«Рост цен на жилье – признак успешности региона»

Первый вице-премьер правительства РФ Дмитрий Медведев в минувшее воскресенье рассказал калининградским журналистам, что он думает о реализации нацпроектов тут, там и повсюду, когда ипотека станет реальностью, почему рост цен на жилье – это не так плохо, как он разбирается с нерадивыми чиновниками и при какой температуре воды согласен купаться в море.

(некоторое время разговаривает по мобильному телефону) Константин Геннадьевич, вот хотел у вас как раз спросить, как там у нас с ответвлением Северо-Европейского газопровода… Ага. Ну, я сейчас с журналистами сижу, вот я им как раз все это и расскажу.

- Это Селезнев, который у нас газом занимается, контора называется «Межрегионгаз». Я в преддверии разговора, который будет касаться разных вопросов жизни, хотел узнать, как будет развиваться ситуация, связанная с возможным ответвлением Северо-Европейского маршрута. Сейчас «Газпром», «Межрегионгаз» занимаются оценкой возможностей региона, оценкой спроса, который существует, оценкой спроса с точки зрения платежеспособности, ну и занимается контрактацией, то есть заключением соответствующих договоров. После этого будет понятна себестоимость этого проекта. Очевидно, что он не может быть очень дешевым, но, в то же время, с учетом значения региона для России естественно, мы будем этим заниматься.

- (Виктория Чернова) То есть СЕГ будет?

- СЕГ в любом случае будет, и ответвление от СЕГа должно быть. Но нам нужно окончательно понять его стоимость, окончательно определиться с тем платежеспособным спросом, которым сегодня обладает регион. Так что начнем с этого вопроса. Теперь, коллеги, прошу ваши вопросы, я готов на них отвечать.

- Меня зовут Алексей Денисенков, калининградское представительство «Комсомольский правды». От лица журналистов позвольте приветствовать вас на нашей земле, надеюсь, вам понравится. И у меня вопрос носит более общий характер. Как вообще в целом вы оцениваете реализацию нацпроектов у нас в регионе? Какие есть положительные тенденции, какие минусы, если есть эти минусы, то каким образом надо решать проблемы?

- Вы знаете, минусов и плюсов всегда достаточно в нашей жизни. О том, как обстоят дела в вашем регионе, мы поговорим завтра, во время ряда мероприятий, которые состоятся на территории Калининградской области и также по итогам совещания, которое будет проведено во второй половине дня. Сегодня, с учетом тех результатов, которые демонстрирует область, можно сказать, что по ряду проектов есть вполне впечатляющие сдвиги. Я бы сказал, что и по жилищному направлению, несмотря на все трудности этой темы в нашей стране, тем не менее, все-таки развитие идет.
Не так давно у меня состоялась видеоконференция с участием ряда регионов, в том числе – Калининградской области. Губернатор участвовал, и, конечно, на общем фоне те темпы, которые набрал этот проект в Калининградской области, впечатляют. Потому что тот прирост, который был достигнут в прошлом году, порядка 165-170% против того, что намечено… насколько я понимаю, в этом году тоже цифры контрольные, которые были запланированы, существенно будут перевыполнены. Ну и в конечном счете, достаточно близко видны и контуры решения той цели, к которой по нашим таким республиканским масштабам только стремимся. Я имею в виду достижение величины 1 квадратного мера прироста жилья в год на одного человека.
Несмотря на это, есть в том же самом проекте достаточное количество проблем. Вы знаете, что эти проблемы носят универсальный характер. Это прежде всего покупательная способность наших людей и стоимость жилья, которая растет. Стоимость одного квадратного метра по ряду регионов быстрее, по ряду регионов – медленнее, и, к сожалению, это не способствует решению проблемы жилищной в целом. Но рецептов здесь немного, и они очевидны. Надо больше строить, потому что жилье все еще в дефиците. Строительная индустрия – слабая, разрушенная за последние 10-15 лет довольно капитально, и нам нужно ее просто восстанавливать, восстанавливать полноценно. Как только мы сможем это сделать, как только мы выйдем на те параметры, о которых я сказал, конечно, рынок будет уже отбалансирован. Но точка этого баланса в разных регионах будет достигнута в разное время. Я надеюсь, что здесь, на калининградской земле, это произойдет чуть раньше.
Ну и вторая, с этим связанная вещь, и в то же время связанная и с общим развитием страны – уровень доходов населения. Уровень доходов населения и доступность тех финансовых механизмов, которые в современном мире позволяют решить жилищную проблему. Это у нас сейчас не решение исполкома о выделении бесплатного жилья, а получение денег для того, чтобы их проинвестировать в жилье. Или при помощи ипотечного кредита, как происходит фактически во всех странах, или по одной из программ, близких к ипотеке, но имеющих ряд преимуществ, допустим, с учетом конкретного региона и платежеспособности людей.
Это жилье; теперь по поводу образования и здравоохранения. Здесь, мне кажется, тоже есть о чем поговорить на калининградской земле. Еще год назад мне губернатор сказал, что «мы готовы вписаться в ряд пилотных проектов», что называется, использовать возможности Калининградской области для проведения экспериментов. Сейчас такие эксперименты происходят, они идут у вас, как и в ряде других наших субъектов. В этом смысле ситуация неплохая, потому что и по образованию, и по здравоохранению сейчас происходит переход на одноканальную систему финансирования применительно к здравоохранению, на подушевую форму финансирования применительно к образованию. Это именно то, чего мы стараемся достичь в масштабах страны. Если здесь все будет удачно, надеюсь, что уже через какое-то время эти эксперименты по сути превратятся в реальность. Поскольку мне тут Георгий Валентинович сказал, что уже по этим проектам, начиная с марта, произошел переход в такую систему работы.
Я не говорю о текущих делах, которыми мы, естественно, занимаемся – и у вас, и в других местах – по поставкам техники, по увеличению заработной платы, по выплате грантов, и так далее, и так далее. Я об этом специально не говорю, поскольку это то же самое, что и в других регионах, здесь в этом плане работа налажена.
Ну и, наконец, сельское хозяйство. Здесь есть и свои сложности, и достижения. В целом, инвестиции в село пошли. Есть, конечно, специфика калининградской земли, в том числе и не вполне удачная реформа муниципалитетов, которая была предпринята. В результате которой ряд муниципальных образований перешли из разряда сельских в категорию городских, что существенно сузило их возможности для получения финансирования их федеральных источников. Здесь, конечно, уже сами люди, граждане должны определяться, где они хотят жить – на селе или в городе. Но ряд решений на эту тему тоже должен быть, видимо, принят. В то же время есть достаточно успешные проекты. В прошлом году, я так понимаю, 6 хозяйств использовали средства, полученные по национальному проекту для кредитования новых форм развития аграрного производства в животноводстве. В этом году планируют еще 23, и общий объем инвестиций, который в общей сложности в масштабах области будет направлен в аграрную сферу, превысит 4 миллиарда рублей. Что, в общем, для не вполне аграрного региона, коим является Калининградская область, очень неплохо.

- В текущем году?

- Это в текущем году. Это в текущем году и это, на мой взгляд, довольно неплохо. Вот, пожалуй, такой короткий анализ того, что происходит.

- «Калининградская правда», Смирнов Вадим. Дмитрий Анатольевич, у меня вопрос не глобального плана, основанный на конкретной ситуации. Недавно в Калининградскую область в рамках национального проекта «Образование» поступила очередная партия автобусов. И вот один из этих автобусов из Калининграда должен был добраться до Советска – это где-то 2 часа езды. Эти два часа он преодолевал почти неделю. По пути он ломался трижды, настолько серьезно, что приходилось делать ремонт. Выясняется, что эта проблема не единичная, а достаточно часто встречающаяся.

- Какой автобус-то? Марку не помните?

- Марку не помню, но отечественного производства.

- Я думаю, что ПАЗик.

- Возникает в связи с этим два вопроса. Первый – как получается, что это – недосмотр? Или кто-то делает таким образом свой бизнес, втюхивая, извините за выражение, некачественную продукцию? И второй вопрос – может быть, имеет смысл пересмотреть возможность покупки не только отечественной, но и иностранной техники? Для Калининградской области это было бы особенно актуально.

- Вы знаете, да, вы правильно обратили внимание на те дефекты, которые сегодня существуют в этой сфере, в сфере производства автомобилей, в том числе и закупаемых по нацпроекту. К сожалению, наша автомобильная промышленность не вполне пока готова к тому, чтобы отвечать на все запросы. Более того, в этом году мы начали внимательно смотреть за тем, как налажено производство. Не быстро там происходят перемены. Я в прошлом году специально собирал на совещание руководителей автомобильных предприятий, которые должны поставлять автобусы для школ. И, откровенно говоря, сказал им почти то же самое, что вы только что мне сказали. Сказал им, что если они не сумеют подстроиться под рынок, с учетом тем более тех требований, которые предъявляются для детских перевозок, для перевозок школьников, то тогда мы будем думать о том, что придется менять поставщиков. Хотя, конечно, нам бы этого делать не хотелось, потому что деньги от национального проекта гораздо лучше если пойдут в развитие, в восстановление, скажем так, российского автопрома. Но проблемы по школьным автобусам есть. И в этом году мы решили даже отказаться от закупок автобусов одной марки именно потому что они не вполне соответствуют качеству. И, к сожалению, за это время они не смогли это качество радикально изменить. Поэтому будем следить за ситуацией, и если так все будет продолжаться, я не исключаю того, о чем вы говорите. Чтобы они тоже об этом думали. Мы заинтересованы в том, чтобы поднимать отечественного производителя, но не любой ценой. Пусть они сами тоже меняются.

- Программа «Вести-Калининград», Сергей Смирнов, старший брат предыдущего оратора.

- У вас семейный подряд?

- Фактически да. Дмитрий Анатольевич. В конце июня вы объявили о старте пилотного проекта по строительству дополнительных 20 миллионов квадратных метров недвижимости. Насколько я понимаю, речь идет об 11 регионах – попадает Калининград. За счет чего или по каким причинам попадает сюда Калининград? Это как-то относится к тому, о чем вы только что говорили, в самом первом вопросе, что надо строить больше, дабы сбить цену. Потому что доступное жилье не всегда в Калининграде доступно. Даже во время последнего визита Клебанова он это тоже проговаривал.

- Ну, если сам Клебанов это проговаривал, то трудно с ним не согласиться. Понимаете, какая штука. Почему Калининград попал в число этих «пилотов», где будет строиться жилье в большом объеме. Вернее говоря, у нас есть два вида застройки. Одна из них – это крупная застройка, когда строится более миллиона квадратных метров. И это как бы уникальные проекты, по сути – строительство новых городов, новых районов в городах. А второе – это матричные площадки для того, чтобы этот опыт впоследствии тиражировать в разных местах. И вот Калининград как раз попал во вторую категорию.
Насколько я знаю, это два района, южный, по-моему, и юго-западный. Оба района приблизительно по 500 с небольшим тысяч квадратных метров. О чем это говорит? О том, что, во-первых, руководство региона хочет этим заниматься. И это позитивный пример. И я на последнем этом видеоселекторе как раз приводил в пример Калининград. Естественно, со всеми оговорками, с учетом того, что цены растут, но тем не менее – вводится много нового жилья. И мы прекрасно понимаем, что когда-нибудь это количество перейдет в качество. Цены будут отбалансированы на том уровне, на котором это произойдет. Это заслуживает, как минимум, похвалы.
Ну и второе. Есть возможности для того, чтобы строить. Потому что очень важная вещь – это строительные мощности. Мы сейчас хватились – далеко не во всех регионах нашей страны есть даже цементные производства. И у вас есть проблемы с этим. И у вас есть проблемы с этим. Но с учетом географического положения они определенным образом здесь решаемы. А в некоторых случаях нам приходится тащить строительные материалы за тысячи километров. Это неудобно. Нам нужно просто возрождать строительную промышленность. Кстати, в прошлом году строительная промышленность приросла на 115%. А в этом году за истекшие 5 месяцев прирост составил 125%. Более того. Есть очень симпатичные цифры, которые, конечно, как говорят в народе, не хотелось бы сглазить, по вводу нового жилья в масштабах страны. Это 146% применительно к 5 месяцам прошлого года. Это, откровенно говоря, даже те цифры, на которые мы не рассчитывали. То есть, тяжелая, заржавевшая машина российского строительного комплекса с места сдвинулась. Сейчас нужно, чтобы она набрала скорость.
Что же касается доступности, то это вообще самая сложная вещь. Я частично отвечал на этот вопрос при ответе первому коллеге. Понимаете, какая штука. Конечно, мы должны делать жилье доступным применительно к тем доходам, которыми располагают наши граждане. Критерии этой доступности могут быть разными. И естественно, что мы должны строить и жилье эконом-класса, и жилье улучшенного качества, и люксовое жилье. Каждый должен иметь возможность выбрать по своим доходам. Но даже жилье эконом-класса – давайте в этом признаемся откровенно – зачастую абсолютно недоступно довольно значительной части наших людей. Я считаю, что из этого не нужно делать трагедию, а нужно вкалывать вот так, как вкалывали в Западной Европе после Второй Мировой войны. И в Америке, когда за 15 лет сумели решить эту проблему.
Но я просто хотел бы, чтобы все понимали – здесь не должно быть иллюзий. За два года жилье не сможет стать доступным применительно ко всем категориям наших людей. Развитые страны добились этого за 10-15 лет, не меньше. И, с учетом того, что экономика у нас развивается по абсолютно тем же законам, я считаю, что для того, чтобы создать набор финансовых инструментов, практически доступных для абсолютно широких кругов населения, нам потребуется более значительное время, чем 2-3 года, отведенных для национального проекта. Но в этом была и цель национального проекта. Чтобы создать набор финансовых средств, ранее не существовавших в нашей стране.
Давайте вспомним, что происходило еще 5 лет назад. Средняя ипотечная ставка составляла 25%. Кто по таким ставкам может брать кредит? Никто. Кроме тех, кто давным-давно свою жилищную проблему решил, и без всяких кредитов. Вынул из кейса денег, и положил на стол. И ему эти кредиты не нужны. Сегодня ипотечная ставка, точнее ставка рефинансирования, которая существует в системе агентства по жилищному ипотечному кредитованию – 10,5%. Надеюсь, что через полтора-два года это будет уже 8%. Эта ставка и дальше будет снижаться. Стало быть, доступность ипотеки возрастет. Кстати, в прошлом году у вас очень неплохой результат по этому показателю был получен. Цифра контрольная, которая была для региона установлена в районе 300 миллионов рублей по объему ипотечных кредитов, а взяли – 2 миллиарда. Это означает, что все-таки ипотека постепенно проникает в различные социальные среды. Конечно, пока она в основном затрагивает тех людей, кто может заработать деньги достаточно такие приличные. Но тенденция налицо. Размер этой ипотечной ставки снижается. Поэтому сам по себе ипотечный инструмент, я считаю, мы создали. Теперь главное – привести его в те параметры, в которых ипотека существует в большинстве развитых государств мира. Но при этом не перегревая рынок. Потому что вы знаете, наверное, что в ряде стран увлеклись этим процессом: Япония, Соединенные Штаты Америки, совсем недавно, и перегрели ипотечный рынок. В результате, часть заимствований оказалась на уровне неликвидных. Ряд кредитов был предъявлен к досрочному взысканию. Поэтому об этом мы тоже должны думать. И не просто раздавать деньги, а думать о том, чтобы деньги, которые выделяются по ипотечному кредиту, были сбалансированы с платежеспособным спросом. Чтобы эти кредиты были ликвидны.
Вот этими процессами нужно научиться управлять. Пока мы совершаем самые первые шаги. Еще раз повторяю – мы не должны ждать чудес. Наши люди ждали чудес от советской власти и не дождались. Многие. Кто-то получил квартиры бесплатные, а кто-то так и простоял в очереди 40 лет, и ни фига не получил. Мы должны создать современный арсенал финансово-юридических средств для решения жилищной проблемы, и этим будем заниматься.

- Татьяна Константинова, еженедельник «Страна Калининград». Вдогонку к предыдущему вопросу. Может ли правительство своим волевым решением остановить как-то рост цен на жилье, и кто будет иметь право на бесплатные квартиры?

- Ну, вы сами как думаете – может правительство волевым решением остановить рост цен на жилье? Если может, то такое правительство нужно гнать в шею. Потому что до сих пор этого волевого решения не последовало. Остановить рост цен на жилье. Установить, что цены будут вот такие вот. Правительство, конечно, должно находиться в состоянии разумного понимания экономических процессов. Экономические процессы сложны, многовариантны и не имеют линейных решений. Они не контролируются напрямую ни из одного уровня власти. Но правительство обязано принимать решения, которые позволят все эти негативные тенденции смягчать. Вот достаточно общим моментом является рассуждение о том, что хорошо, вы развиваете сейчас эту ипотеку, а цены растут вверх. Может, тогда лучше ее не развивать? Но дело-то в том, что если сейчас – да, цены выросли, потому что мы, к сожалению, строим меньше, чем надо, несмотря на все наши старания, из-за того, что промышленность была разрушена. Но сейчас мы все-таки строим больше, и возможностей у людей взять кредиты и получить квартиры больше, несмотря на то, что цены подросли. Вот. Поэтому этим процессом нужно научиться управлять. Ну и, конечно, надо заниматься тем, чем обязано заниматься государство в целом, просто нужно создавать условия для роста доходов у граждан. Чем выше будут доходы, тем доступнее будут эти ипотечные средства и вообще другие средства решения жилищной проблемы. Это непростой процесс. Более того, даже в самых развитых странах студент после окончания университета, если он не устроился в какую-то очень крупную частную фирму и ему не положили огромный оклад, вряд ли сможет взять ипотечный кредит в банке. Человек должен продемонстрировать свою успешность, и только после этого он впишется в эту программу.
Но мы должны думать и о другом сегменте. О тех, кто вообще не может взять такой кредит на рыночных условиях. Вот здесь государство должно создавать фонды, за счет которых ипотека, другие способы решения жилищной проблемы субсидировались бы государством. Скажем, те проценты, которые платятся, а сегодня это от 11 до 14% в среднем по регионам, на 5-7% субсидировались бы за счет бюджетных источников, чтобы люди могли платить эти проценты, по сути, по более низким ставкам. Одновременно развивать программы, в которых компенсируется первоначальный взнос. Кстати, такие программы есть и в вашем регионе. Они, может быть, не столь объемны, как нам бы того хотелось, но они есть. Программы, по которым молодым и некоторым категориям социальным льготников компенсируются вот эти вот позиции. Но это тоже требует повышенного внимания государства. Здесь не должно быть бесплатной раздачи слонов, когда всем все раздается, и потом государство приходит к естественному банкротству. С другой стороны, нельзя забывать о наиболее обделенных категориях населения. Это и есть эффективная социальная политика. Если мы ее научимся осуществлять, всем будет неплохо.

- Владислав Бодай, телеканал «Премьер». Оцените, пожалуйста, какие проекты идут легче, лучше, успешнее, какие похуже, и почему?

- Еще раз оценить? Или вы имеете в виду в масштабах страны?

- В сравнении…

- Вы имеете в виду здесь, у вас, и в целом по стране?

- Я имею в виду здесь, у нас, и в целом по стране.

- Ну, в том, что касается ситуации у вас, я при ответе на первый вопрос пытался сказать, что мне кажется, у вас и жилищный проект, судя по тому, что строится, и здравоохранение и образование, с учетом того, что все-таки Калининградская область у нас в передовиках, и здесь осуществляются пилотные программы, идет неплохо. С сельским хозяйством потруднее. Именно в силу того, в том числе, что я сказал. И вообще этот проект тяжелый очень, и, кроме того, муниципальное деление, которое возникло некоторое время назад, не способствуют реализации этого национального приоритета в Калининградской области.
Что же касается ситуации по стране… Знаете, ну она такая же, как и у вас. Где-то что-то быстрее идет, где-то что-то лучше. Где-то все помедленнее развивается. Но для меня, например, я могу вам своими впечатлениями поделиться, было достаточно неожиданно, насколько востребованным оказался аграрный проект. Его вначале рассматривали как некий дополнительный, потому что в деревне слишком много проблем, чтобы их постараться решить за счет вот пусть даже такого масштабного проекта. Но, как ни странно, там он дал очень хорошую отдачу во многих местах. Почему? Потому что все-таки он, этот проект, реализуется с использованием бизнес-подходов. Там в чистом виде используются коммерческие критерии. Но в таких параметрах, которые доступны нашим селянам. Что я имею в виду? Проблема деревни – недофинансирование. Хроническое, тотальное, на протяжении многих лет. Отсутствие дешевых денег. Отсутствие возможности привлекать кредиты, покупать новую технику, покупать новых животных. Соответственно, увеличивать показатели опять же для достижения экономического результата. Но мы, во всяком случае, я, не ожидали, что эти деньги окажутся столь востребованными, и что с таким удовольствием эти кредиты, как маленькие, так и большие, будут брать.
Мы вообще недооцениваем способности наших людей к ведению бизнеса. Я в ряде регионов, когда встречался с нашими селянами, вы знаете, у нас практически треть страны живет в деревне, ничего нет рядом, в Восточной Европе, Западной Европе, просто я иногда удивлялся. Люди образования не имеют специального, привыкли жить в таких прежних, советских условиях, и вот бабушки такие, вполне взрослые, очень хорошо освоили эту кредитную терминологию, говорят о том, что залогов нам не хватает, поручительство не можем получить. Это означает, что рынок учит. И это очень хорошо. Хотя, казалось бы, этот аграрный проект – он очень сложный. И вообще вот, применительно к нацпроектам, к той работе, которую мы ведем, я бы хотел сказать, что, понимаете, всем очевидно, об этом президент говорил в послании Федеральному собранию этом году, что национальные проекты – они не призваны решить все накопившиеся проблемы в социальной сфере, в жилищном хозяйстве, в деревне. Они просто должны дать направление. Они должны сконцентрировать наше внимание на наиболее болевых точках. Они должны побудить регионы концентрировать свои усилия именно в этих областях.
Вот что происходит у вас? Образование, здравоохранение – мы перечисляем определенные деньги на приобретение оборудования, на финансирование заработной платы. Губернаторы, которые успешно работают в этой сфере, которые занимаются своими бюджетными источниками в этой сфере, начинают осуществлять софинансирование этих программ. Вот и у вас по программе «Образование» очень все неплохо развивается параллельно с федеральными затратами. Если мы, допустим, поощряем определенное количество учителей, выделяя, к примеру, в прошлом году, 50 грантов, в этом году 57 грантов для наших ведущих учителей, работающих у вас, на калининградской земле, то практически за счет областного бюджета поощряется в 2 раза большее количество педагогов. Это как бы ориентир – да, федеральная власть этим занялась, и мы этим должны заниматься. Та же самая ситуация с закупкой лабораторного оборудования, переоснащением школ. И это очень отрадно. Не только у вас, здесь, хотя здесь это тоже очевидно. Когда приходят федеральные деньги, регионы начинают искать дополнительные средства на эти же самые программы. В результате возникает кумулятивный эффект.

- Еженедельник «Тридевятый регион», Алексей Милованов. Собственно, я тоже про жилье. У меня два вопроса. Вы говорите, что целью является повышение благосостояния граждан, чтобы они могли платить за жилье. Но вот у нас все-таки с некоторой точки зрения рост стоимости квадратного метра какой-то уже совсем заоблачный, доходит до 5-8% в месяц. Какой-то предел роста виден? И вторая часть вопроса. Выступая по поводу реализации нацпроекта «Доступное и комфортное жилье», вы говорили много о малоэтажном строительстве как о способе реализации части проблем. Насколько у нас в Калининградской области это малоэтажное строительство видится успешным?

- Сразу отвечу на вторую часть. Видится на 100% абсолютно успешным. Потому что здесь всегда были такие фундаментальные традиции жизни на земле, и мне кажется, их просто нужно восстанавливать. Вообще, земли в России много, и используется она крайне нерационально. В советские времена людей заставляли, к сожалению, либо селиться в очень маленьких квартирах, либо ограничивали их жизненное пространство шестью сотками. Притом что гигантские земли были выведены вообще из оборота, никак не использовались. Нам нужно восстанавливать культуру жизни на земле, нам нужно восстанавливать желание жить в собственном доме. И я думаю, что Калининградская область здесь абсолютно не исключение.
Что же касается вопроса о том, что происходит у вас, и нет ли некоего перебора с темпами роста стоимости… Вы знаете, я вам так отвечу. В каком-то смысле это признак успешности региона. К сожалению для тех, кто приобретает жилье. Вот там, где нет развития, зачастую цены замерзли и не двигаются. Но там и доходы не растут. А там, где есть все-таки движение, куда поехал бизнес, где интересно селиться приезжим, там начинается рост стоимости. К этому, конечно, нельзя относиться безучастно. Но стараться на региональном уровне этим управлять.
Здесь довольно приличный кусок есть и спекулятивных дел, об этом, конечно, мы не должны забывать. Спекулянты, конечно, свою лепту вносят. Во-первых, путем скупки земельных участков. Во многих регионах это произошло. Я так понимаю, что и у вас когда-то этими вещами занимались. Когда забирают наиболее интересные земли, как правило – в городской черте или в черте, которая примыкает к городу, и сидят. Ждут, когда цены вырастут на некое количество десятков процентов, и потом это вываливают на рынок. Или обременяют это такими условиями, которые делают строительство уже крайне затратным на таких землях. С такими случаями надо разбираться, и надо разбираться крайне жестко. В прошлом году мы начали это делать. Во многих регионах все это закончилось, по сути, изъятием земельных участков. В некоторых случаях закончилось печально даже для руководителей соответствующих муниципальных образований. Здесь нужно все это довести до конца. Везде, в том числе – и у вас.
Еще один фактор, который влияет на быстрый рост стоимости жилья, непропорционально быстрый. Это, конечно, когда возникает спрос, существенно превышающий предложение. К сожалению, это, еще раз повторяю, это зачастую связано с быстрым развитием региона. Вот, несмотря на то, что вы много строите сейчас, исходя из того, как растут цены, если отбросить спекулятивный фактор – я бы отдал ему процентов 40-50, а оставшиеся 50% - это просто непокрытый спрос из-за того, что регион начал бурно развиваться. Значит, нужно строить еще больше.
Та задача, о которой говорил ваш губернатор, чтобы в ближайшее время начать строить один квадратный метр на человека в год, все-таки явно остановит эти процессы. У нас таких регионов в стране, где мы готовы, чтобы выйти на такие показатели, не так много. Если ваш регион окажется одним из первых, будет очень здорово. Близкая ситуация сейчас, насколько я знаю, в Московской области, где много строят. Хотя там тоже цены высокие, но это еще определяется связью Московской области со столицей. Там зачастую живут москвичи, там сообщающиеся сосуды.
Ну, в общем, рецепт один – строить больше. Строить больше разного жилья.

- Анастасия Гусак, радиостанция «Русский край». Скажите, пожалуйста, по каким критериям вы будете смотреть, как у нас выполняются проекты? Ведь у вас получится посетить объектов по минимуму, а оценить-то надо по максимуму. На что в первую очередь вы будете обращать внимание?

- Оценивать надо, как принято говорить, по гамбургскому счету. Вы знаете, ну во-первых, у нас есть система показателей, которые используются при оценке качества работы над проектами. Эта система утверждена, она используется при контроле за ситуацией в целом, при контроле за удельными параметрами реализации проектов. Во-вторых, конечно, и может быть, это самое главное, надо смотреть еще и на настроение людей. Потому что у людей всегда максимально жесткая оценка в отношении всякого рода социальных программ, в отношении тех проектов, которыми государство занимается. Послушаем, что завтра народ скажет. Вообще, откровенно говоря, идея приехать к вам мне пришла в голову неожиданно. Я просто был у вас в гостях год назад. Тогда было еще более жарко, здесь тепло, потому что мы под крышей, а тогда было больше 30 градусов. Я просто посмотрел, думаю – год прошел, надо посмотреть, что за этот год удалось сделать. С учетом того, что регион для России очень важный, губернатор у вас энергичный, новый. Вот, надо посмотреть, как все происходит, что за год удалось достигнуть. Завтра мы все это и оценим. Завтра как раз приедут наши коллеги, которые этим занимаются, оценками, и полпреда я позвал, начальника нашего контрольного управления. Так что вот исходя из этих соображений. Показатели плюс мнения людей.

- Юрий Шихунов, НТРК «Каскад». Дмитрий Анатольевич, я бы хотел вернуться к теме газификации Калининградской области и, в частности, спросить – как сейчас решается проблема газификации и поставок голубого топлива в регион? Понятно, что вопрос ответвления от Северо-Европейского газопровода – это вопрос будущего, а как сейчас происходит решение этих вопросов? И будет ли возобновлено строительство второго энергоблока ТЭЦ-2, как известно, есть разногласия между «Газпромом» и РАО «ЕЭС России»?

- Тема эта непростая, мы ей занимаемся в последние три или четыре года уже. Действительно, есть разногласия, о которых вы говорите. Задача наша сегодня их преодолеть, выйти на какую-то сбалансированную позицию. В том числе, и по вопросу достройки второго энергоблока. Потому что позиции диаметрально противоположные. РАО «ЕЭС» считает, что надо строить, а «Газпром», ну во всяком случае эксперты «Газпрома», за весь «Газпром» я бы расписываться не стал, я тоже в конце концов немножко «Газпром». Так вот, эксперты считают, что достраивать не следует. Все эти факторы нам нужно окончательно обобщить и принять сбалансированное решение, в том числе – с учетом перспектив Северо-Европейского газопровода.
Вы знаете, здесь в известной мере такая же ситуация, как с ценами на жилье. Плохо, что они растут быстро, но это показатель того, что есть развитие. То же самое и с энергопотреблением в Калининградской области, и с потреблением газа. Еще несколько лет назад, когда мы говорили о тех объемах, которые вы уже сейчас потребляете, всем казалось, что это достаточно, нормально, вот если мы так будем расти… Оказалось, недостаточно.
Я вам больше скажу. Мы вообще в масштабах страны просчитались в известной степени довольно существенно по поводу темпов роста экономики. И энергопотребления в масштабах страны в целом. Мы исходили, во всяком случае – наши предшественники многие исходили из инерционного сценария. Еще 10 лет назад казалось, что те мощности, которые есть, и в масштабах страны, и здесь, вполне достаточны, чтобы покрыть все потребности. Оказалось, что мы растем гораздо быстрее. Что нас, естественно, всех очень радует. Но в то же время возникли дырки, их надо закрывать. Поэтому и проблема газоснабжения Калининградской области, и проблема улучшения энергоэффективности здесь, и увеличения энергопроизводства – это одна из ключевых проблем. Не буду скрывать, мы ею довольно часто занимаемся. И споры горячие. В любом случае, будем стараться выводить энергопотребление Калининградской области на сбалансированный уровень, стараться его увеличивать, но сообразно росту экономики.

- Виктория Чернова, «Калининградская вечерка». Дмитрий Анатольевич, возвращаясь к теме национальных проектов. А как вы боретесь с недостатками нацпроектов? Ведь были же ошибки, и врачи не так лечили… Вообще кухню нацпроектов можно открыть? Как принимаются решения?

- (Вздыхает) Как я борюсь с недостатками? Ошибки, безусловно, всегда присутствуют, в любом деле. Ну как борюсь… Я выписываю перечень нарушителей в столбик, потом выбираю, какую меру наказания применить – то ли исключительную, в виде расстрела, то ли через повешение. И в зависимости от настроения зачеркиваю ту или иную фамилию.
Ну а если серьезно, то, конечно, проблем предостаточно. Кухня выглядит следующим образом. У меня еженедельно проходит очень значительное число встреч, всякого рода совещаний, как по поводу того, как в целом идут дела – это иногда и по телевизору показывают, когда мы президиум проводим, когда президент совет проводит. Но большинство этих совещаний, большинство встреч, они, конечно закрытые. И так и должно быть. Как раз на них обсуждаются все проблемы, все недостатки, которые возникают. Значительная часть наших проблем коренится в неэффективности административной машины. Зачастую на согласование элементарных вещей уходят месяцы. Мне неприятно в этом признаваться, но, к сожалению, это зачастую так. Иногда поражаешься, насколько формально относятся к исполнению обязанностей некоторые участники процессов. Вот эта переписка между ведомствами может происходить месяцами по поводу одного вопроса. И, конечно, задача радикального улучшения работы государственного аппарата - это наша первейшая задача.
Но национальным проектам повезло чуть больше, чем другим программам. Потому что все-таки под них выстроена довольно-таки мощная вертикаль, как принято говорить, принятия решений, и они находятся в оперативном режиме контроля. Есть гражданин, который вот здесь сидит, который хотя бы может нажать там какие-то кнопки и по головам надавать. Это не очень эффективно, но иногда это надо делать. А вообще, конечно, в ручном режиме, по-хорошему, на будущее большие проекты вести неправильно. Мы должны строить полноценную рыночную экономику, которая работает на принципах саморегуляции. Но для того, чтобы эти механизмы запустить, иногда приходится использовать вот такие оперативные рычаги. Я не буду скрывать, я ими пользуюсь.
Жарко уже, надо на пляж идти.

- (Алексей Денисенков) Купаться будете сегодня?

- 17 градусов, я уже уточнил, вода. Это слишком холодно. А вы купаетесь в такой воде? Ну 17 – прохладно. 20 – уже ничего. Но раз вы купаетесь, придется залезть.
Пожалуйста, коллеги, кто что еще хотел спросить?

- (Алексей Денисенков) Тоже вопрос такого личного свойства. Вы не первый раз в Калининграде, в целом в области. Может, появились у вас какие-то любимые места, что-то нравится больше, что-то меньше. На уровне личного восприятия, личного впечатления.

- У меня проблема как у всех начальников, обычно приезжающих куда-то. Я, к сожалению, ничего, кроме той программы, как правило, которую мне делают, с участием региональных властей ну и каких-то встреч, который проходят, увидеть не могу. Для этого нужно просто чуть больше свободного времени. Вот сегодня воскресенье, я хотел бы посмотреть на ваши природные красоты. Я, откровенно говоря, их ни разу не видел. Вот как раз этим и займусь. А куда стоит поехать?

- На Куршскую косу, на дюну Эфа…

- Хорошо.

- (Сергей Смирнов) В перечне нацпроектов когда-нибудь пополнение будет?

- Я довольно часто на этот вопрос отвечаю. Я считаю, что пополнять что-то нужно только тогда, когда мы уже как минимум завершили работу над этими проектами или мы понимаем, что уже какую-то точку достигли. Лучше мы сделаем нормально 4-5 проектов, чем, допустим, размажем все это тонким слоем и никаких успехов не достигнем.
Кстати сказать, то, что связано с проектами, та демографическая тема, которой мы сейчас довольно активно занимаемся, надо признаться, тоже свои результаты приносит. Вот я посмотрел статистику, когда летел в самолете к вам. Знаете, неплохо. Конечно, это не фантастика, но за прошлый год прирост новых рождений – 8,5%. Значит, есть желание жить у людей. Знаете, не все так легко. Особенно некоторое время назад было. И некоторые другие вещи, например, по показателям младенческой смертности, на 36% уменьшилось количество смертей. Это показатель того, что все-таки работа какая-то уже развернулась. Не так быстро, конечно, как бы нам этого хотелось, но я не могу не отметить, особенно в вашем кругу. Успехов.

Записал Алексей Милованов, «Тридевятый регион»/Калининград.ru

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.