Калининградская область отказывается от своих заграничных представительств

Самый западный российский регион упраздняет «филиалы» в Литве, Польше и Белоруссии за ненадобностью. Останутся только представительства в Москве и Санкт-Петербурге. Что вынудило Калининградскую область, которую принято считать пилотным регионом в отношениях России с Евросоюзом, пойти на такой шаг?

Не исключено, что те же поляки и литовцы расценят это как действие, продиктованное политическими мотивами и означающее сворачивание приграничных контактов. На фоне «заморозков» в отношениях на высшем уровне между Москвой, Варшавой и Вильнюсом Калининградская область со своей «народной» дипломатией местного уровня была как нельзя кстати. По словам начальника международного управления регионального правительства Сильвии Гуровой, причина отказа от заграничных «филиалов» в том, что «в настоящее время отношения с регионами сопредельных государств вышли на качественно иной уровень, не требующий посредников».

«Раньше, в начале девяностых, представители были нужны области -- оказавшись в новых геополитических условиях, мы многого не знали о наших партнерах, учиться приходилось буквально на ходу. Я сама когда-то была представителем Калининграда в Брюсселе, прекрасно помню то время. Теперь совсем иное дело. Информации о Калининградской области достаточно. Правительственное международное управление напрямую взаимодействует с основными партнерами. Активные контакты с регионами соседних государств -- один из приоритетов в нашей деятельности», -- пояснила г-жа Гурова.

Она также добавила, что проанализированная статистика показала -- в последние годы количество обращений в представительства постоянно снижалось, а сами сотрудники в «подшефных» странах бывали наездами. «В итоге и было принято решение в целях оптимизации структуры международного управления закрыть представительства. Никто, подчеркну, не будет уволен -- опыт наших сотрудников весьма ценен. Замечу, что в результате этой оптимизации удастся ежегодно экономить около 2 млн бюджетных рублей», -- сказала г-жа Гурова.

Решение о ликвидации было принято через несколько дней после того, как сеймик Варминьско-Мазурского воеводства провел трехчасовое заседание по перспективам сотрудничества с Калининградской областью. Это первое заседание такого рода, инициированное самими поляками и организованное при участии калининградского представительства в Польше. В работе заседания принимал участие первый вице-спикер Калининградской областной думы Константин Поляков, который, узнав о ликвидации загранпредств, выступил с критикой этой идеи. «Закрывая представительства, можно, конечно, сэкономить немного бюджетных денег. Но надо понимать, что калининградцы, попавшие в трудную ситуацию в той же Польше, будут лишены какой-либо поддержки. Практика показывает -- консульствам и посольствам не всегда есть дело до простых людей. А наше представительство, и я знаю это не понаслышке, не раз помогало. Так что следовало бы все тщательно взвесить, -- говорит г-н Поляков. -- Если учесть, что мы и поляки на региональном уровне идем, как показало заседание варминьско-мазурского сеймика, друг другу навстречу, ликвидация представительств преждевременна. Калининградская область должна иметь своих заграничных лоббистов».

Истинная причина ликвидации представительств вряд ли заключается в стремлении сэкономить два бюджетных миллиона рублей. Это более чем скромные деньги для калининградской казны -- не так давно на покупку трех персональных автомашин для представительства региона в Москве было потрачено 6 млн руб. «Филиалы» в Литве, Польше и Белоруссии на эту сумму могли бы три года спокойно работать. Дело, скорее, в том, что региональное руководство не видит от их деятельности толку -- нет больших инвестиционных проектов, нет крупных бизнесменов, привлеченных при содействии представительств. А проблемы рядовых калининградцев, попавших в переделку на территории соседних государств, решаются по принципу "спасение утопающих -- дело рук самих утопающих".

Ранее все представительства были отдельными организациями (у каждой своя смета), их главы приравнивались к начальникам управлений (а это достаточно высокий бюрократический уровень). Но с приходом на губернаторский пост Георгия Бооса их лишили статуса юридических лиц (и соответственно возможности распоряжаться деньгами), понизив в чиновничьей табели о рангах. Потом долго не могли решить, кто же должен эти представительства курировать, передавая их из министерства в министерство. Параллельно администрации области на нервы действовала история с калининградским «филиалом» в Вильнюсе -- особняк на улице Рудянс юристы компании «Дьюк инвестмент лимитед» пытались арестовать и продать с аукциона за долги региона по кредиту германского Дрезднер-банка. Отбиться вроде бы удалось, но в итоге решили упразднить все представительства.

Останутся лишь представительства области в Москве и Санкт-Петербурге -- их работе региональное правительство уделяет гораздо больше внимания. В городе на Неве претендента на пост главы «филиала» подбирал лично губернатор Георгий Боос -- им стал Павел Федосеев, один из лидеров питерской «Единой России» (недавно он выпустил свой музыкальный альбом). А в столице интересы Калининградской области лоббирует небезызвестный политик Владимир Шумейко. В начале 90-х он был первым вице-премьером федерального правительства, затем избрался от Калининградской области в Совет Федерации, позднее возглавил его, а сейчас председательствует в совете директоров банка «Москва».

По замыслу регионального руководства отказ от заграничных представительств должен, видимо, расцениваться как окончательная и бесповоротная смена вектора -- внимание Калининградской области отныне раз и навсегда сосредоточено не на окружающем ее Западе, а на «большой» России, с которой у эксклава нет сухопутных границ.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.