Германия хочет воссоздать "Пруссию"

Депутаты бундестага предлагают своему правительству инициировать «Кенигсбергское» экономическое пространство из территорий трех государств

В то время как Владимир Путин констатировал в Пекине, что территориальные споры между РФ и КНР «остались в прошлом», новый конфликт, похоже, зреет на западных рубежах России. Более 70 депутатов бундестага Германии (от ХДС/ХСС) подписались под обращением к правительству своей страны с требованием определиться с позицией по «экономическому будущему Кенигсбергской земли». Территории, которая, по выражению авторов документа, относится к «проблемным окраинам ЕС».

Уже последнее определение само по себе звучит «проблемно». Ядром того, что авторы документа называют «Кенигсбергской землей» (предлагается в дальнейшем в качестве варианта название «Пруссия») является нынешняя Калининградская область РФ, которая в ЕС не входит. В дальнейшем «проблемность» усиливается: предлагается в рамках программы развития региона (в частности, его туристической экономики) решить и вопросы политического характера. Например, об «экстенсивном военном использовании» (то есть российском военном присутствии) на этой территории.

Департамент информации и печати (ДИП) МИД РФ уже распространил комментарий российского внешнеполитического ведомства (на запрос ИТАР-ТАСС), в котором выражается «недоумение и неприятие» «отдельными формулировками и обветшалыми стереотипами» документа, который, как подчеркивается, был распространен в качестве официального.

С момента распада СССР выдвигалось немало претензий на территорию РФ. Большинство из них, правда, были со стороны политических и общественных организаций (вроде «Карельского союза» в Финляндии, отдельных партий в Литве, Эстонии, на Украине). Другое дело – правительство Японии, которое официально требует «возвратить северные территории» уже несколько десятилетий. Сейм Латвии также (в 1996 г.) принимал резолюцию о претензиях на часть территории Псковской области.

Официальная Германия до сих пор молчала, хотя и давала высказываться различным, не очень влиятельным «союзам изгнанных» и националистическим группировкам, распространявшим карты «Единой Германии» в границах или 1939 г., или 1914 г., то есть не только с Пруссией и Силезией, но и с Эльзасом). Идея пересмотра послевоенных границ слишком не вписывалась в миролюбивую концепцию внешней политики, которой официально придерживались и правительства социал-демократов и ХДС/ХСС. Положение, видимо, меняется. Хотя в запросе «Об экономическом будущем…» нигде прямо не говорится о том, что Калининградскую область, а также прочие части Восточной Пруссии (в том числе доставшиеся после 1945 г. Польше и Литве) необходимо вернуть в состав Германии, все же прослеживающаяся там идея экономического обособления области может считаться первым шагом к обособленности политической. В этой же связи можно рассматривать и предложение об ассоциированном членстве Калининградской области в ЕС, ранее поднятое немцами в Европарламенте. А что будет дальше…

Стоит напомнить, что распад СССР в свое время начался с программы IME («Самохозяйствующая Эстония»), которую маленькая прибалтийская республика приняла – и добилась одобрения в союзном Верховном Совете – якобы в качестве экономического эксперимента. За которым последовал эксперимент политический, а в конечном счете и все остальное, включая нынешнее членство Эстонии в ЕС.

Авторы запроса исходят, впрочем, из факта всем очевидного: экономическое положение «Восточной Пруссии» (особенно Калининградской области – в Литве и Польше ситуация другая) значительно хуже, чем в окружающих землях и странах. Известно, что, несмотря на статус Особой экономической зоны, Калининградская область до сих пор серьезно отставала по привлечению инвестиций даже по сравнению со многими российскими регионами, не говоря уже о Польше и Литве. (Ситуация несколько улучшилась только в последние два года, но, как признал губернатор Владимир Егоров на недавней встрече с делегацией ЕБРР, большинство поступивших инвестиций – краткосрочные, «которые не могут эффективно использоваться для модернизации основных фондов».) И экономический спад в западном «эксклаве» России в 90-е гг. оказался более значительным и глубоким, чем на внутренних российских территориях.

Немецкие депутаты фактически предлагают своему федеральному правительству активнее задействовать экономические рычаги, чтобы «исправить» положение. То есть фактически пойти по пути Японии, которая последние годы отказалась от открытой конфронтации с Россией по поводу «северных территорий», но пытается их пока освоить экономически. И небезуспешно, хотя и исподволь манипулирует этим фактором в своих долгосрочных интересах: так, Дальний Восток уже жить не может без праворульных подержанных машин из Страны восходящего солнца.

Экономические трудности Калининградской области и оторванность ее от прочей территории РФ уже сказываются на внутриполитической обстановке в «эксклаве». Так, в области пытается действовать – правда, пока маловлиятельный – «Союз за Балтийскую республику», выступающий за «самостоятельность края». Немцам остается, как и в период первой мировой войны, исподволь поддерживать «разрушителей российской империи» и открыто предлагать российскому правительству «развивать туристическую экономику края» – за счет, видимо, демилитаризации области, так как во многие ее уголки иностранцам трудно попасть из-за их военного статуса. То есть бедственное (по крайней мере, относительно Европы) положение Калининграда Германию где-то даже и устраивает – во всяком случае, она может надеяться, что калининградцы активнее будут стремиться в богатую Европу. Которая уже номинально окружает их со всех сторон, но толку от этого чуть. Ведь обидно – в области есть промышленный и сельскохозяйственный потенциал, и морские биоресурсы, и янтарь, и нефть, «а воз и ныне там» – где вся, отнюдь пока не процветающая Россия.

Похоже, что депутаты бундестага очень надеются, что этот воз будет там же и в дальнейшем. В условиях оживления ностальгии по «сильной Германии» (например, недавно в стране впервые за все послевоенное время был показан в широком прокате фильм о Гитлере с «человеческим лицом») такие надежды, пусть пока формулируемые в дипломатичной и завуалированной форме, вряд ли безобидны. И чтобы они не реализовались, российским властям предстоит в ближайшие годы решать не только проблему вымирающих и осваиваемых китайцами дальневосточных территорий, но и проблему западного «эксклава». Судьба которого, похоже, складывается по принципу: не освоишь сам, освоят другие. Со всеми вытекающими последствиями.
Источник: РБК

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.