ПРОпиарились. Что дальше?

Все новости по теме: Проблематика ПРО
Когда несколько лет назад американцы выходили из договора по ПРО, вряд ли кто-то всерьез предполагал, что их национальная система противоракетной обороны тихой сапой превратится в ПРО театра международных военных действий, накрывающую своим зонтиком Европу, Японию, возможно, Тайвань, а, может быть, и еще кое-что.

Однако аппетит приходит во время еды. И вот уже не сон, а явь – американская система ПРО – на пороге России. Недавняя встреча двух «хромых уток» — президентов России Владимира Путина и США Джорджа Буша-младшего, которая, похоже, мыслилась российской стороной как поворотный пункт в истории с географией, — не оправдала надежд.

Американцы и натовцы, которые должны были, видимо, испугаться предложений Москвы, готовой отдать в их распоряжение не только габалинскую РЛС, но и строящуюся в Краснодарском крае армавирскую — в обмен на отказ США от элементов ПРО в Чехии и Польше, — взяли паузу.

Владимир Путин, вернувшись с удачной международной рыбалки и проявляя понятную заинтересованность, заявил, что ожидает ответа от США на российские инициативы, озвученные в Кеннебанкпорте (штат Мэн). Но один из его гипотетических преемников — первый вице-президент Сергей Иванов — не выдержал тишины из-за океана, разразившись очередной тирадой с угрозой об «ассиметричном ответе».

На сей раз он заключается в том, что, если США не откажутся от ПРО в Польше и Чехии, то Москва может «разместить ракетные вооружения в европейской части страны, в том числе, в Калининграде, чтобы парировать те угрозы, которые неизбежно возникнут в случае размещения элементов ПРО в Чехии и Польше».

Однако, судя по реакции Белого дома, угроза эта не возымела действия. Более того, к ней отнеслись скептически. Возможно, потому что Сергей Иванов слишком часто в последнее время прибегает к угрозам «ассиметричного ответа» по всем возникающим трениям между США и Западом. А так как этого самого «ассиметричного ответа» ни разу (во всяком случае, пока) не наступало, то слова эти от частого употребления девальвировалась.

Белый дом в своем официальном комментарии отмахнулся от него, как от назойливой осенней мухи. Но в этой очередной перепалке между Москвой и Вашингтоном любопытной оказалась одна маленькая деталь в ответе пресс-секретаря Государственного департамента США Шона Маккормака, на которую ни у нас, ни на Западе никто не обратил внимания. В частности, он заявил, что «к концу тех встреч (в Кеннебанкпорте – ред.) президент Путин говорил об обсуждении региональной архитектуры для противоракетной обороны, признав тот факт, что угроза существует».

Еще более откровенным оказался комментарий пресс-секретаря Белого дома Тони Сноу. Он отметил, что во время саммита «президенты также ясно дали понять, что считают должным и важным участие восточноевропейских государств в этом диалоге, включая чехов и поляков». Эти его слова приводит информационное агентство «Рейтер». Хотя публично на встрече с журналистами после саммита Владимир Путин озвучил совсем иное: доступ НАТО и США на габалинскую и южную РЛС России – в обмен на отказ от ПРО в Чехии и Польше.

Эта маленькая деталь – о том, что лидеры обеих стран признали наличие угрозы, которая заставляет строить ПРО в Европе, — получает теперь на переговорах, которые пройдут этой осенью, первостепенное значение. Выходит, что, предложив американцам использовать две РЛС, Москва — хочет того она или нет – признает наличие угрозы с Юга (США все время аппелируют в этом контексте к Ирану).

А ведь ранее президент Путин просто высмеял американцев за то, что они собираются отражать ракетные атаки Ирана с помощью элементов системы ПРО в Чехии и Польше. Так что же изменилось? Российская дипломатия, делая такие предложения США, полагала, вероятно, что этим загоняет их в тупик. При первом рассмотрении так оно и казалось. Мол, отказ американцев покажет всему белому свету, что король-то – голый, то есть, что США и являются главными инициаторами новой гонки вооружений.

Однако при более подробном знакомстве с результатами саммита двух «хромых уток», а также их разъяснений в исполнении представителей Госдепа и Белого дома, возникает стойкое ощущение, что Россия этими предложениями поневоле сама себя загоняет в тупик. «Предлагая американцам свои РЛС, Россия, таким образом, автоматически признает обоснованность опасений США по поводу ракетной угрозы с юга, —считает эксперт Александр Храмчихин, заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа. — Но тогда наша постановка вопроса – российские РЛС должны полностью заменить предполагаемую систему ПРО в Чехии и Польше – выглядит, мягко говоря, странно. Если американские опасения обоснованы (а мы это признали), значит, система ПРО действительно должна быть построена и включать в себя не только средства разведки, но и средства поражения».

И в самом деле – зачем американцам наши РЛС, если они будут обязаны при этом отказаться от своей ПРО в Европе? «Чтобы, получив от них информацию о пуске иранской ракеты, успеть завернуться в простыню и быстро проследовать к ближайшему кладбищу?» — иронично вопрошает военный эксперт.

Но если в США к высказываниям Сергея Иванова отнеслись с известной долей скепсиса, то в Европе они вызвали настоящую бурю. Английская Times оценила угрозу Иванова, как «новый виток напряженности между Россией и Западом». Кроме того, пишет газета, «Путин в прошлом месяце заявил газете Times, что он нацелит ракеты на Европу, если США проигнорируют российские возражения».

Как полагают российские эксперты, угрозы Сергея Иванова — разместить ракеты в Калининграде – российском анклаве в Европе, есть ни что иное, как пиар-акция, попытка психологического давления на оппонентов. Да и в самом деле, в России пока достаточно ракет стратегического назначения, которые могут достичь любой цели в любом уголке Европы. Поэтому нет никакой необходимости, с военной точки зрения, перемещать их туда-сюда. Разве что, если включить в этот план психологический эффект, коль Москва и впрямь пойдет на это.

Но, похоже, западных лидеров уже мало беспокоят заявления российских высокопоставленных лиц. Путин дождался-таки ответа от Буша. Устами Кондолизы Райс, которая, судя по картинке в телевизоре, больше всех была рада новой встрече с Путиным в Кеннебанкпорте, президент США сказал свое жесткое «нет» российским предложениям остановить ПРО в Чехии и Польше. Впрочем, ничего иного от США российское и международное экспертное сообщество, в отличие от кремлевских мечтателей об «ассиметричном ответе», и не ожидало. Что дальше?
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.