Отдав Курилы, Россия признает, что у нее нет будущего

Тема возможной передачи Москвой Японии спорных островов Курильской гряды продолжает оставаться одной из наиболее обсуждаемых в российском информационном поле. «Росбалт» задал участникам «Регионального экспертного клуба» вопрос:

Выгодна ли России передача острова Шикотан и гряды Хабомаи Японии?

Как показал опрос экспертов, курильская проблема воспринимается крайне неоднозначно. Отношение к этому вопросу сильно детерминировано географическим фактором. Так, представители Европейской части России к возможности передачи островов относятся по меньшей мере спокойно, предполагая, впрочем, что россияне не одобрят этого шага, и внутриполитическая ситуация в стране может ухудшиться. В то же время на российском Дальнем Востоке и в Сибири крайне отрицательно относятся к перспективе потери Россией части своей территории. По мнению экспертов из этих регионов, подобные намерения, в случае их осуществления, грозят изменением геополитической ситуации во всем Дальневосточном регионе отнюдь не в пользу России.

Владимир Павловский, главный редактор еженедельника «Красноярский рабочий», г. Красноярск:

- Допускаю, что это выгодно большинству жителей конкретных островов, уставших от длившегося десятилетиями невнимания властей к отдалённым территориям. Для государства же сдача части русской территории не только не выгодна, но и опасна. Прослеживается явно негативная тенденция. Мы проливали кровь за остров Даманский, а потом, словно забыв обо всём, мирно отдали Китаю другой остров. Теперь отдадим Японии Шикотан и Хабомаи. Без всяких, судя по всему, референдумов. Если так пойдёт и дальше, надо отдавать китайцам Сибирь, не особо-то заботясь о мнениях и настроениях проживающих там людей. Калининград тоже пора отделить от России. Большинство калининградцев будут это только приветствовать...

Давайте, наконец, зададим себе вопрос: почему все спорные, с точки зрения наших соседей, территории находятся исключительно в России? Мы сами-то не претендуем на земли других государств, если не брать во внимание Абхазию (но на неё у нас никогда не хватит политической решимости; подставили целый народ, выдав ему российские паспорта, а чуть что — тихо уйдём в сторону). У нас нет обострения отношений с Японией, все страсти давно улеглись, а потому — не надо ворошить прошлое.

Лев Кощеев, главный редактор медиа-холдинга «Уральский рабочий», г. Екатеринбург:

- Я считаю, что передача этих территорий Японии в высшей степени выгодна. Вопрос «северных территорий» уже более полувека мешает наладить нормальные отношения с Японией — единственной мировой державой, с которой у нас фактически общая граница (Берингов пролив между российской Чукоткой и американской Аляской явно не в счёт). Да, мы привыкли не понимать этой японской озабоченности клочками суши в холодном океане. И не отдаем их только лишь из принципа. Давайте скажем честно, что нам эти острова никакой пользы не приносят. Так что их передача — огромный выигрыш при нулевых потерях. Единственно, что нужно позаботиться о новом доме для немногочисленных жителей этих островов.

Михаил Цыбулько, заместитель главного редактора газеты «Ставропольская правда», г. Ставрополь:

- Здесь явно просматривается несколько аспектов проблемы. К примеру, до зубовного скрежета жалко себе даже представить, что МОЕ станет вдруг НЕ МОИМ. Пусть ЭТО валяется в самом темном углу кладовки, гниет и разваливается — оно МОЕ! И не важно, по какому праву. И плевать, что когда-то я пообещал это отдать соседу. Жалко, и всё тут! А когда ЭТО — земля, территория, которой мы вроде как чужой ни пяди не желаем, но и «своей — вершка не отдадим» — тут и вовсе патриотизм за все ограничители зашкаливает. Плюс, между прочим, океанский шельф, по сравнению с площадями которого те самые острова — просто мелочевка какая-то...

И все же, несмотря ни на какие громкие слова, понимаешь, что отдавать-то всё равно придется. А значит, надо этот процесс обставить так, чтобы он был максимально выгоден для страны и народа. И вот вам прикидочные варианты.
1. Острова получают статус совместно управляемой территории, а решение о государственной принадлежности откладывается на 25 лет, причем проводится оно через серию референдумов.
2. Острова передаются, но жители России имеют право свободно въезжать на них, селиться и так далее, сохраняя российское гражданство и находясь в зоне российской юрисдикции по всем вопросам, одновременно имея как бы «гражданство» и этих островов. Равно как и российские предприятия и организации.
3. Острова передаются, а шельф — в совместном пользовании.

Фантазировать на заданную тему можно долго. Но мне представляется, что все-таки мнение о плюсах и минусах этого процесса должны подготовить профессионалы дипломатии, государственного обустройства и производства. И почему-то я уверен, что во главу угла будет поставлено следующее соображение. В случае передачи Японии названных островов (в соответствующем обрамлении заявлений, договоров, взаимных здравиц и так далее), Россия получит весомый шанс переключить симпатии японского общества и народа с американского на российское направление. Ибо сосед, подаривший тебе нечто ценное, куда как более приятен, чем некто дальний, который, к тому же, по твоему дому как-то шарахнул ядерным кулаком... А доброе отношение экономической сверхдержавы (имею ввиду Японию, конечно же), согласитесь, многого стоит.

Виталий Жихарев, главный редактор газеты «Коммуна», г. Воронеж:

- Сегодня передача спорных островов японцам не может быть выгодна России только во внутриполитическом плане, поскольку этот акт принесет явный минус престижу Кремля в глазах народных масс. Обыватель уже спрашивает: вчера отдали часть своей земли Китаю, сегодня хотим уважить японцев, а что будет завтра?
Что касается внешней политики, то большинство в мировом сообществе сочтет это благом, поскольку у нас друзей (кроме Белоруссии) нет. Беда наша заключается в том, что мы сами не можем (не хотим? не умеем?) должным образом распорядиться дарами своей земли. Японцы сумеют извлечь из недр Шикотана и хабомайских островков всё до последнего кристаллика. Экономической выгоды России от передачи островов не будет. Обидно, но стерпим.

Сергей Кочеров, политолог, г. Нижний Новгород:

- Передача выгодна — если заплатят. Но, на мой взгляд, сейчас это беспредметный вопрос. Позиция Японии — чтобы ей были переданы все четыре острова, а не два, как обсуждается. Возможно, это станет предметом торга. С другой стороны, такая арифметика — «два все же не четыре» — выгодна России: мы демонстрируем, что верны договору 1956 года и в то же время даем понять, что и пяди родной земли не отдадим. Мое мнение — ничего не произойдет, всё так и останется, как есть. Но данная ситуация позволяет руководителям обеих стран сохранить лицо и выглядеть патриотами.

Елена Баркова, главный редактор издательской компании «Золотой Рог», г. Владивосток:

- В том, что курильский вопрос вновь внесет раскол между Москвой и дальневосточниками, я не сомневалась. В прошлом году при встрече с коллегами — главными редакторами из центральных регионов России — я предупредила: узнаю, что ваши газеты выступают за сдачу Курил Японии — руки больше не подам. Максимализм? Может быть! Но для нас, дальневосточников, пятое поколение которых осваивает эти земли, Курилы — не белое пятно на карте. Господи, там такая красота, которой истощенные Крит и Кипр — не соперники!

Моя подруга 30 лет назад после университета уехала на Итуруп — за романтикой. Там родились и выросли ее дети, там и работают. Это их родина. Может быть, в страшные для курильчан 90-е годы они смирились бы и согласились бы за квартиру на материке уехать. Сегодня же на островах — экономический подъем, и имеющие руки — зарабатывают, местный бизнес взялся за обустройство территории, строятся объекты соцкультбыта, наладились связи с Большой землей. Забытые страной острова выжили сами! И курильчане не поймут «большой политики» Путина.
Скажете: это эмоции, а есть Декларация 1956 года? Только Япония ведь ее не подписала! И кроме островов, ей нужна наша нефть. Где дипломатия сильной России? Пока она только делает нашу страну слабее.

Взгляните на карту. Через курильские проливы пролегают морские линии из Приморья в Тихий океан и на п-ов Камчатку. С передачей Курил полуостров будет отрезан от Приморья и Транссиба. А потом станет следующей «ненужной» территорией и разменной монетой в российской политике — теперь уже в торге с Америкой. А случись военный конфликт у Китая с Тайванем (не дай Бог, конечно!) — и Японское море заперто с юга. И уже Приморье отрезано от Тихого океана...

Я знаю, сторонников продажи островов немало. Например, Курилы — в обмен на нефтепровод к Тихому океану за японские иены. Только того, что даёт нам курильская экономическая зона, никакой трубопровод не окупит. Два маленьких кусочка земли — Шикотан и гряда Хабомаи — конечно, не нужны Японии. У нее собственный северный остров Хоккайдо обезлюдел. Ей нужно Охотоморье, с его запасами рыбы и нефти. Если сегодня японцы ездят в Москву, чтобы купить квоты на вылов рыбы в нашей экономической зоне, то потом мы поедем в Токио покупать квоты или, скорее всего, готовые морепродукты. А у нас в Приморье каждая четвертая семья связана с рыбной отраслью — в море и на берегу. Готовься, Москва, принять очередную волну безработных мигрантов с Дальнего Востока.

Да и не удовольствуется Япония только двумя островами. Китаю отдали всё, что они просили — острова на Амуре. Чем Япония хуже? Ей подавай Итуруп и Кунашир с магниево-титановыми рудами и редкоземельными металлами, нефтегазовым шельфом и экспортными биоресурсами. Нам это не под силу освоить сегодня. Но у России будет еще завтра. Что она предложит новому центру мировой экономики, который из Европы уже переместился в Тихоокеанский регион?
Признаем: нет у Москвы политики в отношении Азии и своего Дальнего Востока. Но территориальными уступками места в мировом раскладе сил не купишь. Это наши политики и дипломаты понимают?

Василий Смирнов, главный редактор еженедельника «Вятский край», г. Киров:

- Вполне возможно, что какая-то экономическая выгода в этом есть: богатый сосед, не сомневаюсь, не допустит нищеты и бедности, которые свойственны сегодня российским окраинам. И оставшиеся на островах люди (часть населения покинет острова по принципиальным соображениям) очень скоро ощутят эту разницу.
Но что касается России в целом, то вреда от передачи островов, на мой взгляд, будет всё же значительно больше. И, прежде всего, от международного резонанса, который породит эта передача. Возникнет ощущение: Россия настолько слаба, что готова идти на самые непредсказуемые уступки. Сегодня отдали кусочек страны японцам, завтра о своих притязаниях заявит Германия, ей Кёнигсберг (Калининград) тоже не лишним был, потом Китай...

Читатели газеты «Вятский край» (из числа представителей старшего поколения) на подобный вопрос отвечают, как в годы Великой Отечественной, почти по-сталински: нам чужой земли не надо, но и своей ни пяди не отдадим! Молодые на проблему смотрят спокойнее: если судьба мирного договора с Японией зависит от пары островов, то почему бы и не отдать их по выгодной цене? Благо, земли у России столько, что до многих мест ни руки, ни внимание властей не доходят.

Дмитрий Чернышевский, политолог, г. Саратов:

- Мирный договор с Японией безусловно выгоден для России, поскольку просто необходимо, с точки зрения геополитики, уравновесить слишком мощного восточного соседа — Китай — хорошими отношениями с другим мощным соседом — Японией.
Историческая же принадлежность этих островов крайне спорная: аргументов в свою пользу масса как у русских, так и у японцев. По соглашению 1956 года, которое Советский Союз подписывал, мы обещали эти два острова отдать при заключении мирного договора. То есть проблемы с передачей, я, собственно говоря, не вижу. Единственная сложность — это общественное мнение в России.

Выгодно ли это России? Думаю, что да. Что такое по площади территории Россия и что такое Япония? А во сколько раз Япония превосходит Россию по экономической мощи, можете сами посчитать. При таком соотношении сил цепляться за эти две спорные скалы для того, чтобы ссориться с сильным соседом, нет никакого смысла. Я считаю, что передача островов — это осознанное решение. А со своим общественным мнением мы должны сами разобраться.

Владимир Митрохин, политолог, г. Саратов:

- Считаю, что предельно внимательно нужно относиться к передаче территорий соседям. Это при том, что, конечно, Япония — государство объемное в исторической перспективе. 360 тыс. квадратных километров — площадь территории этой страны. А проживает там около 150 млн. человек. И это, согласитесь, проблема.

Тем не менее, эти земли мы приобрели в результате поучительного, тяжелого, кровавого труда. Договоренности 1950-х годов отличаются некоторой спорадичностью и непродуманностью. Договориться, наверное, можно, но нужно предельно взвесить, как это скажется на национальных интересах России — чтобы мы имели возможность влияния в Тихоокеанском регионе, прежде всего военного влияния, так как мы все приближаемся к периоду большого передела мира.
Я боюсь, что этот передел будет осуществляться за счет территорий России. И один шаг в эту сторону может усилить аппетит и агрессивные действия со стороны других стран-соседей. Мы просто спровоцируем конфликт. Поэтому необходимо предельное внимание к тому, что называется территориальной целостностью нашей страны.

Людмила Болдырева, главный редактор газеты «Тихоокеанская звезда», г. Хабаровск:

- При подобной постановке вопроса ощущаешь себя полным идиотом. Что значит — выгодно? С какой позиции?
1. Материальная выгода? А кто подсчитает стоимость этой части суши со всем ее содержимым, территориальных вод, переселения, соответствующих структурных изменений в экономике (к примеру, в рыбодобывающей отрасли) и т.п.? Абсурд? По-моему, полный абсурд. Если же кто-то действительно всё это подсчитал, то дайте, пожалуйста, хоть для очистки совести эти цифры посмотреть...
2. Выгода политическая? В чем конкретно? Термин «налаживание взаимодействия» лично у меня ассоциируется с шифровкой Юстаса Алексу и наоборот. Неужели для того, чтобы больше улыбаться и чаще руки пожимать, надо передвинуть государственную границу? Неужели только за это с нами будут больше считаться и уважать на международной арене? Неужели лишь от места прохождения границы зависят размеры инвестиций, объемы товарооборота и т.п.?

3. Моральная выгода? Чья? Мне всегда казалось, что Президент — это лицо, которому граждане доверяют управление и защиту интересов государства, то есть этих самых граждан, а не просто машины для манипуляций людьми. В этом, наверное, принципиальное отличие одного политического строя от другого. Если нам нужны граждане и гражданское общество, а не винтики в системе механизмов, то и политика нужна соответствующая. Если у нас начинается период жертвоприношений, давайте возвращаться к «стаду», «быдлу» — со всеми вытекающими отсюда последствиями (на международной арене в том числе).

В октябрьском номере журнала «Новое время» (N44, 2004 г.) посол Японии в России И. Номура опубликовал статью «От добрососедства к партнерству». Позволю себе процитировать оттуда несколько предложений: «В связи с территориальной проблемой мне доводилось слышать от россиян такие суждения: «В Японии думают, что до решения территориальной проблемы не следует сотрудничать с Россией в экономике» или «Япония в любом случае будет динамично развивать экономические отношения с Россией, поэтому территориальной проблемой можно не заниматься». И то, и другое мнение основаны на недопонимании ситуации. Япония серьезно заинтересована в еще большем развитии экономических отношений с Россией и очень надеется, что их развитие будет способствовать разрешению территориальной проблемы».

На мой взгляд, господин посол данным высказыванием продемонстрировал настоящую дипломатическую мудрость. Ситуацию надо знать и работать с ней, а не рубить с плеча. До сих пор нормальному ведению бизнеса России с Японией мешают таможенные сложности, несовершенство процедур получения виз и трудовых разрешений, отсутствие гарантий безопасности, стабильности наконец. Не говоря уже о том, что обе страны одинаково «переболели» кризисом 1990-х годов, лишь недавно преодолев его последствия. Только наш «переходный период» сегодня гораздо сложнее японского.

Так может нам для начала не передвигать границы, а научиться их открывать? Почему японское правительство выделяет средства на специальные программы и визиты россиян, а российское — нет? Сколько россиян в последние годы посетили Японию по линии японского МИДа, а чем в это время занимался российский МИД? Вырастил господина Лаврова, «похмелившегося» «апельсиновым соком» на НТВ?
Жаль, что анекдот нашего детства про «деревянные игрушки и недостаток витаминов» всё больше ассоциируется с политикой государства.
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.