Александр Лукашенко не выдержал испытания газом

Белорусский президент капитулировал, не выдержав и суток полной газовой блокады. Все последние часы отношения двух стран балансировали на грани разрыва. Несмотря на согласие Минска удовлетворить все требования Москвы, политический скандал только разгорается. Александр Лукашенко намерен предъявить Владимиру Путину список претензий и грозит пересмотром соглашений Союзного государства. Сегодня в Белоруссию для переговоров вылетел российский вице-премьер Виктор Христенко.

Скандал с полным прекращением поставок российского газа в Белоруссию сегодня перерос в политический. Утром президент Белоруссии Александр Лукашенко отозвал своего посла в России для консультаций в связи с кризисной ситуацией вокруг решения «Газпрома». Пресс-служба белорусского президента распространила сообщение, в котором сказано, что «российско-белорусские отношения надолго отравлены газом». Первый заместитель белорусского премьера Владимир Семашко заявил, что действия российской стороны не что иное, как покушение на договоренности Союзного государства.

– Это акт терроризма на самом высоком уровне, когда в 20-градусный мороз страну и народ лишают природного газа, – заявил Александр Лукашенко на сегодняшнем совещании правительства в Минске. Его патетику можно понять. Вчера в 18.00 «Газпром» полностью прекратил транзит через белорусские транспортные сети. Из-за этого без газа остались Калининградская область, Польша, страны Балтики и Германия. Чтобы хоть как-то компенсировать ущерб, был задействован газопровод «Рига-Паневежис», проходящий по территории Латвии в Литву и Калининград. В Калининграде был введен режим экономии в подаче топлива потребителям. В «Газпроме» утверждают, что вина за эти непопулярные решения полностью лежит на белорусской стороне.

– До сих пор никаких конструктивных предложений от белорусских переговорщиков не поступало, – объяснил «Столичной» сегодня утром начальник управления ОАО «Газпром» по работе с прессой Игорь Волобуев.

Однако спустя 18 часов после того, как Москва перекрыла газовую трубу, у Александра Лукашенко не выдержали нервы.

– Хочет Путин, чтобы мы платили эти деньги, то давайте соберем их от лекарств чернобыльцев, от тех, кто гнил в окопах, – заявил он на совещании с правительством. – Неужели мы не соберем эти 200 млн долларов? Соберем и снимем эту проблему, и нами перестанут манипулировать и шантажировать.

Одновременно с этим президент Белоруссии велел собрать и положить на стол российскому руководству претензии Минска. Таким образом, политический конфликт не исчерпан, а только разгорается.

Лукашенко решил вовлечь в него и другие страны, оказавшиеся вчера без газа.

– Я расцениваю прекращение поставок газа как безумный и безответственный шаг не только в отношении белорусского народа, но и в отношении тех стран, которые транзитом через Белоруссию получают российский газ.

Раздосадованный Лукашенко оставил за собой право пересмотреть действие иных белорусско-российских договоренностей.

– Именно сложности в российско-белорусских отношениях вызвали «газовый скандал», а не наоборот, – сказал «Столичной» заместитель директора Института СНГ Владимир Жарихин. – Политика повлияла на экономику. Лукашенко не предпринимал конкретных шагов по созданию единой валюты, по выработке Конституционного акта Союзного государства, по совместной эксплуатации газовых труб, проходящих через территорию Белоруссии. И он получил по заслугам. Его обещания объединиться с Россией расходились с действиями, и теперь люди должны это почувствовать. Мне кажется, что «газовый скандал» интенсифицирует замершие политические процессы в Белоруссии и в целом это хорошо. С Белоруссией можно и нужно объединяться, но с Лукашенко этого не получится.

Того же мнения придерживается зампредседателя думского комитета по делам СНГ Мухар Аушев.

– В большой политический конфликт эта ситуация не перерастет, – объяснил он «Столичной». – Дни Лукашенко сочтены, он понимает это и не будет всерьез ругаться с Россией.
Источник: Столичная вечерняя газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.