Польша глазами российского мусульманина

Все новости по теме: Соседи
Отношение к Европе в России противорчивое. Одни превозносят ее в качестве эталона и образца для подражания, считая, что цивилизационно Россия является европейской страной. Другие же скептически оценивают современную европейскую культуру и политические реалии, указываю на внутреннюю фальшь и лицемерие "демократических ценностей" и общую дегенерацию европейского населения. У кого-то Европа ассоциируется со скоростными автобанами, ухоженными устланными брусчаткой улочками, социальными гарантиями, первоклассным качеством жизни, у других - с брачующимися "голубыми", мужланистыми феминистками во власти и сизыми наркоманами, принимающими очередную "легальную" дозу в центре Амстердама. Между тем, Европа неоднородна, и все перечисленные образы в большей или меньшей степени адекватны нынешнему облику этой части света. Европу принято воспринимать в качестве целостного феномена, однако уклад жизни, менталитет, ценности населения западной ее части, католического юга и стран бывшего соцлагеря не одинаковы.

Российские мусульмане - сотрудник ИА IslamNews и студент МГУ Алмаз Абдрахманов, а также председатель мусульманской общественной организации "Прямой путь" юрист Марат Ашимов недавно смогли познакомиться с реалиями Восточной Европы. При поддержке Ассоциации ОО "Собрание" они посетили Польшу в составе российской молодежной делегации. Они приняли участие в научном семинаре, посвященном вхождению Польши в Евросоюз, а также совершили турне по городам страны, встречаясь с чиновниками, депутатами, журналистами, врачами, работниками социальных служб. О своих впечатлениях Алмаз подробно рассказал коллеге по ИА IslamNews.



- Расскажите, пожалуйста, подробнее о мероприятии, происходившем в Польше: кто бы его организатором, каков был состав российской делегации?

С 8 по 15 июля мы в составе российской делегации пробыли в Польше, где приняли участие в обсуждение проблемы расширения НАТО на восток и вхождения Польши в Евросоюз. Мы также посещали различные государственные организации, беседовали с польскими депутатами, обмундсменами, правозащитниками, были на телевидении. Нам показывали, как работают разные социальные структуры: школы, больницы. Все мероприятие было организовано Институтом Восточных исследований совместно с правительством Польши. В составе нашей делегации были молодые люди от 18 до 25 лет - представители российских молодежных неполитических организаций: студсоюзов, независимых некоммерческих, негосударственных структур, питерской организации "Сознание". Многие из них юридически даже не зарегистрированы, а существуют за счет инициативы социально активных граждан.

Состав нашей делегации был достаточно пестрым - казахи, русские, украинцы, белорусы, татары, евреи, алтайцы. Все приехали из разных концов России - кто-то с Алтая, кто-то из Калининграда, из Казани, из Рязани, из Мордовии...Каждый человек был активен в жизни своего города, и, слушая рассказы моих спутников, я жалел, что мусульмане у нас в стране часто не проялвяют такой инициативы и сплоченности.

Было очень интересно обменяться взглядами с ними, мы разговаривали о многом - о политике, о социальных проблемах...Разница в менталитете жителей удаленных друг от друга регионов чувствуется. Жители Калининграда, например, более прозападно настроены.

За время нашего пребывания в Польше мы посетили Варшаву, Краков, более мелкие города. Сравнивая жизнь в столице и, к примеру, в маленькой деревушке, мы немало удивились тому, что уровень жизни в Польше не особо отличается в зависимости от населенного пункта. Человек, живущий в деревне, может пользоваться услугами нормальной, предлагающей качественную медицинскую помощь больницы, мало чем отличающейся от варшавской клиники. Полякам выплачивается страховка: государство оплачивает лечение своих граждан.

Кроме того, нам бросилась в глаза высокая активность населения и развитое самоуправление. Польское правительство поощряет самоуправление. Например, руководство ведомства города Краков имеет широкие полномочия, Варшава лишь передает часть налогов, учитывая, что ведомство держится общего направления польской политики. При этом ведомство в праве вводить свои налоги на собственной территории, немого менять структуру управления так, как ему удобно. Нам показалось, что это дает хорошие плоды.

- С чем, на Ваш взгляд, связано меньшее социальное расслоение, чем в России? У нас в стране пропасть между богатыми и бедными, между Москвой и многими регионами - просто гигантская. В чем дело - в целенаправленном разворовывании доставшейся с советских времен инфраструктуры, в иной стилистике взаимотношений народа и власти, в том, что мы пережили развал СССР, в несоизмеримости территории России и Польши?

Я думаю, что в истории Польши и нашей страны много общего. И Россия, и Польша подвергалась европейской интервенции; был такой период в истории, когда Польши попросту не существовало, она была разделена. Во время Второй Мировой войны Польша наряду с СССР более всего пострадала от немецкой агрессии. Наконец, Польша входила в социалистический блок.

В 60-х годах в Польше активизировалось движение "Содилдарность", оно оказывало большое влияние на внутриполитические процессы в этой стране. Эта общественная организация смогла изменить всю политическую структуру Польши. Она существует до сих пор, и она смогла сплотить польское население, направить его активность именно в социальную сферу.

Когда мы приехали в Польшу, мы увидели медсестер, которые бастовали против маленькой зарплаты. Они вышли и просто расположили палатки возле какого-то правительственного учреждения. У нас народ проявляет не такую активность при защите своих прав, а о забастовке медсестер говорили по всей Польше.

Подобная активность проявляется на разных уровнях. Помню, мы были в столице Гмины, были в мэрии, где нам рассказывали о поддержке предпринимательской деятельности и инициативы. Активизм поощряется в детях со школьной скамьи, есть даже специальные отделы планирования, куда предприниматель может придти и получить консультации по поводу того, как ему развивать свое направление. Периодически в Польше даже проводятся конкурсы на лучший бизнес-проект. Проект-победитель, который признается заслуживающим наибольшего внимания, получает государственную поддержку и полностью финансируется из бюджета.

Может возникнуть вопрос - откуда берутся деньги? Здесь большую роль играет самоуправление: власти имеют право вводить налоги в местную казну. Например, в некоторых ведомствах есть даже налог на содержание собак. Все эти деньги идут на социальные нужды.

- Каков нынешний политический расклад в Польше? Какие силы пользуются наибольшей поддержкой? Каково отношение к США, к России у разных слоев польского населения?

Я заметил, что, вопреки стереотипам, многие поляки негативно относятся к размещению натовской ПРО на территории Польши и достаточно лояльны к России.

- Но сложно предположить, что отношение к России одинаково во всех слоях польского общества. Если, для сравнения, мы исследуем вопрос о восприятии, скажем, США в российском обществе, то мы обнаружим на сей счет полярные мнения: от резко негативного до подобострастно-восторженного отношения. Вопрос, каково будет соотношение сторонников той и другой позиции в конкретном обществе...

Пожилые поляки и люди зрелого возраста положительно относятся к России. Однако, увы, часть молодежи находится под влиянием польского правительства, которое для подчеркивания национальной самоидентификации во всех бедах Польши винит Германию и СССР. Даже когда мы были в Польском музее, там рассказывали, что роль России в истории Польши была преимущественно негативной. Чувствуется, что у поляков на Россию остается какая-то историческая обида. Опять же, повторюсь, что такие настроения получили распространение в молодежной среде, а люди старшего поколения в большинстве своем тепло отзываются о России.

- Может быть, дело в том, что они ностальгируют по временам социализма, которые ассоциируются у них, главным образом, с активной ролью СССР на международной арене?

Мне кажется, что большая часть того, что рассказывается в современной Польше об СССР, надумано. Возможно, это объяснимая реакция государства, желающего стимулировать в своем народе дух национальной независимости и самостоятельности.

- Каково отношение современных поляков к религии? Какова численность исламской общины в стране?

Поляки очень ревностные католики, практически в каждом доме висит портрет папы Иоанна Павла Второго - к нему как к поляку отношение в стране особое. Его очень часто вспоминают и любят.

Что касается мусульман, то в Варшаве есть исламский центр, на территории Польши действует несколько мечетей. Однако в целом в стране мало не-католиков, хотя какая-то часть населения исповедует православие и Ислам. Во время нашего посещения польского телевидения мы спросили его сотрудников о том, предоставляют ли они слово религиозным меньшинствам, и они ответили, что у них было несколько передач на мусульманскую тематику. К сожалению, с представителями исламской общины встретиться нам не удалось.

- Как поляки относятся к Исламу и мусульманам, учитывая значение католицизма в их жизни?

Относятся вполне нормально, терпимо. На мусульманок, которые носят хиджаб, никто не показывает пальцем - а я видел наших сестер на улицах городов Польши. Когда мы зашли в мэрию Гмины, там на стене висел плакат с инструкцией, как фотографироваться на паспорт. На нем были, в частности, размещена фотография девушки в платке. В Польше практику фотографирования на документы в соответствующем религии головном уборе воспринимают как явление, которое в порядке вещей.

- В соседней Белорусии тоже не возникает проблем с фотографированием в платке на паспорт, хотя никаких специальных распоряжений на сей счет нет.

К сожалению, в России, несмотря на поправки к закону, у девушек возникают сложности с такими фотографиями, поскольку не до всех чиновников и ОВИРов дошло разрешение на фотографирование в хиджабе. Но в Польше такой вопрос даже не возникает - когда сотрудник паспортного стола каждый день видит инструкцию с такой фотографией, он и не думает возражать женщине, которая приносит свое фото в головном уборе. Из этого я сделал вывод, что исламофобии в Польше нет.

Кроме того, в случае ущемления их прав мусульмане всегда могут подать жалобу обмундсмену, даже встретиться с его заместителем. Причем они оказывают поддержку не только гражданам Польши, но и иностранцам, чьи права были ущемлены на польской территории. Ни национальная, ни религиозная принадлежность здесь роли не играет.

- Ну, исламофобия - сложный феномен: есть исламофобия государственная, есть исламофобское (как правило, представленное евреями) лобби в СМИ, а есть низовая бытовая исламофобия. В странах с ревностно католическим населением нередко сильны антиисламские настроения, культивируемые церковью, которая усматривает в распространении Ислама угрозу своему влиянию. Возникает ли в Польше напряженность между христианами и мусульманами или же они уживаются мирно?

Я лично считаю, что демократические ценности способствуют воспитанию в человеке уважение к любой конфессии и национальности. Другое дело, что, возможно, за время своего недолгого пребывания в Польше я не заметил какие-то скрытые для иностранца нюансы.

Я обратил внимание, что в Польше сильна поддержка евреев. Когда нас водили на экскурсию в Аушвиц, бывший конлагерь, о погибших там славянах обронили пару фраз, зато про массовое истребление евреев рассказывали очень долго. Полякам навязано некое чувство вины за уничтожение евреев в концлагерях на территории Польши.

- То есть, как и везде, евреи спекулируют на теме Холокоста, хотя в немецких концлагерях погибло множество людей других национальностей...

Да, именно так. В музее Аушвица нам постоянно показывали, где пытали и сжигали евреев. Но об убитых русских сказали пару предложений. На самом деле это ужасная несправедливость.

Нас много спрашивали, почему в России так плохо относятся к евреям - Чубайсу, Березовскому, Ходорковскому. Людям было очень сложно объяснить, что к этим деятелям претензии у населения не оттого, что они евреи, а из-за их политической и экономической деятельности.

- Вернемся к теме взаимоотношений христиан и мусульман в Польше. Вы затронули тему исламофобии и отметили, что польские католики не относятся к мусульманам агрессивно. Однако отсутствие прямой агрессии еще не означает, что той и другой стороной не может вестись активный прозелитизм. Согласитесь, что если человек искренне уверен в истинности своей религии, он, уважая приверженца иного вероучения как личность, все же будет стараться убедить его в преимуществе собственной конфессии...

Нам ничего такого не встречалось. Все-таки в Польше есть и мечети, и исламские центры, проводятся мусульманские праздники. Точно так же там действуют православные церкви и даже можно встретить надписи на русском языке.

- Бытовая исламофобия часто связана не только с культивацией антимусульманских настроений в СМИ, но и с потоком мигрантов из традиционно исламских стран, которые часто составляют конкуренцию местному населению, занимая рабочие места и т.д. Есть ли такая проблема в Польше?

Насколько я знаю, в Польше достаточно грамотно решен вопрос с трудовыми ресурсами. Однако те люди, которые недовольны своим материальным положением, на заработки уезжают преимущественно в Британию и постепенно "оседают" там вместе с семьями.

Мне, кстати, понравилось, что в Польше поощряется рождаемость, существуют программы получения жилья для молодоженов, субсидии от государства. Сначала молодые получают комнату, после рождения ребенка их жилплощадь расширяется, а когда в семье есть уже два-три ребенка, они подумывают о строительстве дома.

- Насколько в Польше благоприятная обстановка в плане уровня преступности? Какое распространение получила наркоторговля, проституция, другие формы нелегального бизнеса?

Поляки очень религиозны сами по себе, и это их уберегает от многих бед. Как нам показалось, криминогенная обстановка в Польше достаточно спокойна. Во всяком случае, такой вывод мы сделали после бесед с чиновниками, с врачами больниц.

Польша во многом произвела на меня благоприятное впечатление. Обсуждая увиденное с участниками делегации, мы затрагивали и сугубо российские темы - такие, как создание разного рода молодежных палат и то, есть ли от этого реальная польза. Опыт у всех разный. В Питере все эти структуры носят скорее тусовочный, чем реальный характер, а в Москве молодежные организации, те же студкомитеты, настроены на серьезную социальную работу. Соответственно, в столице большее количество членов этих объединений успешно продвигается вверх по административной лестнице, занимает какие-то посты. Наверное, это напрямую связано с большей активностью москвичей.

- А как ваши спутники из российской делегации относились к Исламу и мусульманам? Не было ли разговоров на эту тему?



Неоднозначно. Кто-то воспринимает нас как таких же граждан России, кто-то удивляется, как мы можем быть мусульманами и при этом - нормальными, образованными людьми, интересными собеседниками - такие люди даже подозревали нас в том, что мы какие-то "ненастоящие мусульмане".

Отношение человека к Исламу зависит от круга его общения. К сожалению, некоторые "этнические мусульмане" относятся к Исламу хуже, чем многие русские. Особенно тяжело было с казахскими участниками нашей делегации. Они очень агрессивно себя вели, все пытались доказать, что намаз и платки - это показуха, можно и водки выпить и свининки поесть, а главное "верить в душе".

- Какие свои наблюдения вы считаете ценными для перенесения их на российскую почву? Осуществимо ли такое заимстование, принимая во внимание разницу в менталитете и то, что не всегда такая инициативность найдет поддержку у российского государства?

Поддержка инициативы, поощрение активности у ребенка с ранних лет и поддержка ее на государственном уровне - этому, на мой взгляд, было бы неплохо поучиться у поляков. Но здесь важно учитывать, что социальная активность поляков очень глубоко перплетена с их религиозными принципами, что гарантирует честность функционеров органов самоуправления. Что касается России, то у нас, как говорил Гоголь, две проблемы - дураки и дороги. Если во главу системы самоуправления станет человек безнравственный и коррумпированный, толку не будет. Как говорится, не место красит человека, а человек место.
Источник: IslamNews

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.