Развитие пространств

Стратегические задачи Северо-Запада определяются процессами глобализации, как мировыми, так и внутрироссийскими.

Экономическое развитие России достигло той стадии, когда влияние процессов в одних регионах на процессы в других зачастую играет определяющую роль. Происходит своего рода внутрироссийская глобализация, важнейшим следствием которой является «разделение труда» – межрегиональная конкуренция за рынки сбыта и инвестиции стимулируют процесс самоопределения регионов, осознания ими своих конкурентных преимуществ в общероссийском контексте. Ввиду этой тенденции целесообразно и при описании экономических процессов перейти от традиционного отраслевого подхода к территориальному, пространственному. Этот подход сейчас активно продвигают департамент регионального и социально-экономического развития и регионального планирования МРР РФ и Центр стратегических разработок «Северо-Запад» (ЦСР), чьими рекомендациями мы посчитали разумным воспользоваться.

Таким образом, вместо того чтобы по традиции последовательно описывать состояние номенклатурных (по методике Росстата) отраслей экономики регионов Северо-Запада, имеет смысл рассмотреть картину пространственного развития как всего Северо-Запада в масштабе России, так и отдельных территорий в контексте региона. Понятие «пространственное развитие» (spatial development), введенное в практику public administration на Западе в начале 70−х годов ХХ века, доказало свою эффективность, так что сейчас, когда качественное развитие российской экономики приблизилось к западному уровню сорокалетней давности, есть основания полагать, что применение аналогичного подхода к описанию экономики Северо-Запада даст адекватный результат.
Логика пространств

С точки зрения пространственного развития России роль Северо-Запада в общенациональном разделении труда в значительной мере навязана процессами, происходящими в других регионах страны. Наиболее ярко это видно на примере развития логистической функции Северо-Западного региона. Хотя по геоэкономическим параметрам в России есть регионы, не уступающие Северо-Западу по логистическому потенциалу, в последнее десятилетие экономического подъема отдается явное предпочтение именно Северо-Западу как ведущему транспортно-логистическому узлу. Через него в 2006 году прошел 21% всех экспортно-импортных перевозок России, причем эта доля могла быть еще выше, если бы развитие логистической (главным образом портовой) инфраструктуры поспевало за ростом спроса на эти услуги. Этот спрос формируют сейчас в основном бурно развивающиеся регионы на востоке России, которые по Транссибу, Волго-Балту и федеральным автомагистралям гонят экспортные грузы на Запад, а также увеличивающие свои поставки импортеры из европейской части страны. «И хотя порты в южных регионах России, в частности в Краснодарском крае, будут расти, у Северо-Запада есть своя гигантская ниша. Основные тренды уже не изменятся, и на юг будут перераспределяться главным образом менее выгодные грузы или перевозчики второго уровня», – уверен директор ЦСР «Северо-Запад» Владимир Княгинин.

Логика пространственного развития работает и в масштабах самого Северо-Западного региона. Так, здесь явно неудовлетворен спрос на международные пассажирские перевозки. И Владимир Княгинин считает, что как только в Петербурге завершится строительство нового морского пассажирского терминала (так называемого Морского фасада Санкт-Петербурга) и город включится в международный круизный туризм на Балтике, тут же встанет вопрос о строительстве аналогичного терминала в Калининграде. А это, в свою очередь, станет стимулом для качественного изменения городской среды на родине философа Иммануила Канта, потенциально весьма привлекательной для туристов. А увеличение грузооборота строящегося в Усть-Луге (Ленинградская область) многофункционального грузового порта, по мнению специалистов Центра стратегических разработок «Северо-Запад», приведет к развитию рынка логистических услуг (по сортировке железнодорожных грузов) в Псковской и Новгородской областях.

Развитие логистической функции на Северо-Западе дает еще один пространственный эффект – оно стимулирует становление, прежде всего в Петербурге и Ленобласти, новых отраслей, связанных как с обслуживанием грузопотока, так и с использованием возможностей развитой логистики в промышленном производстве. Первое породило строительно-девелоперский бум в сегменте складской и логистической недвижимости в зоне Кольцевой автомобильной дороги (КАД), а также бурное развитие рынка обработки грузов, благодаря которому Петербург становится одним из главных дистрибуционных центров страны. Второе обстоятельство стало ключевым фактором возникновения в Петербурге автосборочного кластера (мировые автоконцерны Toyota, Nissan и General Motors начали строить здесь свои заводы).
Факторы развития

В последние годы на пространственное развитие регионов Северо-Запада серьезно влияют два фактора – состояние рынка труда (возможность набрать необходимый персонал для нового проекта) и инфраструктуры (возможность обеспечить работу предприятия инженерными и транспортными коммуникациями, а также энергией в необходимых объемах). Динамика этих факторов в значительной степени определяет изменения в производственных секторах экономики Северо-Запада. В этой связи специалисты говорят о территориальных изменениях инвестиционных потоков – они сокращаются в одних регионах и растут в других, где состояние рынка труда и инфраструктуры более благоприятно.

Характерным примером может служить Новгородская область. По экспертной оценке Всемирного Банка, во второй половине 1990−х годов эта область входила в первую шестерку регионов России с наиболее благоприятным инвестиционным климатом. По объему иностранных инвестиций область превосходила все территории Северо-Запада (даже Петербург), но к началу ХХI века этот поток начал ослабевать, а в прошлом году произошел даже спад (на 26%) прямых иностранных инвестиций. Политика областной администрации не изменилась – просто истощились возможности местного рынка труда и инфраструктуры.

Эксперты считают весьма перспективным развитие промышленной агломерации Вологда – Череповец в Вологодской области. Вдоль федеральной трассы длиной около 100 км, соединяющей эти города, уже располагается индустриальный парк «Суда». Его планируется расширить за счет размещения современных предприятий глубокой переработки древесины (стоимость проекта – порядка 53 млрд рублей). Здесь же разворачивается проект крупнейшего индустриального парка «Шексна» (около 200 предприятий) со специализацией на металлопереработке, производстве легких стальных конструкций, электротехнической продукции, автокомпонентов, а также продукции стройиндустрии. В этом проекте весьма заинтересована группа «Северсталь», которая, договорившись с областными властями, инвестирует значительные средства в инфраструктуру будущей зоны. Кстати, оба ключевых фактора – наличие рабочей силы и инфраструктурные возможности – благоприятствуют развитию промышленной агломерации.
Особые случаи

Впрочем, главенство указанных факторов не априорно – в некоторых случаях важнее оказываются другие (политические, геостратегические и пр.). Именно этим, по-видимому, следует объяснять не менее сильное, чем в Новгородской области, но противоположное по характеру изменение в пространстве Северо-Запада – рост в последние два года прямых иностранных инвестиций в Петербург. С кадрами и инфраструктурой здесь по-прежнему неважно, но другие факторы перевесили и длившийся годами спад иностранных инвестиций сменился заметным ростом в прошлом году (в четыре раза, по данным Росстата, но это явно «эффект статистики»). Впрочем, без кадров и инфраструктуры инвесторам все равно не обойтись, так что преодолевать этот дефект придется чрезвычайными мерами. Что касается главной инфраструктурной проблемы – дефицита электроэнергии, то ее призвана решить грандиозная (в объеме 300 млрд рублей) совместная с РАО «ЕЭС России» программа модернизации петербургской энергетики, реализация которой уже началась. Кадрового прорыва пока не намечается, но представляется, что в городе с населением в 4,5 млн человек, к тому же весьма образованном, решить эту проблему все же удастся.

С точки зрения пространственного подхода Петербург вообще уникален для Северо-Запада. Для него (как, впрочем, и для Москвы) этот подход, по-видимому, единственно возможный. Он притягивает инвесторов сам по себе – как территория, обладающая значительным набором привлекательных для них факторов, зачастую обусловленных природой и законами экономики больше, чем государственной политикой. Так, несмотря на политику привлечения стратегических инвесторов, главным образом промышленных, энергично проводимую администрацией во главе с губернатором Валентиной Матвиенко, основной объем инвестиций в последние годы идет в недвижимость – жилье, офисы, торговые комплексы, складские и логистические терминалы. Помимо прочего девелоперский бум в Петербурге порожден таким фактором, как конкуренция различных территорий за управленческие функции – многие компании считают выгодным переносить свои офисы из Москвы в Северную столицу, а не в Подмосковье или даже на окраины Москвы.

Привлекательность именно территории подчеркивается еще одним интересным обстоятельством – в понятие «Петербург» бизнес и государство вкладывают разное географическое содержание. Иными словами, экономические границы Петербурга не совпадают с административными – первые шире за счет окрестностей города, главным образом территории вокруг Кольцевой автомобильной дороги, значительная часть которой формально проходит по Ленинградской области. В этот «большой Петербург» сейчас инвестируется столько же средств, сколько во все остальные территории Северо-Запада вместе взятые.

Особое место на карте пространственного развития Северо-Запада занимает также Калининградская область. Ее основные преимущества – три особые экономические зоны (работающая производственная и разворачивающиеся игорная и туристическая), а также стратегическое положение российского эксклава в Евросоюзе. Эксперты ЦСР, основываясь на специальном исследовании, добавляют к этим преимуществам области еще одно – практически исчерпанный ресурс рабочей силы в странах Балтии (Литве, Латвии, Эстонии). Эти три фактора делают Калининградскую область все более привлекательной для создания производств, ориентированных на потребности Евросоюза. Хотя, конечно, режим особой экономической зоны еще долго будет приносить выгоды при поставках в Россию продуктов переработки сырья из стран Евросоюза.
Территории роста

Улучшение транспортного сообщения по маршруту Москва – Санкт-Петербург – Хельсинки (существуют проекты платной автомобильной и скоростной железной дорог) помимо прочего даст серьезный импульс развитию территорий вдоль этих дорог. В частности, значительно вырастет туристическая привлекательность Новгородской области с ее жемчужиной – Валдайским национальным парком. Сейчас рекреационные возможности этой территории не до конца используются как раз из-за недостаточной транспортной доступности. Специалисты ЦСР уверены, что если скоростная железнодорожная магистраль будет иметь остановку на Валдае (как указано в ее бизнес-плане), он, как и Новгород, получит большой гарантированный поток туристов (турфирмы, несомненно, включат его в свои маршруты) и тогда территория станет весьма привлекательной для инвестиций в туристическую инфраструктуру. Неразвитость инфраструктуры вообще является главным тормозом развития туризма на Северо-Западе. Помимо Валдая от этого больше всего страдают Карелия и Калининградская область.

Обилие лесных массивов с большой долей ели и березы (наиболее ценного сырья для изготовления высококачественной бумаги), близость к европейским целлюлозным и бумажным комбинатам делают Северо-Запад весьма привлекательным для инвесторов в лесную отрасль, главным образом иностранных. Сейчас они вкладывают в основном только в лесопильные заводы (чтобы получить доступ к сырьевой базе – лесным участкам), однако политика российского правительства по реструктуризации экспортных пошлин (в сторону их повышения для продуктов низкого передела) может побудить инвесторов углублять переработку на российской территории. Правда, объемы таких инвестиций будут определяться тем, насколько в действительности велики преимущества территорий Северо-Запада перед их конкурентами – странами Южной Америки, где европейские компании ЛПК также создают сырьевую базу.

Разумеется, привлекательными для инвестирования остаются нефтегазоносные территории в Ненецком автономном округе и Республике Коми. Не говоря уже о самом амбициозном проекте освоения Штокмановского месторождения, реализация которого, несомненно, повлечет интенсивное развитие северных территорий Архангельской и Мурманской областей. Однако эксперты уверены, что в ближайшие годы основные инвестиции в нефтегазовую отрасль будут направляться в первую очередь в разработку месторождений Западной Сибири.

Владимир Княгинин убежден: «Хитом следующего десятилетия станут городские проекты, связанные с городской средой, направленные на повышение комфортности жизни. Качество жизни станет главным приоритетом для большего числа россиян, и потому активно развиваться будут те территории, где оно начнет повышаться особенно интенсивно». Сейчас в этом направлении заметно движется лишь Санкт-Петербург. И если власти других регионов Северо-Запада не начнут стимулировать аналогичный процесс, они рискуют затормозить развитие своих территорий. Потому что люди не пойдут работать на предприятия только в погоне за высокой зарплатой – городская среда, качество жизни скоро станут для них не менее значимым фактором.
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.