Под флажки

Все новости по теме: Калининградский анклав
Завершившийся в Софии Совет министров иностранных дел ОБСЕ должен был быть вполне скучным, рутинным мероприятием. Так бы оно и было, если бы не Сергей Лавров. Глава российского МИДа, похоже, действовал исключительно так, чтобы максимально испортить настроение всем присутствующим.

Лавров фактически обвинил ОБСЕ в деструктивных действиях вокруг приднестровского конфликта, заявив, что российский план, разработанный Козаком, уже давно разрешил бы ситуацию. Напомнил Грузии о взятых перед ОБСЕ обязательствах о возвращении турок-месхетинцев. Обвинил организацию в стремлении использовать институт наблюдения за выборами как инструмент вмешательства во внутренние дела государств и в наличии очевидных двойных стандартов. Упомянул, что с некоторых пор в деятельности ОБСЕ «акцент все больше смещается в сторону гуманитарного измерения, да к тому же еще и своеобразно трактуемого как главным образом мониторинг политической ситуации в государствах, расположенных к востоку от Вены».

После чего заявил, что организации необходимо серьезное реформирование для того, чтобы соответствовать задачам сегодняшнего дня, и пригрозил возможностью бойкота Россией заседания, посвященного утверждению бюджета ОБСЕ на 2005 год.

Выслушав все это, министры стран ОБСЕ очевидно опешили. Не смутился только госсекретарь США Колин Пауэлл (официально он покинет свой пост в начале следующего года), присутствовавший на заседании в качестве гостя. Он дал резкую отповедь российскому министру, начисто отверг обвинения в двойных стандартах ОБСЕ, подчеркнул, что народ Украины достоин сам решить свою судьбу без указки откуда бы то ни было, далее зачем-то заговорил о необходимости немедленного вывода российских войск из Молдавии и Грузии и упомянул о «недостаточной свободе печати» в России и нетерпимом положении Белоруссии. В общем, получился весьма примечательный дипломатический скандал, тем более любопытный, что подобного рода перебранок не было уже давно.

Само по себе заявление Лаврова не содержит почти ничего, кроме очевидных фактов, с которыми трудно не согласиться (что, в общем, и продемонстрировали большинство министров, отказавшись от полемики с Лавровым). ОБСЕ давно превратилась в странную, часто не представляющую никого, кроме самой себя, организацию. О ней и ее «общечеловеческих» ценностях вспоминают только тогда, когда возникает необходимость обвинить какую-нибудь страну в недемократичности, когда же этой потребности нет, с мнением и позицией ОБСЕ никто особо не считается. По сути, глава российского МИД сделал то, что давно надо было сделать: громко и внятно сказал, что король голый.

Однако Россия более 10 лет старательно принимала все предложенные правила игры, прислушивалась к рекомендациям ОБСЕ, регулярно получала весьма болезненные втыки от Парламентской ассамблеи Совета Европы (о существовании и назначении которой большинство жителей европейских стран даже не догадываются). В общем, вела себя так, как это было «принято». Никакие сложности на европейском направлении – ни положение русских в Прибалтике, ни даже проблема Калининграда – не вызывали у России столь сильных и резких позывов. И вдруг отношение резко меняется, и вместо скучного нудения и одобрения – яркая, вызывающая речь министра.

Разумеется, не «вдруг». Причина очевидна – Украина.

Решение Верховного суда Украины о переголосовании второго тура выборов обозначило полное поражение Москвы в битве за Украину. Здесь, наверное, не место рассуждать о том, нужна ли была России эта битва, но в любом случае поражение всегда болезненно и всегда неприятно. Однако реакция российской власти, даже с учетом болезненности и неприятности поражения, вышла весьма странной, если не сказать неадекватной.

Россия начала мстить обидчикам. И сегодняшние заявления Лаврова по поводу ОБСЕ – возможно, яркий, но не самый значительный выпад. В Индии Путин прямо напал на США, обвинив их в агрессии против Ирака, после чего высказал сомнения в честности будущих иракских выборов. А в Турции напал уже на весь Запад: «Не хочу, чтобы, как в Германии, мы разделили Европу на восток и запад, на людей первой и второй категории, первого и второго сорта. Когда люди первого сорта имеют возможность жить по демократическим стабильным законам, а второму – людям с, образно говоря, темным политическим цветом кожи – добрый, но строгий дядя в пробковом шлеме будет указывать ту самую политическую целесообразность, по которой он должен жить. А если неблагодарный туземец будет возражать, то его накажут с помощью бомбовой, ракетной дубинки, как это было в Белграде».

Все, что сказал Лавров, - чистая правда, все, что сказал Путин, - тоже чистая правда. Но почему Россия стала действовать столь резко не во время, а после "битвы за Украину"? Неужели все дело в подростковой мстительности российской власти, которая не умеет ни выигрывать, ни проигрывать, делает все не вовремя и не так, отчего теряет уверенность и начинает совершать безрассудные и бессмысленные действия, которые только ухудшают собственное положение?

Конечно, и это возможно (во всяком случае, к сожалению, есть основания думать именно так), но есть в этих российских демаршах и иной смысл: Россия почувствовала, что способна отстоять свои позиции лишь тогда, когда не играет по западным правилам, со всеми установленными условностями. Почувствовав, что страны Запада, «оградив нам свободу флажками бьют уверенно, наверняка», Россия решила выйти за эти флажки, объявив их кусочками тряпья на веревочках. Впрочем, и в этом случае отказаться от правил игры, установленных Западом, - даже не полдела, куда важнее понять и сформулировать, каковы наши правила игры, что хочет Россия и как она видит свое место в мире.
Источник: GlobalRus.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.