Польская блоха ("Wprost", Польша)

Все новости по теме: Соседи
В первую очередь нужно обсудить судьбу профессора Геремека и других преследуемых в Польше на основе закона о люстрации, а также широко распространенные в 'качистской' Польше нарушения прав человека и нетерпимость. Именно такую тему для заседания рабочей группы Европейский Союз - Россия по правам человека предложила в начале мая российская делегация.

В Варшаве наверняка нашлось бы много желающих заняться этой ценной инициативой, но как раз в этом случае Германия как председатель ЕС предпочла 'сидеть тихо'. Однако Россия всегда готова прийти на помощь - может, не столько бедным полякам, страдающим под гнетом авторитарного режима, сколько Европейскому Союзу, а, особенно, его 'серьезным' членам - таким, как Германия, Франция или Италия, которым приходится как-то справляться с этой безнадежной Польшей. Но этим она занимается не в одиночку, а при помощи услужливых единомышленников (в прежние времена их называли полезными идиотами или агентами влияния в зависимости от того, получали они деньги из Москвы или нет).

Прозападная Россия, русофобская Польша

Владимир Путин - это самый прозападный политик, правивший Россией после Екатерины II. Таково мнение не только личных друзей президента России, таких, как проф. Анджей де Лазари из Лодзи. Такие взгляды все еще можно встретить в самых влиятельных СМИ Европы и Америки. Даже теперь, когда российские бомбардировщики испытывают терпение британской противоракетной обороны, в лондонской прессе звучит подобная апология политики Путина. Достаточно взглянуть на комментарии Саймона Дженкинса (раньше Times, теперь - Guardian), Джонатана Стила (тоже Guardian) или Мэри Дежевски (Independent), чтобы понять, какова аргументация этих апологетов, сотни которых можно найти также во французской, итальянской, немецкой и американской прессе.

Так вот, в этой аргументации нередко появляется Польша: если до сих пор не стабилизировалось разумное, взаимовыгодное сотрудничество Европейского Союза со столь прозападной Россией, представленной Путиным, то виноваты в этом патологическая русофобия и предрассудки, которые разжигает Польша, совершенно иррациональная в своей внешней (и внутренней) политике. Затем появляется несколько интерпретаций этого тезиса. Первая адресована немецкой и западноевропейской общественности: Польша - слепое и пассивное орудие в руках не менее иррационального Вашингтона. Вторая интерпретация адресована американской общественности, особенно, представляющей Восточное побережье: Польша - слепое и пассивное орудие безумной и вредоносной для самой Америки политики команды Джорджа Буша. В обоих вариантах коронным аргументом является вопрос о размещении в Польше элементов американской противоракетной обороны, что в данном контексте рассматривается как проявление польских фобий и антироссийского комплекса, умело эксплуатируемых империализмом Буша.

Однако есть и другие, глубже укорененные в традиции варианты черной легенды о Польше как помехе гармонии между Западом и Россией. Польша не соответствует стандартам современного мира, не понимает язык реалистических интересов и живет историческими обидами. У поляков комплекс жертвы, но при этом и сами они, как народ антисемитов, не могут похвалиться чистой совестью (не знаю, есть ли на свете такая страна, где бы СМИ комментировали открытие преступления в Едвабно с таким же энтузиазмом, как в России). Польша - страна нетерпимости, (католического) фанатизма, анархо-националистических тенденций, которые постоянно возвращаются на политическую сцену вместе с уклоном в сторону правого авторитаризма.

Польская перегородка

Повторим, для внешнего потребления русские чаще всего распространяют черный образ Польши чужими руками. Официальная линия кремлевской публицистики по вопросу 'польской перегородки'' (это бессмертное определение самого Сталина) достаточно стабильна: Польша так мала и провинциальна на фоне грандиозных целей и возможностей России, что ей практически не уделяется внимания. По вопросу ПРО в нашей стране Москва будет вести переговоры только с Америкой, возможно, с Германией, но никак не с Польшей. Как тонко заметил один кремлевский писака, 'все, что Россия делает в отношении Польши, она делает мизинцем левой ноги, настолько Польша малозначительна для Москвы'.

Президент Путин действительно подражает Екатерине II. Когда Речь Посполитая начала освобождаться от ее влияния, императрица взяла курс на демонстративное пренебрежение. О Польше она уже была готова разговаривать не с ее властями, а с ее могущественными западными соседями или с теми поляками, которые согласились стать ее орудием. Однако, прежде чем провести три раздела, она создала (при помощи своих агентов влияния - французских и немецких философов) сохранившийся до сегодняшнего дня образ Речи Посполитой как своеобразной черной дыры на карте рациональной Европы. И свое первое вмешательство с целью недопущения восстановления силы Речи Посполитой изнутри она совершила под лозунгом борьбы за толерантность. И Европа это купила, поскольку фальшивку продавали Вольтер и д'Аламбер, а увековечивали все новые статьи о Польше на страницах энциклопедии Дидро. Эти философы, щедро вознаграждаемые императрицей и удостоенные личной перепиской с нею, сумели увидеть в польской борьбе за независимость лишь фанатизм, хаос и шляхетское своеволие.

Барон Мельхиор Гримм, идейный эмиссар Екатерины в просвещенной Европе, провозглашал на всех углах, что Польшу от ее католического фанатизма могут излечить только 'русские лекари'. Однако сегодня Россия не хочет лечить Польшу сама. Это занятие для блистательной Европы, которая должна, наконец, разобраться с польской аномалией. Это также занятие для тех поляков, в лице которых Россия президента Путина обретает потенциальных союзников. Помимо евродепутата Геремека, который сегодня столь успешно помогает Кремлю в создании образа Польши как 'больного человека Европы', московские политики и СМИ также указывают на других ценных польских 'партнеров'. И так, например, 'Коммерсант' от 19 июля 2007 г. восхищается смелостью депутата Тадеуша Ивиньского (Tadeusz Iwinski), выступившего против планов размещения американского 'щита' в Польше. В свою очередь, 'Время новостей' от 11 июля 2007 г., переживает за Анджея Леппера (Andrzej Lepper), потерявшего пост в правительстве: он 'был единственным членом польского правительства, который не стеснялся своих пророссийских симпатий'.

За дело берется пан Ежи

Однако самую любопытную демонстрацию мотивов, которыми питается черная легенда Польши - авторитарной, нетолерантной, иррациональной, не могущей избавиться от своих фобий - дал недавний видеомост между порталом www.inosmi.ru (его представлял полковник из московского 'Независимого военного обозрения') и Ежи Урбаном. 'Пан Ежи', как почтительно именовали его российские собеседники, сказал все, что они хотели услышать: поляки идут на поводу у циничного Буша, их провинциальная идентичность, равно как и государственный суверенитет Польши, не заслуживают того, чтобы их защищали. Он не ответил только на один вопрос, который, вероятно, лучше всего передает ожидания нынешней российской правящей элиты. Ведь, по сути, этот вопрос обращен не столько 'пану Ежи', сколько Западу: когда Евросоюз, наконец, введет санкции против этой ужасной, темной Польши?

Все дело именно в этом: убедить западных 'партнеров', что санкции против Польши необходимы, что когда эта польская проблема будет так или иначе решена (а в Вашингтоне на место Буша придет какой-нибудь 'реалист'), Россия и Запад вновь соединятся в объятьях дружбы и сотрудничества. Москва не шевельнет и мизинцем левой ноги - с настырной польской блохой разберется разумный Запад при помощи санкций. Или хотя бы научит ее прыгать - по-евроссийски.

Анджей Новак - историк, профессор Ягеллонского Университета, главный редактор журнала Arcana.
Источник: ИноСМИ

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.