Фишер с Кантом наперевес

Когда отказали слева Маркс, а справа - Ницше, Кант кажется идеальным "придворным философом". Германия слишком дорого заплатила за пренебрежение кантовским императивом. И могла бы поделиться опытом с друзьями.

Сегодня - 200 лет со дня смерти Иммануила Канта, творчество которого в советское время некоторые предлагали изучать в рамках курса истории философии народов СССР, ибо философ жил и умер на территории Советского Союза - в Калининградской области. В сегодняшней Германии Кант призван посредничать между ФРГ и Россией в вопросах восстановления непрочной связи между политикой и моралью. Как в Германии, так и в России миллионы кантианцев, по крайней мере - на словах. Десятки миллионов говорят "вещь в себе" или "категорический императив", даже не переспрашивая, что, собственно, имеется в виду. Некоторые называют "категорическим императивом" проведение особенно жесткой политики в каком-нибудь строптивом регионе собственной страны или наведение порядка далеко от собственных границ. "Поступай так, чтобы быть уверенным: принцип, согласно которому ты всякий раз действуешь, мог бы стать всеобщим законом". Переводя постановку вопроса в бытовую плоскость, делай с другими то, что ты хотел бы, чтобы они делали с тобой. Мечта Канта о "вечном мире", изложенная им в соответствующем сочинении 1795 года, - лишь производное от этого императива, а уважение к праву - краеугольный камень кантовской морали.

"Мы все из Кенигсберга?"

Стараясь не вдаваться в философию, Канта вспоминают в бесчисленных телепередачах, газетных статьях и политических дебатах. В том числе - в бундестаге. Председатель германского парламента социал-демократ Вольфганг Тирзе (Wolfgang Thierse) призвал к непротокольной минуте молчания в память о философе и - к некоторому смятению внешнеполитического ведомства - заявил: "Мы все - из Кенигсберга!" Накануне первого в послевоенной истории визита в бывшую Восточную Пруссию министра иностранных дел ФРГ такого рода высказывание легко истолковать превратно. Комментатор "Франкфуртер альгемайне цайтунг" призывает отнестись с пониманием к попытке увидеть именно в фигуре Канта недостающий философско-политический ориентир. Теперь, когда отказали слева Маркс, а справа - Ницше, Кант кажется идеальным "придворным философом" берлинской республики. Германия слишком дорого заплатила за пренебрежение кантовским императивом. Возвращение категорического императива в слишком свободные от философии головы современников кажется многим наблюдателям в высшей степени своевременным. По крайней мере - в головы политиков.

Начиная нынешний визит в Россию под знаком Канта, министр иностранных дел Йошка Фишер (Joschka Fischer) символически открыл 12 февраля в Калининграде генеральное консульство Германии и провозгласил готовность "русских и немцев вместе работать над общим будущим". В какой мере германский министр воспользуется для своих переговоров в России практическими рекомендациями великого калининградца, покажет уже ближайшее будущее. Пока Кант в моде, а на могиле философа лежит венок и от российского президента.
Источник: Немецкая волна

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.