В Калилингреде избит профсоюзный лидер докеров

7 июня был избит и ранен председатель профорганизации российского профсоюза докеров (РПД) Морского торгового порта Калининграда Михаил ЧЕСАЛИН. Почти сразу по профсоюзным рассылкам прошла информация о том, куда можно отправлять письма с требованием справедливого и дотошного расследования. 11 июня форма для отправки писем протеста в адрес правительства области появилась на крупнейшем в мире информационном профсоюзном ресурсе www.labourstat.org, а позже - и на сайте www.trud.org.

ПРОИСШЕСТВИЕ

“Благодаря” Калининградской области Россия вошла в позорный ряд стран, в которых с профсоюзными активистами расправляются физически, - Камбоджа, Нигерия, Колумбия, Свазиленд, Сальвадор, теперь и Россия”, - так начиналось письмо, которое разошлось по профсоюзным рассылкам. Вряд ли можно считать, что этот случай первый и единственный, и на этом основании “благодарить” именно Калининградскую область, а не какую-нибудь другую. Но событие все же значительное. В том числе потому, что оно впервые получило такой широкий и, главное, быстрый резонанс.

Опять же - из обращения: “В четверг, 7 июня 2007 года, на Михаила Чесалина, председателя первички Российского профсоюза докеров в Калининграде, совершено жестокое нападение рядом с его офисом. Нападение было совершено в 10.30 утра, когда Чесалин вышел из своей машины и направился в офис. Нападавшие - их число точно неизвестно - нанесли ему множество ножевых ранений в спину и несколько тяжелых ударов по голове. Его оставили лежать в крови, без сознания...”

Михаил находится в больнице. Ведется расследование. Никаких официальных версий правоохранительные органы пока не высказывают. Сам Чесалин, его друзья и коллеги считают, что обвинение должно быть предъявлено по ст. 277 УК РФ о “покушении на общественного деятеля”.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЕРСИЯ

Острожный в оценках (видимо, в связи с тем, что не оглашены результаты расследования) председатель профсоюза работников водного транспорта Валентин Кепп заявил, что он не считает, что происшествие можно квалифицировать как преступление против профсоюзного лидера. По его мнению, Михаил Чесалин был очень активен, но уже некоторое время назад отошел от профсоюзной деятельности: “В порту от профсоюза докеров осталось человека два”, и он “связал свою судьбу с какими-то политическими движениями, став депутатом облдумы”. Впрочем, есть и другое видение ситуации...

Сам Михаил Чесалин корреспонденту “Солидарности” заявил, что нападение больше связывает не с политической, а с профсоюзной деятельностью: “Выборы я выиграл в прошлом году и не думаю, что тут имеет место столь замедленная “месть”. Нападение связано все-таки с профсоюзной деятельностью. Хотя в думе я веду оппозиционную деятельность, но оппозиция у нас малочисленная, и практически все вопросы решаются большинством от “Единой России”. Так что запугивать меня относительно моей думской деятельности совершенно бессмысленно. А вот по профсоюзам? По профсоюзам тоже нет смысла, потому что мы не сдадимся”...

ПРОФСОЮЗНАЯ ВЕРСИЯ

Но здесь же опять, по мнению Михаила, “заинтересованным лицом можно считать руководство Морского торгового порта Калининграда. Просто потому, что они уже себя проявили”. Почему? Как рассказывает профлидер, “на протяжении уже более десяти лет они ведут кампанию дискриминации членов нашего профсоюза. Дело о дискриминации уже рассмотрено МОТ в 2003 году, а в 2004 году оно признано приемлемым Европейским судом по правам человека. Это достаточно очевидные вещи. Но руководство от этого открещивается и продолжает запугивание и моральное давление на рабочих. Более того, в прошлом году на члена нашего профсоюза Колю Егорова было совершено немотивированное, с точки зрения обычного человека, нападение. У него ничего не пропало, просто его избили и бросили, он больше месяца провалялся в больнице. Тогда мы даже не связывали нападение с руководством МТПК, но сейчас это можно оценивать по-другому”.

Возникает законный вопрос: с чего бы именно сейчас работодателю активизировать антипрофсоюзную кампанию, тем более что самих членов профсоюза докеров из порта почти всех “выдавили”? Михаил Чесалин поясняет: “В апреле мы после длительного перерыва начали кампанию за повышение зарплаты докеров, за привлечение их в профсоюз. Там очень многие докеры не состоят ни в каком профсоюзе. 24 - 26 апреля мы в рамках начала этой кампании проводили два собрания, куда приглашали докеров порта. Давали экономическую презентацию: экономист из университета рассказывал об экономике порта, о том, сколько порт зарабатывает и сколько платит докерам. Мы проводили эти собрания в одной из школ, не приглашали туда никого, кроме самих докеров. Собрание было закрытым, без прессы. Тем не менее за полчаса до начала возле школы появился джип портовых охранников. Оттуда вышел человек, который представился руководителем службы безопасности порта. Привез с собой корреспондента портовой газеты, учредителем которой является порт. И буквально заставил журналистку фотографировать всех, кто пришел принять участие в этом собрании. Потом в порту на всех докеров, кто приходил, оказывалось моральное давление”.

Так или иначе, Российскому профсоюзу докеров (РПД), несмотря на давление, удалось собрать доверенности на представление интересов примерно 30% докеров Морского торгового порта Калининграда. Все они либо не состоят ни в каком профсоюзе, либо состоят в профсоюзе работников водного транспорта, а эту организацию работодатель все-таки терпит. Так почему вдруг рабочие дают РПД доверенности на представление их интересов, то есть, скорее всего, на выдвижение требований?

Объясняет Лиза Владек, юрист РПД в Калининграде: “Мы разговаривали с большим количеством работников, и они говорят одно и то же: не на что жить, условия труда плохие и только ухудшаются, начальники грубо обращаются и унижают рабочих. Некоторые бригадиры прямо на рабочем месте торгуют водкой, чтобы люди находились на работе в состоянии опьянения”. То есть речь идет о том, что условия труда стали невыносимыми, даже несмотря на неплохой колдоговор, с которым, кстати, ознакомлены немногие работники. По словам Лизы, “получается, что на предприятии, где работают 1200 - 1400 человек, отпечатано только 15 копий колдоговора. Некоторые люди, с которыми мы общались, увидели колдоговор впервые благодаря нам - представителям профсоюза, у которого в порту почти не осталось людей”.

Да, в порту у РПД действительно осталось два человека - остальные оказались порту “ненужными” и “потерялись” при реструктуризации после забастовки 1997 года. Однако, даже уйдя на другое место работы, они продолжают поддерживать РПД, считают себя его членами. Более того, как говорит Лиза Владек, “приходят люди из других отраслей и просятся вступить в профсоюз докеров”. Зная об этом, вряд ли можно согласиться с мнением, что “Михаил Чесалин отошел от профсоюзной работы”...

ПРЕДЫСТОРИЯ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Остается один не до конца проясненный вопрос: почему РПД подвергали и продолжают подвергать таким репрессиям? Может быть, работодатель боится, что профсоюз докеров восстановит свое влияние на уровне 1996 - 1997 годов? Ведь тогда докеры стали зачинщиками коллективного трудового спора, закончившегося забастовкой. Это серьезно ударило по планам работодателя на получение прибыли, хотя, к сожалению, и не принесло рабочим победы. Наверное, это единственное объяснение.

Тем более актуально, что все-таки МОТ признала факт нарушений в калининградском морском торговом порту базовых конвенций № 87 (о свободе объединений) и № 98 (о колпереговорах). Да и Европейский суд по правам человека тоже может принять решение в пользу докеров. Правда, ответчиком по делу выступает не конкретный руководитель, посылающий на профсоюзные собрания службу безопасности и имеющий претензии к Михаилу Чесалину. Ответчик - правительство РФ, ведь это оно допускает нарушения фундаментальных прав человека и базовых конвенций МОТ. Причем допускает не в каком-то невнятном частном предприятии, а в акционерном обществе, где большой пакет акций принадлежит государству...

Александра ПЕТРОВА


ОТ РЕДАКЦИИ

Да, Михаил Чесалин состоит в профсоюзе, не входящем в ФНПР. Да, отношения между профсоюзными организациями, действующими в порту, мягко говоря, сложные. Но все эти вещи, как я считаю, должны отойти в сторону, когда профсоюзного активиста, пусть и состоящего в другом профсоюзе, несколько раз бьют ножом в спину, а железной трубой - по голове. Причем, вероятнее всего, именно в связи с профсоюзной деятельностью.

На этом фоне совершеннейшей ерундой выглядят наши внутрипрофсоюзные разборки - кто что о ком сказал и как относится. Потому что следующим после Чесалина может быть любой другой профсоюзный активист, занимающийся своим делом. А уж относится он к ФНПР, ВКТ или КТР - дело для бандитов десятое.

“Солидарность” выражает возмущение по поводу всех видов преследования профсоюзных активистов, тем более в таких чудовищных формах. Письмо в адрес губернатора и прокуратуры Калининградской области можно отправить на сайте www.trud.org.
Источник: Солидарность

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.