Взаимные ультиматумы евросоюз и россия на грани торговой войны

остаточно долгое время Москва рассматривала вступление бывших государств восточного блока в НАТО как нечто принципиально недопустимое, а расширение Европейского Союза — если не как положительное явление, то уж, по крайней мере, как нейтральное. Приближение бывшего вражеского блока к границам Российской Федерации российское руководство воспринимало как угрозу национальной безопасности страны, а будущее непосредственное соседство с Европейским Союзом, наоборот, как перспективу.

Сегодня создается впечатление, что все стало с ног на голову. На вступление в НАТО европейских государств Москва реагирует довольно спокойно, в то время как намеченное на 1 мая расширение ЕС вызывает в Москве серьезное беспокойство. Причина таких перемен лежит на поверхности — Кремль уже никак не способен влиять на расширение Североатлантического альянса, оставаясь в нем лишь наблюдателем. В отношении же ЕС рычаги влияния остались. Дело в том, что при расширении Евросоюза на его новых членов должен распространиться договор о партнерстве и сотрудничестве, заключенный между Брюсселем и Москвой в 1997 году. C точки зрения Кремля, распространение договора на восточноевропейские государства имеет далеко идущие экономические последствия. Поэтому российское руководство и стремится избежать его автоматического распространения на отношения с новыми государствами Евросоюза. Российские власти предлагают заключать отдельные договора с каждым из них. Более того, они настаивают, чтобы европейцы еще и компенсировали стране будущие финансовые потери.

По разным оценкам, Россия после расширения Европейского Союза может терять от ста пятидесяти до трехсот миллионов евро в год. С 1 мая ей придется пересматривать условия торговли с бывшими странами социалистического лагеря — никаких привилегий в бизнесе российские компании здесь иметь уже не будут. Новые члены ЕС получат возможность экспортировать свои товары в Россию по более низким тарифам, российская же продукция в соответствии с общеевропейскими нормативами будет облагаться повышенными ввозными пошлинами.

Введение новых правил торговли сделает менее привлекательной покупку в России алюминия, химических удобрений, ядерного топлива, а также зерна и продукции животноводства. Кроме того, потеряют и российские экспортеры энергоносителей — директивы Европейского Союза по экономической безопасности предусматривают диверсификацию поставок сырья на внутренние рынки. Очевидно, что новые члены ЕС будут вынуждены эти правила выполнять, сокращая тем самым свою зависимость от российских энергоресурсов. В настоящее время их доля в некоторых бывших соцстранах доходит до 95 процентов.

В январе этого года Россия представила ЕС список из 14 пунктов, в которых были сформулированы опасения, связанные с предстоящим расширением. Главные из них выглядят следующим образом. Москва рассчитывает на расширение своего участия в принятии решений внутри ЕС; получение гарантий Союза по поддержке вступления РФ в ВТО; закрепление официального статуса русского языка в Латвии и Эстонии; увеличение экспорта нефти и газа из России в Европу; свободный транзит через Литву в Калининград; отмену виз при поездках между ЕС и Россией; а также некоторые торговые уступки (в основном, по стали, фармацевтике, ядерному оборудованию и авиатехнике).

Однако и Европейский Союз имеет к России серьезные претензии, как-то: затягивание Москвой переговоров по поводу спорных границ с прибалтийскими государствами, которые скоро должны стать внешней границей ЕС, и задержки поставок нефти на латвийский нефтеперерабатывающий завод по политическим мотивам; нежелание Москвы искать серьезное политическое решение чеченского вопроса и напористая позиция в отношении стран «ближнего зарубежья»; негибкая позиция России по неурегулированным конфликтам на постсоветском пространстве и избирательное применение законов в отношении российских олигархов; растущая зависимость СМИ от генеральной линии Кремля и тенденции формирования в России однопартийной системы в результате последних выборов в Госдуму. Наконец, в Брюсселе опасаются, что Москва ратифицирует Киотский протокол лишь в том случае, если ЕС поддержит ее вступление в ВТО.

Несмотря на все усилия Евросоюза, список этот в последнее время не только не сокращался, но и достаточно быстро расширялся. И вот на этой неделе стало известно, что Европейский Союз пришел к выводу о неэффективности своей политики в отношении России и об отсутствии единой стратегии в этом вопросе. Об этом говорится в конфиденциальном шестистраничном докладе, который был представлен министрам иностранных дел стран—участниц ЕС.

Этот доклад — редкое признание Европейским Союзом собственных неудач, ведь пять лет назад европейские лидеры специально договорились о единой стратегии в отношении России. Сегодня же оказывается, что Совет Европы, в котором представлены все страны-участницы, и Еврокомиссия, которая регулирует торговые отношения с Россией, часто занимают противоречивые позиции.

Действительно, когда Хавьер Солана, верховный комиссар ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, и Крис Паттен, комиссар ЕС по внешней политике, попытались провести в Еврокомиссии совместную оценку в отношении России, их усилия были заблокированы. По словам европейских дипломатов, канцелярия президента Еврокомиссии Романо Проди сделала это из «бюрократической зависти».

Поводом к составлению нового доклада по факту отсутствия единства в позиции ЕС послужил саммит Россия—ЕС в ноябре прошлого года в Риме. премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, занимавший тогда пост председателя ЕС, проигнорировал принципы ЕС и отказался критиковать президента России Владимира Путина за нарушение прав человека в Чечне и оппозицию Москвы ратификации Киотского протокола. И это лишь один пример того, как Россия ловко пользовалась противоречиями среди стран-членов и институтов ЕС и использовала политику связывания часто не имеющих никакого отношения друг к другу вопросов. В то же время в документе указывается, что действия российской власти «вызывают вопросы о приверженности России основным всеобщим и европейским ценностям и ее способности защищать их».

По мнению авторов доклада, способность всех институтов ЕС и государств «говорить в один голос будет всегда оставаться решающим фактором в определении успешности политики ЕС в отношении России».

В будущем рекомендуется составлять для каждого саммита список важнейших вопросов, прорабатывать по ним единую позицию, которую страны-члены ЕС и европейские институты должны поддерживать, и устанавливать рамки, за которые ЕС не должен выходить. По словам высокопоставленных дипломатов, они не питают иллюзий относительно того, насколько сложно будет странам-членам ЕС и Еврокомиссии говорить с Россией в один голос. Однако первый шаг в этом, судя по всему, уже сделан.

На этой неделе Россия получила серьезное предупреждение о необходимости изменить свои позиции в отношении расширения Европейского Союза — иначе эти разногласия могут перерасти в торговую войну. Евросоюз пригрозил Москве торговыми санкциями в наказание за тактику запугивания в Восточной Европе, нарушение прав человека и использование уголовно-судебной системы для решения политических дел.

Об этом говорится в совместном заявлении, принятом в минувший понедельник на встрече министров иностранных дел стран Евросоюза в Брюсселе (к этому мероприятию и был подготовлен вышеупомянутый доклад). И в ответ на ультиматум России ЕС выставил Москве свои требования. Главные из них — это соблюдение прав человека и принципов верховенства права; нормализация ситуации в Чечне; поддержка свободных выборов в Украине и Белоруссии; либерализация газового сектора; распространение соглашения между ЕС и Россией на новых членов блока; ратификация Киотского протокола о глобальном потеплении; готовность принимать высланных нелегальных иммигрантов из России.

Россия стоит на своем, ЕС угрожает санкциями. Однако информированные источники в Брюсселе полагают, что на сей раз компромисс будет достигнут и до санкций дело не дойдет. Ведь президентские выборы в России пройдут в марте, и новый старый российский президент к лету станет несколько уступчивее. В Москве вряд ли кто-то готов пойти на риск серьезного конфликта с ЕС. Теперь здесь говорят, что с июня договор о партнерстве может быть распространен на новые государства ЕС. Да и вопрос с экспортом российской продукции, по мнению источников, удастся решить еще до 1 мая.

Так что в вопросе о соглашении стороны, скорее всего, найдут приемлемое решение. А что ожидает Европу и Россию в дальнейшем? До сих пор и, по всей видимости, в будущем история их взаимоотношений будет связана с географией. В процессе расширения Евросоюз вплотную и на большой протяженности приблизится к российским рубежам. Следовательно, и «ближнее зарубежье», которое в Москве традиционно считали зоной своих интересов, будет становиться зарубежьем европейским. Но географическое сближение с Европейским Союзом для России наверняка будет совпадать с мировоззренческим удалением от него. В отношении торговли стороны неизбежно найдут общий язык, однако в вопросах восприятия мира и отношения к неизбежным политическим изменениям нашей эпохи это будет сделать очень непросто.
Источник: Зеркало недели

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.