Саммит в Гааге не сблизил Россию с Евросоюзом

Все новости по теме: Калининградский анклав
Сегодня в Гааге открылся саммит Россия-ЕС. Владимир Путин прилетел в Нидерланды на две недели позже первоначально запланированного срока. Перенос встречи связан с заминкой при формировании Еврокомиссии, отсутствием договоренности по общим пространствам между Москвой и Брюсселем, выборами на Украине. Какой бы ни была реальная причина переноса саммита, очевидно, что отсрочка вряд ли улучшила ситуацию. Реальных договоренностей в Гааге достигнуто не будет. Слишком сильны противоречия между расширенным Евросоюзом и Россией, интересы которой пока не учитываются в должной мере.

Как уже писала Страна.Ru, идея создания четырех общих пространств, выдвинутая на саммите 2003 года в Санкт-Петербурге в качестве основной цели в отношениях между Россией и ЕС, оказалась трудновыполнимой, поскольку о равноправном партнерстве пока не может быть и речи. Евросоюз слишком силен экономически, чтобы учитывать как политические, так и экономические интересы России. К тому же новички из стран бывшего соцлагеря, которые (что вообще свойственно неофитам) проявляют повышенную активность в деятельности Евросоюза, весь свой негатив, имевшийся в отношении России, выплескивают теперь из Брюсселя.

Поэтому из четырех пространств - экономики; свободы, правосудия и внутренней безопасности; внешней безопасности; науки, образования и культуры - продвинулось только последнее. Что же касается экономики и политики, то здесь все оказалось слишком сложно. Получив от Москвы все возможные заверения в лучших намерениях в виде ратификации дополнительного протокола о распространении Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС на 10 новых членов, а также ратификацию Киотского протокола, Брюссель дал понять, что экономических выгод это России не принесет. Она как была в числе стран-партнеров ЕС в рамках программы «Широкая Европа - новые соседи», так и останется. И никаких привилегий. А это значит, что пошлины для российских экспортеров увеличатся, а ежегодные потери от аннулирования контрактов с бывшими партнерами из Восточной Европы составят сотни миллионов долларов.

При этом ни проблема Калининграда, ни ситуация с ущемлением прав русскоязычного населения Латвии и Эстонии не находят отклика в сердцах европейских чиновников. Вопреки заверениям, которыми они успокаивали российское руководство еще до расширения ЕС, о том, что вопрос транзита будет улажен принятием соответствующего соглашения о неизменности режима грузового транзита, этого не произошло. С правами русскоязычных то же. Как заявил накануне саммита временный поверенный в делах Нидерландов в РФ Геро де Бур, в Евросоюзе готовы обсуждать любые вопросы, волнующие Россию, в том числе и права нацменьшинств в балтийских республиках. Однако перспектива обсуждения этих вопросов сомнительная. По словам де Бура, «Эстония и Латвия удовлетворяют Копенгагенским критериям в области соблюдения прав человека, иначе они не стали бы членами Евросоюза».

Область безопасности, как внешней, так и внутренней, в представлении Брюсселя также далека от того, какими эти пространства видят в Москве. Для Брюсселя, и это в очередной раз показала негативная реакция Евросоюза на результаты выборов на Украине, общность пространств подразумевает его активную вовлеченность в дела таких регионов, как Приднестровье, Чечня, Украина и Грузия, то есть фактическое вмешательство в дела стран СНГ, а зачастую и самой России. Невероятно активное вмешательство ЕС в выборный процесс на Украине продемонстрировало, насколько далеки интересы Москвы и Брюсселя друг от друга, насколько Брюссель не желает учитывать интересы Москвы, а напротив, совершенно открыто отстаивает свои собственные, не боясь с ней поссориться.

И, наконец, пойдя на максимальные уступки со своей стороны, Москва надеялась, что будет услышана ее просьба о поэтапном заключении договоренностей по каждому из пространств в зависимости от степени их проработки. Однако и здесь ЕС стоит на своем, а именно исключительно на пакетном варианте.

Поэтому саммит, в котором с российской стороны вместе с Владимиром Путиным участвуют глава МИД России Сергей Лавров, спецпредставитель президента по вопросам развития отношений с ЕС Сергей Ястржембский, министр энергетики России Виктор Христенко и помощник президента Виктор Иванов, не принесет каких бы то ни было исторических решений. Речь идет лишь о дальнейшей разработке «дорожных карт» к созданию четырех общих пространств.

Как и следовало ожидать, тема Украины выявила те противоречия, которые имеются между Россией и ЕС и внесла лепту раздражительности в атмосферу саммита. Выступления Владимира Путина и премьер-министра Нидерландов Яна Петера Балкененде по итогам саммита превратились в дискуссию двух диаметрально противоположных точек зрения. «На этой встрече мы говорили об Украине, которая граничит как с Европой, так и с Россией, наши подходы отличаются, но самое главное - обеспечить мирное разрешение ситуации», - заявил голландский премьер. (По словам советника президента по вопросам взаимоотношений с Евросоюзом Сергея Ястржембского, в рамках «пленарного заседании тема Украины вообще не фигурировала, она была затронута во время официального завтрака»). «Евросоюз, - повторил официальную позицию Балкененде, - считает, что выборы на Украине не отвечают международным стандартам, и мы не можем принять их результаты», и предложил исправить «ошибки».

Владимир Путин попытался усмирить посреднический пыл европейских коллег, напомнив им о том, что «разрешение послевыборной ситуации на Украине должно происходить на основе закона и соблюдения действующей конституции», то есть «все претензии должны поступить в суд». При этом он подчеркнул, что существующие на Украине положения о выборах, заложенные в конституции этой страны, были разработаны при активном участии нынешней оппозиции. «По сути она (оппозиция - Страна.Ru) - главный автор этого законодательства», - сказал президент России.

В одном, правда, стороны сошлись. В том, что угрожающий Украине раскол необходимо предотвратить.
Источник: Страна.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.