«Нельзя игнорировать зверства»: калининградские активисты о «московском деле»

Согласованная акция в поддержку политзаключенных и независимых кандидатов в Мосгордуму. Калининград, 10 августа
Все новости по теме: Акции протеста

В среду, 25 сентября, в Калининграде начали судить пикетчиков, которые 3 августа вышли в поддержку фигурантов «московского дела». Участники акции говорят, что она состояла из серии одиночных пикетов, однако в полиции посчитали, что мероприятие носило массовый и организованный характер. Теперь им грозят штрафы и административные аресты. «Новый Калининград» поговорил с активистами о том, почему их волнуют московские события, способны ли митинги повлиять на власть и чего они ожидают от судебных процессов.

Евгения Федулова, 43 года, дизайнер интерьеров:

— В марте 2017 года я случайно увидела на ютьюбе видео о митингах против коррупции, прошедших по всей России. Это меня поразило. Тогда я узнала об Алексее Навальном, стала волонтером его штаба, начала интересоваться политической ситуацией в стране и участвовать в акциях — чтобы выразить свою гражданскую позицию. В 2018 году меня впервые привлекли к административной ответственности за расклеивание листовок, призывающих к бойкоту президентских выборов.

Как и многих других, меня возмутила ситуация с недопуском независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму в Москве. И еще больше возмутило избиение людей, вышедших на мирные протесты по этому поводу. Да и не только их, но и случайных людей. Например, дизайнера [Константина Коновалова], который совершал пробежку за три часа до начала митинга. Полицейские сломали человеку ногу и потом еще и оштрафовали его. К тому же были арестованы все независимые кандидаты, кроме Любы Соболь.

Это, конечно, полный бред, когда говорят, что народ выходит на протестные акции за деньги. Так говорят люди, которым это внушила пропаганда по телевизору, а мыслить критически они не могут. Либо эти люди сами не понимают, как можно делать что-то не за деньги, а, например, по убеждению.

Я лично собирала подписи за одного из независимых кандидатов в Москве, знаю это дело изнутри, сколько людей поддерживало независимых кандидатов. И тут просто всех их не допускают до выборов, назвав собранные подписи фальшивыми. Избирателям плюнули в лицо и открыто дали понять: никаких выборов нет, выбирать вы не можете, и вообще вы здесь никто. Естественно, оскорбленные избиратели в Москве вышли на протест, а Росгвардия избила их дубинками. Хотя народ имеет полное право на мирный протест согласно 31 статье Конституции.

Днем 3 августа проходили всероссийские акции — митинги и пикеты. В Калининграде митинг не планировался, поэтому я решила выйти на одиночный пикет, чтобы выразить свою гражданскую позицию. Сделала плакат с таким слоганом: «Как устроить „честные“ выборы? Всех независимых кандидатов посадить. Их избирателей избить. Отравить Навального. Дать понять народу — вы здесь никто!». Нарушение закона, попирание Конституции, прав человека возмутили меня, и я все это выразила в своем плакате и вышла на одиночный пикет.

Пришла на площадь Победы, а там уже стояла незнакомая мне девушка с плакатом. Я подождала, когда она закончит стоять, чтобы встать со своим плакатом. Свое желание поучаствовать в одиночном пикете изъявили еще несколько человек.

Полиция практически всегда проявляет интерес ко всем одиночным пикетам. Они подошли к одной девушке, стоявшей с плакатом, спросили паспорт, долго стояли, что-то записывали, потом ушли. В общем, все как обычно.

Я убеждена в том, что если где-то в моей стране происходит беззаконие, несправедливость и произвол, значит это все коснется каждого. Я не хочу быть бесправным рабом в тоталитарном государстве. Если сейчас молчать и ничего этого не замечать, это будет наращиваться как снежный ком, дальше будет только хуже и хуже. Изменить все или хотя бы попытаться можем только мы сами. Иначе все будет как в романе Оруэлла «1984», некоторое сходство с нашей действительностью есть уже сейчас.


Акции и митинги, безусловно, оказывают свое влияние на власть. Только огласка и большое количество протестующих помогают бороться с несправедливостью. Произвол силовиков, нечестные суды и прочее — это результат этой системы, которая иногда идет на попятную, как в делах Ивана Голунова и Павла Устинова. Но в идеале нужно менять всю систему, чтобы коренным образом изменить все к лучшему.

Об участии в пикете я не сожалею. Сожалела бы, если бы осталась безучастна ко всему этому. Струсить и остаться в стороне гораздо хуже для меня, чем все эти суды и штрафы. Наша жизнь все хуже и хуже, терять нечего. И страха уже нет. От суда справедливого решения особо не ожидаю. Скорее всего, уже все решено. Как сверху скажут, так и вынесут решение. Какое бы безумное и незаконное оно ни было.

Сергей Румянцев, 29 лет:

— Всю свою жизнь у меня была какая-то тяга и интерес к политике и строению общества. В свое время во время учебы в лицее я проходил практику в партии «Патриоты России», участвовал в организованных ими митингах. Через некоторое время после выхода расследования Навального про Медведева я заинтересовался и этим. Участвовал во многих митингах местного штаба Навального. Сам я учусь в БФУ им. И. Канта, у меня инвалидность, живу на пособие, иногда играю и пою на улице.

А этим летом я собирал подписи в Москве в поддержку Владимира Милова. Был на митинге на проспекте Сахарова, устроенном Либертарианской партией России. Раньше меня не привлекали к административной ответственности, это не может не радовать. Но привлекались другие, а это радовать не может. 

3 августа я решил выразить все, что во мне накопилось за все это неспокойное лето. Я стараюсь следить за политикой страны, области, города. Гораздо виднее всех, к сожалению, Москва. Казалось бы, она так далеко. Но так во всех авторитарных странах, все решается в столице, и обыденность беспредела меня пугает больше всего. Уже размытое «московское дело» именно про это.

Остается только делать так, чтобы ни один человек, в первую очередь калининградцы, не пребывали и дальше в беспечной иллюзии. Потому что у нас никаких отличий. Да, мэр и администрация общаются со всеми в «Фейсбуке» — а кто его выбирал? Частично этому я и посвятил свой плакат. Источник власти — народ, непосредственно. 

Каждый политзаключенный несчастен по-своему. Я бы отметил дело Владислава Синицы. Когда Золотов прямо говорит, что этому человеку еще мало дали, тут уже не нужны предположения и анализ, как в случае с его видеоответом Навальному. Охранник из Золотова, наверное, был неплохой. Ещё [Самариддин] Раджабов (его обвинили в участии в массовых беспорядках за брошенную в сторону силовиков пустую бутылку). Я думал над тем, чтобы прикрепить на плакат пустую бутылку и написать что-то вроде «5 лет тюрьмы за...» — и указатель на бутылку. 

Когда 3 августа я пришел на площадь Победы, то сразу стало понятно, что не я один хочу участвовать одиночном пикете. Я встретил там знакомых мне людей, но были и незнакомые. Чтобы не давать поводов людям, третирующим мирных пикетчников, я постарался встать так, чтобы на всей площади больше никто не стоял с плакатом, один я. Фото из административного дела показывают, что у меня получилось.

Решил встать поближе к мэрии и к дороге, чтоб было видно и водителям, и хотя бы охраннику в здании. Минут 15 постоял, меня кто-то сфоткал. Потом я свернул плакат и выбросил его (мне не жалко, еще нарисую). Очевидно, потом другие люди тоже могли встать с плакатами, что они и сделали. К Анастасии [Нехаевой], стоявшей у дома по ул. Черняховского, 2—4А, как я видел, подошли какие-то люди в форме. Что они хотели, я не знаю. Возможно, они пытались ее убедить, что пикет не одиночный. Потом они удалились. Никого не задерживали. 

Мы исключительно мирные люди с плакатами и своим мнением. Кстати, не все из участвовавших тогда, насколько я знаю, получили повестки явиться в ОВД для составления протокола о правонарушении. Мне ее дал сотрудник ЦПЭ (Центр противодействия экстремизму) в 7 утра — как они это любят. Я язвительно сказал ему «большое спасибо», он ответил «не за что», и даже, кажется, несколько смущенно. Хорошо, что я был один. А кому-то пришлось это пережить со своей семьей, со своими родителями, которые могут не разделять активную гражданскую позицию и оппозиционные взгляды. 


Сергей Румянцев держит плакат на акции «Он нам не царь» в Калининграде

Дежурный в суде сказал, что один местный активист «дармоед» и за деньги стоит на митингах. Что ж, не один он так считает. Однако это мнение не выглядит выстраданным или подготовленным. За ним явно видно человека, который не разбирается, о чем говорит и ведет праздные, в плохом смысле, разговоры. Представьте, что какой-нибудь пустырь перед вашим окном, заросший травой, в один прекрасный день обрастает бело-синим забором. К вам приходит соседка и говорит, что в вашем дворе хотят построить девятиэтажку, чтобы вы ею любовались. Предлагает подписать письмо и пойти на митинг. За сколько денег вы согласитесь? 

Я думаю, что митинги — это один из видов политического действия, необходимого для изменения общества — а оно всегда должно меняться. Наши люди просто должны научиться брать ответственность за свою собственную жизнь для начала. Митинги же являются естественным продолжением этого процесса. Простые люди — вот кто должен решать, а не оторванный класс сверхбогатых людей во власти. Последние в принципе не смогут ничего сделать с произволом силовиков, да и зачем? Им хорошо. 

От суда я ожидаю всего, кроме справедливости — это сейчас не так работает. Может быть, дело развалится — ну чего организовала (одна из участниц пикета) Дарья Большакова? Может быть, всех нас оштрафуют максимально. Но нет, господа судьи и силовики, вы просто в итоге заставите федеральный бюджет раскошелиться на компенсацию по решению ЕСПЧ и впишете себя в не очень хорошие списки. Принимайте свое свободное решение, ведь и вы, и я свободны или должны быть свободны от рождения. 

Дарья Большакова, 29 лет, состоит в крупном фем-объединении РФО «ОНА». Полиция считает ее организатором акции 

— В свободное от работы время я в основном занимаюсь фем-активизмом и участвую в политических акциях. Летом провела массовый пикет у памятника «Землякам-космонавтам» в защиту сестер Хачатурян, акции в их поддержку прошли по всей стране. Это был первый массовый пикет, организованный мной лично. Но чаще я выхожу на одиночные пикеты. 

Ни одной сознательной личности, гражданину, гражданке нельзя игнорировать те зверства, которые проходили перед выборами в Москве: избиения невинных людей, разгон мирной акции самыми жесткими методами, полное наплевательство на права избирателя и человека. 

Я не могу выделить какую-то конкретную жертву беспредела, потому что беспредел, позорище и насилие были кругом. Не могу выделить, что более подло: дело Голунова, Устинова, Шиес, Хачатурян, горящая тайга, которую не тушат, потому что «экономически невыгодно». Там рядом мой родной город — я из Сибири, из Омска — это все последствия безграмотности и коррумпированности наших властей. И мне стыдно за них и тех, кому плевать на происходящее, лишь бы его сытое сухонькое место не трогали. Как говорится, «трусость — самый страшный из пороков». 

Выходя на пикет 3 августа в Калининграде, я не знала, получится ли у меня встретиться с кем-то еще, хотя слышала, что многие собираются прийти. У себя на странице в «Фейсбуке» я напомнила, какие правила нужно соблюдать, чтобы очередь на одиночные пикеты не превратилась в массовую акцию. Уже на площади встретила одну свою знакомую, с ней были друзья. Ее теперь тоже судят. Так мы и стояли — сначала я минут 10-15, меня сфоткали, мы передислоцировались на перекресток Черняховского-Ленина, и там уже стояли по очереди другие участники. А я осталась так, потусить, познакомиться, побыть моральной поддержкой. 

Людей не задерживали. Полиция подошла попросить паспорта, они всегда так делают, когда видят на камерах одиночных пикетчиков.

Свой плакат я сделала гендерно-нейтральным, хотя выходила и не от РФО. Написала «Мы не рабы_ни. Нельзя терпеть насилие, жестокость и угнетение». Собственно, это и есть причина, по которой я считаю важным выходить на акции. Так что я не сожалею ни разу, что вышла на пикет.

Лично для меня высказываться важно просто потому, что это моя страна. Говорю это без лишнего пафоса. Я не собираюсь отсюда никуда уезжать, чтобы устроить только свое личное счастье. Многим людям плохо живется в России, и мне еще повезло по сравнению с ними. Есть совершенно определенные люди, которые несут ответственность за нищету и горе людей. У меня не так много политических сил, кроме тех, что есть у каждого гражданина — вот я и делаю все что могу.


Согласованная акция в поддержку политзаключенных и независимых кандидатов в Мосгордуму

Анастасия Нехаева, 43 года:

— Я — волонтер штаба Навального, но на Площадь Победы 3-го августа пришла больше как обычный гражданин. Плаката с собой у меня не было, потом я решила взять его у Жени Федуловой. Пикет был организован как в Москве: каждый человек по очереди выходит и стоит с плакатом некоторое время. Содержание плаката соответствовало повестке: действия силовиков [по разгону] мирных акций незаконны, аресты и недопуск к выборам в Мосгордуму оппозиционных кандидатов — тоже. В акциях протеста я участвую с весны 2017 года, но до последнего времени административных дел на меня не заводили.

Наряд полиции подходил к каждому пикетчику. Полицейские вели себя корректно, проверяли документы, а когда проверили, держались неподалеку. Каждый раз, когда они подходили, движение людей на улице приостанавливалось, посторонние люди включали телефоны и начинали все это снимать, чем очень смущали полицию.

Только сами люди могут изменить ситуацию с выборами в целом. Необходимо проявлять активность каждому. Неделей ранее я стояла в пикете напротив администрации и была удивлена реакцией прохожих. Подходили несколько недовольных и пытались говорить гадости, но мне не приходилось даже защищаться, так как тут же другие прохожие вступались за меня.

Никто не получает деньги за пикеты и выход на улицу. Многие активисты сами перечисляют донаты для поддержки организаций, которые представляют интересы людей. Этим и отличаются активные граждане страны.

От суда я ничего не жду, так была на процессах у других активистов и знаю ситуацию. Дела заводят при отсутствии самого события правонарушения. Например, даже после обычной фотосессии молодежи с плакатами. Хочется системе показать ее саму, пусть она еще раз увидит и ужаснется происходящему. Думаю, что и судьи и прокуратура видят и понимают абсурдность преследования пикетчиков, которые вышли только для того, чтобы выразить свое мнение о ситуации в стране.

Текст — Олег Зурман, фото Виталий Невар«Новый Калининград»

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Ситуация крайней обеспокоенности

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему федералы хотят забрать деньги у бизнеса.