Брюс Джексон: "Забудьте о России и помните о Европе"

«Первым правилом демократической борьбы является «забудьте о России». Она уже никак не может влиять на судьбу народов. В то же время озабоченность реакцией России является негативным фактором демократического движения. У России свои проблемы и своё будущее, мы надеемся лучшее, по сравнению с её прошлым. Большинство победоносных революций проигнорировало российский фактор и основывало свои политические решения только на национальном уровне. Когда балтийские страны были обеспокоены калининградской проблемой, они ничего не могли добиться, когда же они забыли о Калининграде и заговорили об интересах Риги, Вильнюса, Таллинна, они вскоре оказались в ЕС. Как говорится, история состоит из уроков, которые необходимо помнить, и того, о чем следует забыть. Поэтому мой совет белорусам: забудьте о России и помните о Европе», -- заявил директор Проекта по переходным демократиям, президент американского комитета НАТО Брюс Джексон в интервью пресс-центру Хартии. Читайте полный текст интервью.

– Какие изменения могут произойти в мире и в Украине после победы Ющенко в президентских выборах?

– Как оказалось, первыми двумя большими успехами третьей фазы построения демократии в Европе явились «революция роз» и «оранжевая революция». Если украинский народ и мир признают Ющенко в качестве президента, наконец, исчезнет занавес, существовавший между континентальной и большой Европой. Это станет окончательным переломом, и значительно упростит разрешение ситуации в Молдове, решение замороженных конфликтов и окончание диктаторского режима в Беларуси.

– В чем, по Вашему мнению, различие между политическими ситуациями в Сербии, Грузии, Украине и ситуацией в Беларуси?

– Уникальность ситуации заключается в том, что Беларусь представляет собой диктаторский режим образца 30-х годов прошлого столетия, не виданный в Европе за последние 70-80 лет. Это исключительный случай. Он стал возможным благодаря стечению уникальных и необычных геополитических обстоятельств: относительной изоляции Беларуси, желания России сохранять нестабильность в этом государстве, из-за уникальных торговых моделей, позволяющих международной торговле миновать Беларусь, опустошения страны нацистами и Советами, уничтожения системы политических классов, а также соучастия старого киевского режима Кучмы-Януковича. Всё это позволило Беларуси превратиться в европейскую Бирму. Однако эти геополитические обстоятельства в настоящее время меняются: запад выступает единым фронтом, балтийские народы могут оценить плоды свободы, Европейский Союз и Римское соглашение приобретают всё больший вес и значение, наконец, украинский и белорусский народы поняли, что Европа открыта для них. Мы становимся свидетелями великого смещения ледников последнего ледникового империализма.

– По Вашему мнению, «бархатные революции» последних трёх лет в Сербии, Грузии и Украине представляют собой продолжение движения сопротивления 80-х годов прошлого столетия, или они являются абсолютно новым историческим процессом?

– Доктор Бжезинский дал глубокое и элегантное определение уникальности третьей фазы европейской истории. Сербия ещё не определилась с самоидентификацией. Грузия, как одна из стран, находящихся на третьей фазе, совершенствует свой опыт государственности, чего ей не удалось сделать в 1844 году; там всё ещё борются с национализмом образца ХIХ века, там до сих пор существуют противоречия, касающиеся территориальной целостности, что делает страну особенно уязвимой перед возрождающимся российским империализмом. Поэтому такие страны более беззащитны. Они представляют собой самые молодые демократии из всех, которые мы когда-либо видели. В настоящее время они проходят через этапы, которые мы ранее называли «внеклассное» построение демократии. Эти демократии находятся практически в младенческом возрасте – они очень уязвимы, у них нет культуры гражданского общества. Они фактически никогда не были независимыми государствами, и у них не хватает компетенции в управлении и ответственности перед своим народом, своими гражданами. Поэтому класс пенсионеров старшего поколения, зависевший в своё время от коммунистической системы, до сих пор доминирует в политике, а страхи пожилых людей цинично эксплуатируются офицерами КГБ и ФСБ, удерживающими у власти преступную олигархию. Следовательно, здесь мы имеем проблемы, копившиеся в Европе в течение последних 150 лет. Таким образом, Европа находится на третьей фазе своего развития, и мы имеем дело с проблемами исключительной сложности.

Позитивным является то, что за сравнительно короткий промежуток времени мы добились интеграции Турции в Европейский Союз, а также уход с политической сцены основных лидеров-популистов: уже нет Шеварднадзе, нет Кучмы, даже Илиеску ушёл в отставку. Таким образов в новых европейских границах, которые мы называем границами свободы, не осталось лидеров-популистов. Если бы я жил в Беларуси, я бы был очень вдохновлён такими историческими тенденциями.

– По Вашему мнению, какую роль в последних «бархатных революциях» играла Россия?

– В Сербии она не сыграла никакой роли. Вообще первым правилом демократической борьбы является «забудьте о России». Она уже никак не может влиять на судьбу народов. В то же время озабоченность реакцией России является негативным фактором демократического движения. У России свои проблемы и своё будущее, мы надеемся лучшее, по сравнению с её прошлым. Очевидно, что Россия не смогла сыграть никакой роли в Сербии – ни позитивной, ни негативной. Большинство победоносных революций проигнорировало российский фактор и основывало свои политические решения только на национальном уровне. Когда балтийские страны были обеспокоены калининградской проблемой, они ничего не могли добиться, когда же они забыли о Калининграде и заговорили об интересах Риги, Вильнюса, Таллинна, они вскоре оказались в ЕС. Как говорится, история состоит из уроков, которые необходимо помнить, и того, о чем следует забыть. Поэтому мой совет белорусам: забудьте о России и помните о Европе.

– Всегда существовала разница между политикой ЕС и США в отношении Беларуси. Есть ли, по Вашему мнению, надежда на объединение этих подходов в совместную стратегию?

– Позитивным является тот факт, что это, наконец, произошло в результате последней конференции в Вильнюсе. Сейчас выработана совместная политика: вы не сможете найти различий между стратегическими концепциями Роберта Купера из ЕС или д-ра Кондолизы Райс из США. Существовавшие на протяжении последних четырёх лет различия наконец переросли в уникальное и постоянное партнёрство в области свободы и демократии. В настоящее время не существует абсолютно никаких противоречий между евро-аталантическими демократиями: по отношению к Минску, Кишинёву, Киеву, Тбилиси у них абсолютна единая позиция.

Неизбежными оказались дискуссии по вопросам тактики. Мне вообще-то не нравится цитировать Мао, но он когда-то говорил, что существуют сотни идейных школ, и соревнование различных стратегий – это не негативный фактор, наоборот это приносит пользу. Мы пришли к выводу, что некоторые страны и представители будут работать с политическими партиями, потому что институт политических партий в их странах очень важен; другие страны, такие как Франция, будут отдавать предпочтение дипломатии. Страны, где большую роль играли народные движения, такие как «Солидарность», «Хартия’77», очень заинтересованы в развитии гражданского общества; другие – в эффективных средствах массовой информации. Те же, кто заинтересован в построении правового поля, будут следовать, например, стратегии Христоса Пургуридеса по определению судов, которые смогли бы вынести вердикты по преступлениям режима. Таким образом, существует, по крайней мере, пять стратегий помощи зарождающейся демократии, и, по моему мнению, все они уместны. Одной из наших договорённостей на конференции было, что нам не нужно отдавать предпочтение какой-либо одной из них, мы должны поддерживать их все. В Сербии наиболее крупное формирование, которым являлись защитники окружающей среды, превратилось в G-17, но они начинали как движение по защите окружающей среды, женское движение сыграло значительную роль в обозначении проблемы, студенты из грузинской «Кмары», а в Беларуси – «Зубра», являются чрезвычайно важной силой. Так что мне кажется, что подход Запада к демократическим революциям заключается в сдержанности, поскольку это не тот опыт, который известен нам, через который мы прошли сами. Политический опыт этих стран должен явится основой для их самостоятельного выбора. Мы не можем за них сделать этот выбор, подобрать им кандидатов, выбрать тот или иной подход, тактику; всё это должны решить сами народы Украины, Грузии, Беларуси.

– Какое значение для Беларуси имеет «Акт о демократии в Беларуси»?

– «Акт о демократии в Беларуси» стал важным событием в политической жизни США. В результате длительной работы в Конгрессе и Сенате США Конгресс пришёл к выводу, что построение демократии в Беларуси является существенным для евро-атлантической системы. У власти в стране находится диктаторский режим, и Соединённые Штаты в интересах свободы и в соответствии со стандартами ООН предложили выделить в первом транше 40 млн. долларов для поддержки народа Беларуси, для предоставления людям демократического выбора, для того, чтобы дать им возможность принять решение о своём будущем. Это очень важно. Этот документ стал одним из первых актов президента Буша после его переизбрания: он подписал «Акт о демократии в Беларуси» и выпустил соответствующий пресс-релиз. Насколько мне известно, он собственноручно его правил, что демонстрирует признание этого факта ключевым, моральным и стратегическим императивом внешней политики США. Это произошло впервые. Это также согласуется с желанием президента лично встретиться с Ириной Красовской, руководителем гражданской инициативы «Мы помним», на стамбульской встрече в верхах, с отношениями Кондолизы Райс с инициативой «Мы помним», а также с подобными приёмами представителей гражданского общества и оппозиционных политических партий Беларуси в Брюсселе, Париже, Берлине. Раньше единственными людьми, вхожими в кабинеты высших должностных лиц Запада, были Аун Сан Су Чи и Вацлав Гавел, в настоящее время каждый президент и премьер-министр встречается с представителями белорусской оппозиции. Это – очень позитивный сигнал.

– Кто и каким образом может повлиять на изменение ситуации в Беларуси?

– Думаю, что, так же как и на Украине, в Беларуси мы не должны указывать, что делать людям, кого поддерживать и т.д. Нашим долгом по отношению к зарождающейся демократии является солидарность, готовность сделать всё, что от нас зависит для защиты выбора людей, но в конце концов мы им говорим, что судьба Беларуси зависит от них самих. Мы будем уважать любой их выбор, даже если они захотят, скажем, слиться с Россией или основать федеральный союз с Казахстаном. Главное, чтобы это было достигнуто в результате свободного честного волеизъявления, в соответствии с нормами правового государства, во имя интересов народа и его детей, ведь существующий белорусский режим постоянно твердит об угрозах, нападениях и т.д. Мы всегда говорили, что у детей Восточной Европы 2005 года должен быть тот же выбор, которые имели дети Западной Европы в 1945 году. Нет оснований для того, чтобы у них было худшее будущее, чем у детей Франции или Германии после второй мировой войны. Мы являемся свидетелями окончания войны, и у этих детей должен быть равный доступ ко всему.

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.