Принцип Калигулы

У современной номенклатуры нет списков — по крайней мере, в том виде, как это было в советские годы, но не секрет, что подбор кандидатов в депутаты Госдумы, членов Совета Федерации и кандидатов в губернаторы (пока еще они выбираются) происходит в администрации президента, нынешнем аналоге ЦК партии. В крайнем случае — не подбор, так утверждение, «одобрение». Одним из самых показательных собраний номенклатуры, ее своеобразным отстойником является Совет Федерации. За четыре года, прошедших с начала формирования сената не из региональных руководителей, а из их представителей, через Совет Федерации прошли представители всех классов и видов номенклатуры — как советской, так и современной.

Сенат не задумывался как отстойник элиты. Изначально Совет Федерации — по замыслу авторов этой идеи — должен был стать органом, который в федеративном государстве выражает интересы его субъектов (регионов). И позволяет учитывать эти интересы при принятии законов, по возможности не допуская их ущемления.

Но это — в теории. На практике все получилось иначе.

Двухпалатная система законодательной власти была сконструирована в ноябре 1993 г., когда отцы-основатели нынешней Конституции, упоенные победой над «старым» парламентом, искали возможность создания эффективных механизмов блокировки работы деятельности «нового». Что, в свою очередь, позволило бы исполнительной власти без помех решать все нужные вопросы указами и постановлениями.

Не требуется особо доказывать, что в основе идеологии «гайдаро-чубайсовских» ультралиберальных реформ лежал именно такой подход — максимальное отстранение представительной власти от влияния на экономические процессы. В противном случае проводить экономические преобразования, против которых настроено большинство населения (а значит, и большинство в парламенте), было бы невозможно.

Конечно, простейшим способом решения задачи было бы обойтись без парламента вовсе. Но цивилизованная Европа и тем паче Америка такого «особого пути» могли бы не понять. Тогда было решено пойти другим путем: сделать парламент двухпалатным. После чего с одной стороны — урезать полномочия нижней палаты, избираемой непосредственно гражданами, а с другой стороны — приставить к этому «законодательному двигателю» некий «законодательный тормоз» в виде верхней палаты, состоящей из региональных начальников и имеющей при этом право блокировать практически любой закон, принимаемый нижней палатой.

Правда, на переходные два года (1994—1995) Совет Федерации был сделан выборным органом — его члены избирались прямыми выборами населения, на американский манер, по два «сенатора» от «штата», сиречь от субъекта Федерации. И в эти годы нередко случалось так, что СФ проявлял строптивость и отказывался играть отведенную ему роль.

Впрочем, уже с декабря 1995 г. все встало на свои места. Попытка «Яблока» ввести и дальнейшую выборность «сенаторов» была уверенно отвергнута «Демократическим выбором России», ПРЕС, ЛДПР и другими фракциями, поддерживающими Ельцина, и в Федеральном законе «О порядке формирования Совета Федерации» оказалась жестко закреплена конструкция, согласно которой губернаторы и спикеры соответствующих законодательных собраний присутствуют в верхней палате по должности. В условиях, когда в большинстве регионов спикеры являлись кем-то вроде вице-губернаторов по парламентской части, это означало полный контроль исполнительной власти над властью законодательной.

Указанная система успешно заработала — в последующие годы случаев принятия каких-либо неприятных для президента и правительства законов практически не было. Повсеместный переход к выборности губернаторов в 1996—1997 гг. на деле мало что изменил: административный контроль за главами регионов просто сменился экономическим.

Со временем, однако, выяснилось, что федеральная власть успешно угодила в яму, которую рыла для других. Став де-юре политиками федерального уровня, да еще имея статус неприкосновенности, региональные лидеры вошли во вкус и начали повышать уровень претензий. Создавать федеральные партии и движения, проталкивать «своих» депутатов в Думу, активно участвовать в интригах Кремля и Белого дома, в упор не видеть на своей территории действующие федеральные законы.

В свете сказанного не стоит удивляться, что одним из первых шагов Владимира Путина после избрания президентом в марте 2000 г. стало предложение о реформе Совета Федерации. Но пойти на действительно радикальное изменение — с выборностью «сенаторов» населением — Путин не захотел. В итоге им было внесено легко принятое Думой (всегда недолюбливавшей «губернаторский» Совет Федерации) предложение о том, чтобы губернаторы и спикеры покинули «сенат», а вместо них пришли назначенные представители, которые должны были работать уже на постоянной основе. При этом одного «сенатора» должен был назначать губернатор, второго — законодательный орган региона.

Еще когда в Думе обсуждалась такая схема, скептики (в том числе автор этой статьи) говорили, что она может оказаться ничем не лучше прежней. И даже хуже. Прежде Совет Федерации состоял из реально влиятельных в обществе людей (при всех отмеченных недостатках) и потому имел серьезный политический «вес». Теперь же верхняя палата превращалась из Совета Федерации в «совет представителей», куда каждый губернатор мог направить хоть своего младшего письмоводителя. Как тут не вспомнить небезызвестного императора Гая Калигулу, который однажды ввел в римский сенат своего коня и объявил его сенатором… При таком принципе формирования российский «сенат» обещал стать органом, состоящим из непонятных людей и явно не сравнимым по влиянию с прежним Советом Федерации.

Действительность, впрочем, превзошла все ожидания: за минувшие с тех пор четыре года в Совет Федерации (особенно в качестве назначенцев губернаторов) начали попадать весьма специфические персонажи, достаточно часто не имеющие ни малейшего отношения к регионам, которые они представляют, и, как правило, давно и прочно являющиеся постоянными жителями Москвы. Бывшие министры и отставные губернаторы, оставшиеся не у дел политики и чиновники, олигархи регионального масштаба и руководители естественных монополий стройными рядами занимали кресла в СФ, не всегда умея показать на карте «субъект», интересы которого им доверено представлять.

Не будем голословны и взглянем на нынешний список российских «сенаторов».

Что же мы увидим?

Для начала — бывшие столичные чиновники.

Итак, Тверь в верхней палате парламента представляет бывший первый заместитель министра финансов Владимир Петров. Всемогущий Петров, «сидевший» на чрезвычайно «хлебном» месте распределителя бюджетных денег по регионам, в свое время даже попал под уголовное дело и был смещен с должности. Но впоследствии дело было закрыто, а сам Петров теперь фигура неприкосновенная.

Этот же регион представляет бывший зам. руководителя ЦИК партии «Единая Россия» Виктор Абрамов.

Иркутск представляет бывший заместитель министра печати Дмитрий Мезенцев.

Псков — бывший руководитель кремлевского «Росинформцентра» Михаил Маргелов. А также — бывший помощник директора Федеральной службы налоговой полиции Николай Медведев.

Саратов — бывший министр без портфеля Рамазан Абдулатипов.

Республику Марий Эл — бывший министр культуры Наталья Дементьева. А также — бывший полпред правительства в Государственной думе Александр Торшин.

Нижний Новгород — бывший заместитель министра финансов Евгений Бушмин.

Ивановскую область — бывший зампред Совета Министров СССР Владимир Гусев, а Белгород — его бывший начальник, советский премьер Николай Рыжков.

Корякский автономный округ — бывший министр природных ресурсов Виктор Орлов.

Волгоград — сын другого бывшего министра природных ресурсов Виталия Артюхова и сам бывший замминистра (только имущественных отношений) Вадим Артюхов.

Магаданскую область — бывший начальник главка Минобороны Владимир Кулаков.

Тюменскую область — бывший министр топлива и энергетики Александр Гаврин.

Ярославскую область — бывший руководитель Рособоронпрома Виктор Глухих.

Новгородскую область — бывший госсекретарь России Геннадий Бурбулис. А также бывший заместитель начальника одного из управлений аппарата СФ Михаил Сорокин.

Ненецкий АО — бывший сотрудник президентской администрации Татьяна Коновалова.

Астрахань — бывший начальник управления МНС России по Москве Геннадий Горбунов.

Ульяновск — бывший начальник главка Минобороны Александр Калита.

Вологду — бывший первый заместитель министра МВД Валерий Федоров.

Липецк — бывший начальник одного из управлений ФСБ Анатолий Лысков.

Хакасию — бывший зам. начальника одного из управлений аппарата СФ Валентина Петренко.

Оренбург — бывший заместитель министра связи и информатизации Николай Пожитков.

Ямало-Ненецкий АО — бывший советник спикера СФ Владимир Спицнадель.

Омск — бывший заместитель министра МВД Валентин Чернявский.

Карелию — бывший начальник ГИБДД Владимир Федоров.

Наконец, Усть-Ордынский АО — бывший первый заместитель председателя Высшего арбитражного суда Михаил Юков…

Другая, тоже большей частью столичная, группа представляет большой бизнес.

Так, Московскую область в СФ представляет член известного фармацевтического семейства Игорь Брынцалов.

Коми-Пермяцкий автономный округ (а до этого — Ивановскую область) — председатель правления приватизированных предприятий Москвы и области Оганес Оганян.

Хакасию — заместитель гендиректора ОАО «ГАЗ», а до того один из «алюминиевых королей» республики Аркадий Саркисян.

Таймыр — бывший начальник управления федеральных программ ОАО «Норильская горная компания» Леонид Биндар.

Амурскую область — бывший первый заместитель гендиректора Первоуральского новотрубного завода Александр Карпов.

Еврейскую автономную область — генеральный директор московского ЗАО «Энергомашкомплекс» Игорь Глуховский.

Пензенскую область представляет бывший директор ЗАО «Институт финансовых исследований», а ранее — первый заместитель министра финансов Андрей Вавилов.

Кострому — бывший президент «Славнефти» Василий Дума.

Архангельск — столичный банкир Александр Тищенко.

Воронеж — бывший президент «Альфа-ЭКО» Глеб Фетисов.

Курск — гендиректор московского АО «Геомаш» Геннадий Широконосов.

Курган — бывший рекламщик, а ныне птицезаводчик Сергей Лисовский.

Мурманск — заместитель директора холдинга «Менатеп» Андрей Гурьев.

Республику Тыва — банкир Сергей Пугачев.

Чечню — президент ООО «Группа «Плаза» Умар Джабраилов.

Тамбов — заместитель гендиректора ЗАО «Интеррос» Николай Косарев.

Ставрополь — советник президента ЗАО «Управляющая компания группы МДМ» Алексей Лысяков.

Ростов — начальник департамента ОАО «Газпром» (и бывший первый зам. руководителя президентской администрации) Александр Казаков.

Чувашию — председатель совета директоров группы «Финвест» Владимир Слуцкер.

Чукотку — начальник отдела ОАО «Сибнефть» Ефим Малкин.

Ненецкий АО — член совета директоров ЗАО «Ливиз», петербургский «водочный король» Александр Сабадаш.

Алтай — первый вице-президент ОАО «ЛУКОЙЛ» Ралиф Сафин.

Калининград — гендиректор ЗАО «ОЛМА Медиа Групп» Олег Ткач.

Саратов — бывший зампред правления РАО «ЕЭС» Валентин Завадников.

Заметим, кстати, что Анатолию Чубайсу удалось «десантировать» в СФ немало своих людей: кроме Завадникова, это бывший заместитель генерального директора «Иркутскэнерго» Валентин Межевич, представляющий областное Законодательное собрание, и Сергей Васильев, представляющий губернатора Ленинградской области Валерия Сердюкова. Злые языки поговаривают, что у перечисленных регионов были большие проблемы с оплатой долгов за электроэнергию — вот и устроили «бартер»…

Еще одна любопытная особенность нынешнего СФ — присутствие в нем бывших руководителей регионов, выговоривших себе это, как полагают, в качестве «отступного» за неучастие или проигрыш на выборах.

Так, Якутию представляет ее бывший президент Михаил Николаев, Карелию — бывший глава республики Виктор Степанов, Калугу — бывший губернатор Валерий Сударенков. Еще недавно бывших губернаторов в сенате было больше. Так, Чукотку представлял ее бывший начальник (а ныне — аудитор Счетной палаты) Александр Назаров, Краснодарский край — экс-батька Николай Кондратенко, Нижегородскую область — Иван Скляров.

Впрочем, в СФ можно встретить и бывших руководителей регионов, ныне представляющих вовсе не родные пенаты. Так, сенатором от Республики Алтай является бывший вице-президент… Ингушетии генерал-лейтенант Борис Агапов. Таймыр представляет экс-губернатор Тюменской области Леонид Рокецкий, а Владимирскую область — экс-губернатор Ленинградской области Вадим Густов.

Кроме перечисленных, в СФ встречаются и такие занятные персонажи из Петербурга, как многолетний помощник Алексея Кудрина и бывший руководитель департамента Минфина Вячеслав Шверикас, представляющий… Адыгею, и вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова, являющаяся сенатором от… Тувы. В первом случае, очевидно, «подсуетился» Кудрин, во втором, скорее всего, — сам Владимир Путин, видимо, считающий себя обязанным заботиться о карьере вдовы своего бывшего начальника.

Но как тут не вспомнить, что политическая карьера будущего петербургского мэра когда-то началась со знаменитого высказывания о «якуте товарище Власове и адыгейце товарище Воротникове». Интересно, что бы сказал сейчас Анатолий Собчак об этих назначениях?

Еще одно «громкое» назначение в Совет Федерации — Марина Рогачева, представляющая администрацию Орловской области. Все бы ничего, да г-жа Рогачева является… родной дочерью губернатора и бывшего спикера сената Егора Строева.

Наконец, трудно не вспомнить историю с назначением сенатором от Ленинградской области (к счастью, так и не состоявшимся) одной из самых одиозных фигур последнего десятилетия — Альфреда Коха. Человека, о котором, кажется, никто, кроме его старого друга Анатолия Чубайса и его ближайшего окружения, не вспоминает добрым словом.

Общая же картина нынешнего СФ такова, что лишь около половины членов сенатов — примерно 85—90 человек из 178 — можно действительно назвать представителями регионов. Результатом является то, что данный конституционный орган попросту не выполняет своих функций, главная из которых — защита интересов регионов в законодательном процессе.

Посмотрев на то, во что превращается «представительский» Совет Федерации, все большее и большее число российских политиков начинает говорить, что проблему надо решать кардинально. Иными словами — переходить к избранию «сенаторов» населением регионов, даже если для этого придется внести поправку в Конституцию.

В свое время одним из первых предложений, высказанных председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым (тогда он еще не был спикером, а был только-только избранным членом СФ), было предложение об изменении принципа формирования верхней палаты и переходе к прямым выборам сенаторов населением регионов. С тех пор прошло четыре года, но воз и ныне там. Недавно Владимир Путин обмолвился о том, что неплохо бы привлечь к работе сената глав регионов — теперь, когда они станут назначенцами. Правда, потом выяснилось, что основными сенаторами по-прежнему будут не губернаторы, а их представители. При этом идея выборов этих самых представителей тоже не забыта. А пока что сенаторы, уставшие от постоянной ротации, приняли закон, по которому отозвать их становится практически невозможно. Таким образом, регионы фактически лишились возможности влиять на своих представителей.

Переходная, неустоявшаяся элита современной России не может выработать правила игры ни для себя, ни для страны. Неразбериха с составом и принципом формирования Совета Федерации — лишь одно из проявлений этой сумятицы новой русской номенклатуры. В отношении СФ можно сказать только одно: чем дальше откладывается решение вопроса о том, какой сенат нам нужен, тем больше вероятность того, что верхняя палата российского парламента, наделенная важнейшими конституционными функциями и должная отстаивать интересы российских регионов, защищая принципы федерализма, превратится в публично неуважаемый орган, решения которого также не будут уважать.
Источник: Политический журнал

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.