Сергей Кононов: «Я не хочу оставлять возможностей для политических спекуляций»

Все новости по теме: «Единая Россия» в Калининграде
В беседе с депутатом областной Думы Сергеем Кононовым, корреспондент «ТР» выяснил, что, делая свое заявление на заседании облдумы, парламентарий имел ввиду совершенно не то, о чем все подумали. Кроме того, господин Кононов поделился ощущениями, что следствию на самом деле неважно, кто убил депутата Виктора Кондратова, а также пожаловался на то, что с момента обыска доходы его компании несколько снизились.

— Сергей Вадимович, за что вы так с родной партией?
— Я сейчас наблюдаю такую картину, когда вокруг моего решения о выходе из партии возникает очень много спекуляций. В информации, которая сейчас активно муссируется очень много самых разнообразных умозаключений. Мое заявление просто разбили на части и различные силы интерпретируют эти части в своих целях. Выдержка из моего заявления, которая была размещена в интернете, несколько некорректна. Из моего выступления в облдуме взяли отдельные тезисы и слепили из них политическую подоплеку.


— Тем не менее, некоторые ваши коллеги поняли вас именно так. Расшифруйте тогда, что же вы имели ввиду?
— Мое вступление в партию было осознанным. Я и сейчас после этого заявления разделяю те основные моменты, которые изложены в программе «Единой России». Я не перестал поддерживать партию в ее деятельности. Сейчас, когда говорят о моей возможной причастности к убийству Виктора Кондратова, тоже партийца, я посчитал необходимым приостановить свою деятельность в партии, пока в этом деле не будет поставлена точка в виде вынесения приговора. Я не вижу взаимосвязи между партийной деятельностью и убийством депутата и не хочу оставлять возможностей для политических спекуляций оппонентам «Единой России» в преддверии выборов. Я не хочу, чтобы интересы партии смешивались с действиями правоохранительных органов, которые ведутся в отношении меня.


— А кому могут быть выгодны эти «политические спекуляции»?
— У «Единой России» достаточно много оппонентов. Надо понимать, что политическая борьба всегда обостряется во время предвыборной компании. Я отдаю себе отчет, что многие могут использовать эту ситуацию в своих целях.


— Но, прежде всего, соперничество наблюдается в рядах самой «Единой России». В чем, на ваш взгляд, кроются причины убийства Виктора Кондратова?
— Я могу предполагать, что в Зеленоградске у него были какие-то враги. Мы все помним выбор главы района, мэра Зеленоградска и выборы в Совет. Там не обошлось без криминала. Мы помним убийство депутата Горсовета Асламазяна. Понятно, что в городе общая нездоровая криминогенная обстановка. В Зеленоградске пересекается большое количество интересов. Поэтому было бы некорректно делать какие-то умозаключения и говорить сейчас о том, кто виновен.
В качестве основания к проведению у меня обыска, мне вменяют неприязненное отношение к Виктору Кондратову. На самом деле, я плохо знал этого человека, мы мало с ним общались.


— А ваши с ним интересы как-то пересекались?
— Я покажу вам сейчас документы, которые ответят на многие ваши вопросы. У меня складывается мнение, что следствие кем-то осознанно заводится в тупик, направляется по ложному следу. Я не чувствую за собой никакой вины, и поэтому то, что делают правоохранительные органы мне кажется странным. Обыск дает основание полагать, что следствие рассматривает мою возможную причастность к этому преступлению. Для меня это было полной неожиданностью. У меня есть документ, который являлся основой для проведения обыска. Это рапорт начальнику УБОП от одного из его сотрудников. «Докладываю вам, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что к совершению данного преступления может быть причастен Кононов С. В. в связи с тем, что он являлся близким другом убитого Асламазяна М.С и участником распределения земельных участков и объектов недвижимости на территории Зеленоградска, а убийство Кондратова могло быть совершено, как ответный шаг сторонников Асламазяна М. С. Кроме того, подозреваемые по данному уголовному делу имеют отношение к близкому окружению Кононова С. В.». По поводу распределения земельных участков — полный бред и абсурд. Моя принципиальная позиция в этом вопросе заключается в том, что на территории моего избирательного округа у меня не должно быть никакого бизнеса и недвижимости. Их у меня там нет, и не было. И, наверное, чтобы делать такие выводы, должны быть какие-то документальные доказательства, а их нет. По поводу близкого окружения — кого называют моим близким окружением? Какое отношение к этому так называемому близкому окружению имеют подозреваемые, из этого рапорта не ясно. Я не могу представить, кого может касаться такая размытая формулировка. Когда следственное действие проводится без предъявления доказательств и какой-либо внятной аргументации, это дико. Складывается ощущение, что эти действия кто-то направляет.


— Сергей Вадимович, ваши протесты лишь сеют подозрения. Если меня в чем-то подозревают, то я сам с удовольствием всем все покажу, сняв, таким образом, с себя вину. У вас другая логика?
— Я руковожу крупной компанией, которая имеет очень много взаимоотношений с партнерами не только в России, но и заграницей. Многие из них задают вопросы о том, что же случилось. Когда они не видят внятной позиции правоохранительных органов, тень сомнения, безусловно, будет присутствовать. Никто не хочет иметь дело с человеком, на которого падает тень убийства. С момента обыска доходы моей компании несколько снизились. Поэтому я буду открыто объяснять свою позицию. С момента проведения обыска, я так и не получил никакого комментария, у меня никто не брал никаких объяснений, не вызывал на допрос. Складывается ощущение, что никого не интересует, что я думаю по этому поводу. Мне абсолютно нечего скрывать, и я готов самым активным образом помогать следствию. Только это, похоже, никому не надо.


— У вас есть догадки, кому это выгодно?
— Я опротестовал все действия, которые прокуратура предприняла в отношении меня. Я подготовил жалобу в Генпрокуратуру, следственный комитет прокуратуры и председателю областного суда, готовлю депутатский запрос. Ответы, которые будут мне даны, станет понятно, кто направляет эту деятельность. Я доведу это дело до конца и проинформирую общественность о результатах.


— А что так не могут поделить в Зеленоградском городском округе? Стреляют, убивают, поджигают…
— Зеленоградск находится на берегу моря. Наверное, там есть определенная заинтересованность различных сил в том, чтобы участвовать в формировании на данной территории земельного рынка, рынка недвижимости, рынка, связанного с созданием производства и так далее. Очень прискорбно, что эти процессы происходят в беззаконье. Здесь должна быть жесткая позиция власти, правоохранительных органов, прокуратуры для того, чтобы был задан позитивный вектор развития города и района.


— Вы как-то можете повлиять на эту ситуацию, как депутат облдумы?
— Депутатские запросы, которые мы направляем в УВД, часто игнорируются. Ссылка простая — «тайна следствия». На одном из заседаний облдумы мы подняли этот вопрос и решили начать активную работу с правоохранительными органами. В области очень много нераскрытых преступлений. Мы пригласили руководство УВД на ноябрьское заседание облдумы, обещали придти. Если эта встреча все же состоится, мы дадим здравую социальную оценку тому, чем занимаются правоохранительные органы и насколько их действия эффективны и профессиональны. И донесем это до избирателей. Это станет для них своеобразным стимулом.


— Надо открывать их деятельность. Со СМИ они тоже не охотно делятся информацией…
— Безусловно, я об этом и говорю. Все должны понимать, что раскрытие таких преступлений, это не только статистика, но и образ нашей жизни. Простые граждане должны активно проявлять свою позицию в этих вопросах. Тогда и нам будет легче что-то требовать с правоохранительных органов.
Источник: Еженедельная газета "Тридевятый регион"

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.