из чего было. Тяжелое было время. Этот дом дался мне очень тяжело, но опыт, который я приобрел, дал мне серьёзный задел вперед на будущее.

— Жилой дом на ул. Ермака? Тот самый элитный, в котором затем жил бывший начальник УВД Сергей Кириченко?

— Да. В 2001 году я его сдал уже в эксплуатацию.

— Какие у вас интересные друзья, которые имели участок в таком районе и предлагали строить такие дома.

— Обычные партнеры.

— А чем вы занимались с 1995-го по 1999-й?

— Не помню, в 95-ом или в 96-ом я ещё работал менеджером в компании «Электрик Плаза», это было совместное предприятие «Хитачи», в него входили Хабаровск, Владивосток. Я даже в Токио был на учёбе, меня компания отправляла.

— Вот, вы работаете менеджером, потом ваши друзья предлагают вам построить дом?

— Нет, у меня ещё была фирма «Фотодизайн». У нас в «Электрик Плазе» была первая в городе фотомашина, я насмотрелся, нашёл инвесторов и открыл сеть фотомагазинов с лабораториями. Сам организовал, взял на себя обязательства вести этот бизнес до того, пока не будет окупаемости проекта. Полная окупаемость проекта произошла за 2 года.

— При этом у вас не было до этого никакого специального образования? Только школа и армия, так?

— Да, но я считаю, что должно быть желание человека. И знаете, с 30 лет и по сей день я занимаюсь своим образованием.

— Но получается, что бизнесом вы занялись, основываясь на интуиции?

— На самом деле, бизнесом я начал заниматься, как только пришёл из армии. В 1989 году поступил в мореходное училище, потом в 1991 году у меня родилась дочка. Развал Советского Союза, кушать нечего, нужно было что-то делать. Я занял денег и поехал в Грузию покупать машину на продажу. Кто-то где-то сказал, и я услышал, что в Грузии машины дешевле. Мне был 21 год тогда. Получил права и через полгода после этого уехал. Это был сумасшедший поступок. Сейчас, конечно, я бы не поехал. Но тогда вот был молодой… Да, услышал, что там машины дешевле, и если привезти в нашу зону, можно будет продать подороже. Я съездил. Правда, во время первой поездки добирался до Калининграда 11 дней, родители уже свечки ставили. То есть я просто исчез на 11 дней. Была очень тяжёлая дорога, первый раз в жизни… Но я добрался. Поехал второй раз тоже удачно. А в третий уже война там началась, я приехал и успел только на последний самолёт. На этом машинный бизнес закончился.

kropotkin_int_2.jpg

— «Тута Строй» какое сейчас имеет к вам отношение? Такое же, как и «Тута Групп»?

— Да. Операционной деятельностью я не занимаюсь уже два года. Я создал хорошую компанию, люблю вкладывать в людей не только знания, но и собственную душу и опыт. Я вложил какие-то качества те, которые для меня близки. Знаете, это как какая-то семейственность. Поэтому я верю в то, что если всё правильно выстроить и хорошо относиться к людям, то можно выполнять любые задачи, и необязательно самому этим заниматься, потому что люди ценят, когда им доверяют и дают возможность реализоваться. Когда людям начинают запрещать что-то делать, тогда у них и желания никого нет. А когда определяешь чёткую задачу… Когда даёшь человеку получить кайф от того, что он сделал это сам, чтобы он ответил за свой результат… Но это же прекрасно, поэтому я и выбрал эту стратегию.

— Со стороны верится с трудом, что простой калининградский парень сделал бизнес — и построил «Плазу», и получил сеть ресторанов, и всё это самостоятельно.

— Да, «Плазу» строили на кредитные средства. У меня был партнер, Михаил Печерский, он сейчас в Москве. Мы дружим с ним с 1991 года и по сей день.

— Его отец, Борис Печерский, руководитель группы компаний «Айсберг», имел какое-то отношение к вашему бизнесу?

— Нет, абсолютно никакого. Это был наш собственный проект.

— Большая часть депутатов горсовета — бизнесмены, которые имеют отношение к бизнесу рекламному, перевозкам, строительному бизнесу. В том числе и имеющая к вам отношение компания «Тута Строй» ведёт строительство в Центральном районе, где планируется малоэтажная застройка…

— Я считаю, что город должен развиваться. У нас недавно была встреча в правительстве области, было рабочее совещание у Рольбинова (вице-премьер регионального правительства Александр Рольбинов — прим. «Нового Калининграда.Ru»). И на совещании мы, горсовет, подняли вопрос о телевизионном поле на Советском проспекте, 184. Эту тему ещё Александр Пятикоп инициировал год назад. Город уже развивается в эту сторону, а поле до сих пор «фонит». Для меня самое важное, что у нас по генплану там, где бывшее КВАТУ, строительство детского сада и школы. Поэтому нужно провести чёткие правильные исследования на всех уровнях, чтобы быть уверенными в том, что поле не влияет на здоровье человека. И мы договорились, что сейчас создаём рабочую группу. Сейчас будет в ней представитель администрации, санэпидемстанции, представитель депутата, чтобы нас не обманули. Будут представители связи. Сегодняшнее оборудование, которое есть, оно является уникальным — говорят, что всего в 6 регионах есть. Поэтому мы можем чётко снять все параметры, провести исследования. Вы видели, какой микрорайон там уже отстроен? Я их немного встряхнул на совещании и сказал: «Нельзя жить вчерашним днём. Город всё равно будет развиваться!». Покажите мне любой город, где в центре такое огромное радиолокационное поле. Я не видел давным-давно, их все выносят за пределы городов. И торговые центры, кстати, тоже выносят.

— Андрей Михайлович, а зачем вы стали говорить про поле, когда я спросила про застройку?

— Вы сказали, что там какая-то малоэтажная застройка, а я вам хочу сказать, что город развивается в ту сторону, и там микрорайон высокоэтажный.

— Разве имеющая к вам отношение компания строит не в районе Красносельской?

— Нет, вы путаете, я к тому микрорайону вообще никакого отношения не имею. Я думал, что вы говорите про Советский проспект. У нас там тоже есть застройка, там, где ТЦ «Вестер», жилой комплекс «Вертикаль».

— Как вы относитесь к тому, что в горсовете практически нет простых людей, за исключением разве что депутата Виктора Трофимова и теперь Александра Ивановича Пятикопа.

— Если горожане избирают кого-то, они делегируют этому человеку свои полномочия, возлагают надежды, что у них что-то изменится в жизни. Это первое. Второе: я не вижу большой разницы в том, кто выполняет поручения жителей этого района. Главное, чтобы они выполнялись. Пусть это будет Трофимов, Коняев, Кропоткин, Шкиль — разницы нет никакой. Если бизнесмен пришёл, как вы говорите из бизнеса <…> Как минимум, этот человек уже что-то в своей жизни сделал. Как минимум, он знает, как дойти от точки А до точки Б. Я Виктора Дмитриевича Трофимова очень уважаю. Мы с ним сели, пообщались. Обалденный, компетентный человек, на самом деле, воспитал тысячи офицеров, очень разумные вещи говорит. Зря мой предшественник его не слышал. И мы договорились, что совместно будем идти вперёд.

— Например?

— Во-первых, надо слышать людей. Мне понравилось его изречение, я его даже запомнил. Он его назвал «Три В»: взаимопонимание, взаимопомощь и взаимоуважение. Вроде бы мы понимаем эти три вещи, но не всегда к ним обращаемся. И в связи с тем, что у нас в округах бывают проблемы, которые стоят денег, взаимопомощь между депутатами должна быть, и они должны друг другу помогать. Потому что город же у нас один, и люди же не виноваты, что они живут в том или ином районе, Трофимов у них депутат или ещё кто-то.

— У Виктора Трофимова также есть депутатский фонд?

— Обязательно, конечно. У всех всё одинаково.

— В чём тогда будет выражаться взаимопомощь? Другие депутаты готовы будут отдавать ему свои личные деньги?

— Помощь может быть различная — могут быть связи, может ещё что-то. Главное, чтобы дело делалось для людей, чтобы они лучше жили. Это самая главная задача. И у нас сейчас такая плодотворная, конструктивная работа. Я немного поменял отношения внутри, и каждый из депутатов сейчас наверняка ощущает то, что он действительно является частицей коллективного органа.

— Знаете, многие жители города и, в частности, наши пользователи, которые хорошо разбираются в политике, некоторых городских депутатов вообще не знают.

— Я попытаюсь в ближайшее время всё это изменить. Каждый депутат, хочет он этого или не хочет, будет заниматься ещё и общественной работой Не сможет — будем помогать все вместе.

kropotkin_int_3.jpg

— По поводу того, что депутаты пришли из бизнеса. Последние опросы ВЦИОМ показали, что большая часть россиян считает российских бизнесменов успешными, но непорядочными людьми. Что бизнесом в нашей стране могут заниматься только те, кто умеет обманывать, исхитряться, обходить закон.

— Абсолютно неправда. При наших законах можно нормально жить, если будут позволять образование, стремления, желания, идеи, инновации… Не надо жить 90-ми годами, когда всё было просто и наблюдался постоянный рост. Сейчас конкуренция, сейчас очень интересное время, на самом деле. Я вообще считаю, что бизнес в нашей стране начал развиваться с 2008 года. До этого всё шло как-то вверх, и все думали, что всё будет одинаково. Нет, ничего постоянного в этом жизни не бывает, и нужно изменяться, причём начинать с себя.

— И всё же есть у некоторых жителей города ощущение, что бизнесмены идут в депутаты, чтобы решать свои проблемы. Те же самые проблемы с застройкой территории. Или когда поднимали налог на вменённый доход. Рекламному бизнесу его увеличивать не стали, автоперевозчикам оставили на прежнем уровне. При этом мы прекрасно знаем, что есть Сергей Донских, Владимир Савенко, которые имеют отношение к перевозкам, а также Андрей Шумилин и Олег Шкиль, которые имеют отношение к рекламному бизнесу.

— Я абсолютно не знаю ничего про их бизнес. Я знаю их как депутатов. И как депутаты они могут принести огромную пользу для нашего города, и они её приносят. Вот, три недели назад мы были в Московском районе в округе Олега Павловича Шкиля на открытии детской площадки стоимостью 6 млн рублей. На самом деле это дорогостоящая площадка. Но благодаря жителям, благодаря самому депутату этот проект ввели в эксплуатацию.

— Но он за счёт бюджета был реализован?

— Естественно. Но в бюджете ведь денег заложено не было, их надо было тоже добиться. Часть средств была из личного депутатского фонда Олега Павловича. А как один из вариантов, эту площадку можно было отдать под застройку. Действительно, идеально подходит, район особняков. Но там сделали огромную площадку, многофункциональную, и подростки, дети там могут заниматься спортом. Если мы сейчас во всех таких густонаселённых районах, будем делать такие площадки, то я думаю, что это шаг вперёд. У подростков появится возможность заниматься спортом, а не всякой ерундой.

— Вопрос про Сергея Донских, который в свободное от депутатской работы время руководит группой компаний «Балтавтолайн». Он в горсовете возглавил комиссию по организации дорожного движения. Вы не опасаетесь, что с таким руководителем мы не дождёмся модернизации, и на дорогах будут одни старые автобусы?

— Этого не получится однозначно. Потому что мы не просто говорим, что мы европейский город, а мы действительно хотим меняться. К 17–18 году мы хотим, чтобы наши перевозки имели полностью европейский вид. То есть, это должно быть планомерно, постоянно.

— Может быть, Сергею Леонидовичу Донских стоит начать со своей компании и показать всем пример?

— Будет общая стратегия развития транспортных перевозок, и каждый перевозчик, хочет он того или нет, должен будет работать в этих рамках.

— В кулуарах постоянно говорят, что у вас в горсовете действуют разные группы — сторонники Александра Ярошука, сторонники Олега Шкиля

— Может быть, раньше и было какое-то недопонимание, но сейчас этого нет. Когда задачи чёткие и понятные, что нужно сделать для города, мы все идём вместе. У нас сейчас действительно полное понимание и действительно коллективный орган. Важные для города задачи мы решаем коллегиально.

— Кто коллегиально решал, что именно вы станете председателем горсовета? Все собирались и решали? Как это происходило? 25 человек обсуждали: «Может быть, я?»

— «Может быть, он. А может быть, нет». Во всём же должна быть какая-то разумность.

— Несколько слов о «палаточниках». Представители Федерации малого и среднего бизнеса остались не очень довольны тем Положением о нестационарных торговых объектах, которое депутаты приняли.

— Мы же тут все пожимали руки, все были довольны. И если кто-то остался недоволен, у меня, честно говоря, это вызывает недоумение. Потому что я здесь собрал и сказал, что исполнительная власть была против, давали всего 10% на увеличение площади, то есть если 9 квадратных метров, то можно было расширить до 9,9 квадратных метров. Я убедил исполнительную власть, что это наша активная часть населения, малый бизнес. А фундамент для нормального города — малый и средний бизнес, и его ни в коем случае нельзя обижать. Нужно делать площадку для него и помогать ему развиваться, потому что на самом деле он является главным донором для бюджета. И чем больше у нас будет малого бизнеса, тем будет лучше. Но вы тоже должны понять, что власть делает всё правильно, когда есть какой-то план, система. Но если идет хаос, это тоже неправильно. Кроме малого бизнеса, есть население, которое не имеет отношения к палаткам, и кого-то это раздражает. Давайте мы всё же примем какое-то сбалансированное решение. На сегодня оно уравновешенное. Давайте примем и пойдём все вместе вперёд. Город даёт какие-то архитектурные виды, разработанные совместно с производителями, чтобы не было там сложностей каких-то в изготовлении. А власть даёт им расширение с 9 квадратных метров до 20 метров, чуть ли не в 2 раза. Но мы тоже должны понять, что мы это даём людям, которые даже не имеют оформленной земли. У многих палатки за «красными линиями», находятся в общественных зонах, это ведь тоже надо понимать. Некоторым это не нравится, особенно там, где палатки внутри дворов. По закону нельзя торговать алкоголем, а они торгуют. И когда собирается там выпивающая молодежь, которая там полночи развлекается. Это кому-то нравится разве? Особенно тем, кто там живёт и хочет отдохнуть после работы? Или родителям, у которых дети вечером приходят, и родители элементарно боятся за них. Так давайте уважать друг друга, с двух сторон идти, всем вместе. Но постоянно говорить, что власть плохая — это неконструктивно уже получается. Понятно, что эта проблема будет всегда. Всегда нужно идти на какие-то изменения. Но это должно быть конструктивно, а не вот так вот: «Нет, все плохие, нас обижают». Почему обижают, почему плохие? То, что мы хотим привести город в порядок, это плохо разве?

— Как насчёт ваших дальнейших амбиций?

— У меня амбиции здесь работать.

— А мэром, губернатором?

— У меня есть здесь работа, и я хочу заниматься этой работой, которая у меня есть. Больше ничем. Здесь очень много работы, на самом деле.

— Вы впервые работаете в таком большом кабинете?

— Да, впервые. Но у меня здесь ничего нет. Видите — вот только чемоданчик взял. И я за власть не держусь, для меня это просто работа. Но работа мне нравится, потому что вижу, что можно что-то сделать. Не всё так плохо, как люди говорят. Можно и поменять, и сделать.

— Я услышала, что вы лично хотите сделать сквер. А с точки зрения руководителя представительного органа городской власти, что бы вы поменяли?

— У нас сейчас начнётся с сентября работа по бюджету, будут расписаны все программы. Я считаю, что обязательно нужно заняться программой «Безопасный город», у нас на улицах должны стоять видеокамеры. Безопасность города и граждан наших — это одно из самых важных. Мы очень отстали в этом направлении, вот реально. В парке Калинина… Я просто там жил на ул. Колоскова раньше. Знаете, там, где ледовый дворец, заброшенная площадка есть. В 80-е годы там был целый автогородок, а сейчас собираются люди, которые выпивают. Я считаю, что нужно возродить эту площадку, сделать автогородок, как в парке «Юность». Такие площадки должны быть локально расположены во всех районах города. Не поедут люди в парк «Юность» из Центрального, Балтийского района, чтобы обучать детей правилам дорожного движения. Поэтому я хочу выйти с инициативой. Есть у нас больших парков 6, значит, должна быть в каждом такая зона. Если мы спасём хоть одну жизнь детскую, то мы уже не зря всё это делаем. А всё это можно сделать, главное желание.

— Пока у вас достаточно конкретные предложения, ничего такого глобального?

— Глобальное зависит от денег, вы же понимаете. Конечно, очень хочется сделать центр города там, где Дом Советов. И мы очень хотим там что-то сделать к 2018 году, чтобы это был действительно настоящий центр города. Можно подтянуть инвесторов, государство подтянуть. Но нужно, чтобы у нас был свой центр города.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — Виталий НЕВАР

Комментарии к новости

После футбола

Корреспондент Оксана Ошевская — об ожидаемых и непредвиденных итогах ЧМ.