Русский стиль: исключения без правил ("Verslo Zinios", Литва)

Все новости по теме: Соседи
Для литовского бизнеса Калининград становится все более небезопасным. На прошлой неделе там был убит руководитель предприятия с литовским капиталом 'Рослитстрой' Александр Семкин. Ранее, в конце июня, было совершено покушение на гражданина Литвы, бизнесмена Владимира Юхневича, также руководившего строительной компанией. В апреле в тех краях исчез создатель и президент Литовского бизнес-клуба, тогдашний генеральный директор 'Рослитстрой' и член правления концерна 'Юпоя' Станисловас Юцюс. О нем до сих пор ничего неизвестно.

Убийства и пропажа людей в России никого особенно не удивляют, как и то, что вопросы бизнеса там часто решаются при помощи кулаков, ножей и огнестрельного оружия.

Понятно, что насилие в бизнесе является ежедневной реальностью в посткоммунистических странах. Если посмотреть на эти страны, то в каждой из них насчитается несколько тысяч погибших бизнесменов.

Сегодня не принято говорить о классовой борьбе. Сто лет назад было привычно, что в вооруженных столкновениях с властями погибали так называемые простые люди. Теперь же в нелегальных междоусобных войнах в Восточной Европе гибнут бизнесмены. Ничего здесь удивительного нет. В первые годы дикого капитализма было трудно защитить свой интерес законными способами. Законы были неясными либо их не было, силовые структуры действовали неэффективно.

Теперь по восточной границе ЕС мы можем смело проводить рубеж, западнее которого ситуация значительно исправилась. Членство в ЕС дает свое. И богачи, и бедняки понемногу понимают, что цивилизованный способ ведения дел выгоден всем.

А из России доходят совершенно другие сообщения. Убийства по политическим и экономическим причинам там обычны. Зная, каковы русские традиции, мы можем смотреть на дела нашего бизнеса в Калининграде только с беспокойством.

Связаны ли между собой упомянутые события - убийство, покушение, пропажа - могут ответить только расследующие преступления представители правоохранительных органов России. Если бы подобных ответов пришлось ждать от какой-нибудь страны ЕС, то официальные заявления вызывали бы доверие, даже если бы эти ответы были неприятны для потерпевших лиц. Имея дело с Россией, доверие могут вызывать только самые простейшие случаи, но все равно нельзя быть уверенным, не является ли простота прикрытием. Например, говорится, что убит из ревности, а настоящие мотивы преступления остаются скрыты либо невыяснены.

Россия сама виновата, что ни у кого не вызывает доверия. Следствием проводимой Кремлем 'управляемой демократии' является то, что любое резонансное дело находится под его контролем. Как правители России решат, в ту сторону и направляются версии расследования или они вообще не появляются. По приказу Кремля может быть погублен любой неудобный политик или бизнесмен. Против них могут быть начаты дела по обвинению в уголовных, налоговых и других нарушениях. Определенные дела инициируются на высшем уровне, как это было с компанией 'ЮКОС'. Более мелкие рыбешки являются заботой более мелких начальников.

Если представители пострадавшего литовского капитала кому-либо неудобны или что-нибудь должны местным воротилам, вряд ли можно надеяться на объективное расследование. Даже если конфликт и не достигает уровня областной власти, вероятность правдивого расследования уменьшает коррупция, которая охватила все уровни российской административной вертикали. В течение многих лет ее масштаб в Калининграде невооруженным глазом мог наблюдать каждый турист: гигантские очереди вдоль границы с Польшей на пропускных пунктах, парни в тренировочных костюмах, предлагающие перейти границу за несколько десятков долларов, граждане, на глазах милиции забивающие контрабандной водкой и сигаретами свои машины...

Конечно, всегда встречаются исключения, поэтому не стоит заранее гадать о ходе событий. К сожалению, правда современной России подтверждается исключениями, но не правилами. Ну, наши бизнесмены, работающие в этой стране, это давно поняли.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.