Выборы притягивают к себе порой самых разных людей

Все новости по теме: Выборы-2007
Любите ли вы созерцать работу избирательного штаба все-равно-какого-кандидата так же сильно, как люблю это делать я?

Стоит мне переступить порог этого святая святых электорального процесса, как на меня обрушиваются сладостные воспоминания из времен беззаботной студенческой юности. А конкретно из того ее периода, когда бедному студенту приходилось подрабатывать санитаром в психоневрологическом диспансере, по-простому говоря, в дурдоме.

Всех, кто находится в помещении избирательного штаба, я условно разделяю на следующие категории: сумасшедшие, жулики, провокаторы, засланные из штабов конкурирующих партий, отчаявшиеся люди, которым уже все равно, куда идти за помощью, и, конечно же, сами пиарщики, в которых есть что-то и от сумасшедших, и от жуликов, и от отчаявшихся граждан.

Последние, кстати, приходят за помощью совершенно некстати, поскольку даже при всем искреннем желании помочь конкретному человеку, попавшему в конкретную неприятность, совершенно нет времени разбираться во всех тонкостях и особенностях человеческих страданий. И самое быстрое оказание помощи в этой ситуации не всегда бывает самым удачным.

Наиболее яркий пример того, к чему может привести желание любой ценой помочь своему избирателю и почему гражданам не стоит искать помощи в штабе за несколько дней до выборов, можно привести из опыта работы в Саратовской области на прошлой кампании по выборам депутатов в местное законодательное собрание.

На прием к кандидату пришла бабулечка, которая долго, жалобно и чрезвычайно путанно рассказывала замороченному политику историю о том, как ее сосед Гришка завел пасеку, а пчелы, будь они неладны, кусаются изредка, чем доставляют известные неудобства просительнице и членам ее семьи.

Никогда не забуду одуревшее от всей этой истории лицо кандидата, который что-то такое уловил в рассказе потенциальной избирательницы, оборвал ее на полуслове и бросил своим «нукерам»: «Так, я все понял! Срочно выясните, где эта пасека находится, и сожгите все ульи к такой-то матери! Следующий!»

Обмякшую бабку выносили из помещения вчетвером.

С сумасшедшими все понятно. Выборы - это наш праздник! Словно специально для общего удобства кампании теперь проводятся только весной и осенью - в период наибольшего обострения хронических заболеваний. Так что, по большому счету, каждую кампанию можно смело называть месячником психического здоровья - не ошибешься.

Кто у нас следующий? Провокаторы. Этих жалеешь больше всего. Молодые здоровые парни и симпатичные девушки (почему-то молодежь чаще всего бросают на эту грязную работу) «проваливаются» с первых же слов, обращенных к кандидату и его сотрудникам: «Мы - молодые горожане - хотим совершенно добровольно и бесплатно поддержать вашу программу. Нас 100 (реже 200, 500 или 1000) добровольцев. Дайте нам побольше агитационных материалов, и мы их распространим по городу».

Общеизвестно: «совершенно добровольно и бесплатно» весь тираж ваших листовок могут забрать только сотрудники противоборствующей партии, чтобы везти всю эту литературу за город, облить бензином и поджечь. Все остальные активисты работают, увы, за копеечку. И в редком, почти исключительном случае, за страх или за совесть. Так что «добровольных помощников» немедленно выдворяют, да еще и таким образом, чтобы они не стащили по дороге какой-нибудь особо важный документ.

Наконец, жулики. Этот народ летит на избирательный счет мухой, прекрасно понимая, что накануне дня голосования кандидаты и их помощники входят в такой раж, что готовы отдать последние порты за победу на выборах.

- Я предлагаю вам совершенно реальный способ победить на этих выборах! Совершенно реальный!

Передо мной сидит совершенно реальный проходимец в юбке с бородавкой на шелушащемся носу, с обкусанными грязными ногтями, желтыми прокуренными зубами и тускло поблескивающим венцом безбрачия на всклоченной голове. Понять, что перед тобой женщина, можно, только внимательно посмотрев на одежду визитера.

- Вы на меня так скептически не смотрите. Наша группа работает в Калининградской области уже четвертые выборы. И каждый раз – очень успешно.

- Вы, стало быть, опытная пиарщица! Коллега, можно сказать.

- А то! - приободряется жулик. - Известное дело, пиарщица. Да еще какая! Могу вам любого кандидата в два счета протащить. Чик-чик, и в дамки! Гарантия 100 процентов.

- Неужели все сто процентов? - цокаю языком и изображаю внимание и заинтересованность.

- А то! Могу прямо сейчас рассказать всю схему. Если о цене сговоримся, пусть ваш кандидат идет мебель для кабинета выбирать, мандат мы ему обеспечим.

- Про «вертушку» вы когда-нибудь слышали? - принимается посвящать меня «коллега по цеху». - Ну это когда избиратель получает от подельников заранее приготовленный бюллетень с отметкой за одного из кандидатов, идет на участок, бросает листок в урну для голосования, а наружу выносит и отдает подельникам чистый бланк?

- А потом уже в этом бюллетене делают отметку против нужного кандидата и отправляют «голосовать» следующего заряженного избирателя? Это же черный пиар в чистом виде! Не боитесь, что вас поймают за руку во время передачи денег или выноса бюллетеня с территории избирательного участка и накажут за такие приемчики? По всей строгости. К тому же давно известно, что проконтролировать это тотальное мошенничество просто невозможно, так что вы можете свою мысль больше не развивать.

- Сразу видно, что не разбираетесь вы в технологиях, – сокрушается жулик. - Бюллетени мы больше не выносим, это все прошлый век. Мы теперь новую методу применяем для контроля качества работы и успокоения наших заказчиков. Каждая группа голосующих - из числа социально неблагонадежного электората, – демонстрирует глубокое знание терминологии специалист по выборам, - получает для работы мобильный телефон с фотокамерой. Человек заходит в кабинку, ставит отметку, фотографирует бюллетень, бросает его в урну, потом несет мобилу старшему. Тот смотрит на снимок, проверяет правильность постановки галочки, рассчитывается с избирателем и отправляет следующего «на дело».

- У вас и старшие есть? С мобильными телефонами? - ошарашенно спрашиваю посетительницу, а сам представляю «социально неблагонадежного» товарища с мобильным телефоном в немытых руках. Нет, видел я немецких бомжей с мобилами еще в середине 90-х. Они попадались мне на глаза бродящими по окраинам Берлина, Гамбурга, когда размеренно толкали перед собой детские коляски, заваленные разным барахлом, и у каждого в обязательном порядке на шее болтался сотовый. Но чтобы у нас!

- Да вы не сомневайтесь! Здесь что главное? Главное – организация! Чтобы все было шито-крыто и чики-пуки. Тогда и нам хорошо, и вам польза!

- А сколько же вы хотите денег получить на развертывание этой... мобилографической карусели? - спрашиваю я и заранее делаю себе выражение лица: «Что вы, что вы, это для нас слишком дорого, и вообще...»

- Две тысячи рублей за проголосовавшего, - не моргнув глазом произносит жулик. - Из этих денег 500 рублей платим перед походом на участок, 1000 рублей после того как телефон принесет. И 500 рублей организаторам. Все по-честному.

- Что, дорого? Очень дорого? - жулик огорченно смотрит на мою перекошенную физиономию, на которой, кроме всего прочего, невидимыми чернилами написано: «Денег нет и не будет».

- Ну если денег действительно нет, тогда давайте так: 500 рублей за голос - и договорились! - находит выход из положения моя собеседница.

- Что ж вы так сразу цену-то сбавляете, - пытаюсь перевести разговор в шутку, - поторговались бы еще.

- Да времени нет торговаться, работать надо. Организация! Телефоны закупить, народ рассортировать, то да се.

- Так мы же с вами еще ни о чем не договорились, а вы уже спешите телефоны покупать.

- С вами – нет, а с вашими конкурентами давно договорились. И даже аванс получили.

- ???

- Понимаете, есть одна возможность эту карусель с телефонами обмануть. Мы возьмем с вас 500 рублей «за нос» и всем своим платным избирателям раздадим вот такие штуки, - посетительница лезет в сумочку и извлекает на свет божий квадратик, вырезанный из куска прозрачной пленки. На квадратике стоит жирная «галочка», нанесенная маркером.

- Наш человек положит этот квадратик прямо на то место, где должна стоять отметка за кандидата - раз! Потом сфотографирует эту пленку, уберет ее в карман, поставит «галку» напротив фамилии вашего кандидата – это два! Два в одном! На телефоне останется одно изображение, в урне – другой результат. И всем опять-таки приятно.

- Вот теперь я ничего не понимаю! - всю усталость и раздражительность с меня как рукой снимает. Я бодр, как будто выпил литр кофе. - Но вы же гарантируете вашим заказчикам 100-процентный результат! Вы что, их обманываете?

- Теперь нет, конечно. У ваших конкурентов и без нашей помощи все в полном порядке. Они победят при любом раскладе, вы за них даже не беспокойтесь! - «пиарщица» проявляет гораздо большую политическую проницательность, чем от нее можно было ожидать в начале нашей беседы.

- А как же наш кандидат? Вы и нам гарантируете победу на все сто?

- Нет, конечно. Мы гарантируем, что за 500 рублей с носа вы не займете последнее место в предвыборной гонке и окончательно не опозоритесь. Иначе... Я видела последние рейтинги. Плохи ваши дела.

- А что будет, если мы откажемся? Это ведь все противозаконно!

- Ничего не будет. Схема у нас отлажена, люди наготове, кандидаты в очередь записываются, чтобы воспользоваться нашими услугами. Не вы, так другие. Нам-то какая разница, куда за деньги «галки» ставить?

- Говорите, в очередь к вам записываются?

Я поднимаю глаза, чтобы посмотреть, как охранник выпроваживает из помещения очередную шумную группу провокаторов, и который раз задумываюсь о том, что не то, совсем не то учреждение называют дурдомом.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.