"Мы проблемы не копим"

Все новости по теме: Калининградский анклав
На прошлой неделе состоялся визит президента России Владимира Путина в Германию, остающуюся главным западным внешнеторговым партнером нашей страны. Главная тема переговоров -- экономические и финансовые вопросы. О том, какова экономическая составляющая российско-германских отношений, на какие инвестиционные проекты с участием германского капитала можно рассчитывать России в ближайшее время, обозревателю «Времени новостей» Вере СИТНИНОЙ рассказала член российской делегации, директор департамента внешнеэкономических отношений Минэкономразвития Елена ДАНИЛОВА.

-- Каковы главные итоги поездки?

-- Министр экономического развития Герман Греф встречался с министром экономики и труда Германии Вольфгангом Клементом, чтобы подвести некоторые итоги работы Стратегической рабочей группы -- специальной структуры для координации экономического взаимодействия с Германией. Сама группа собирается раз в квартал, чтобы обсуждать крупные инвестиционные проекты.

-- Но один из самых крупных и долгожданных проектов -- строительство в России автомобильного завода "Фольксвагена" -- вновь откладывается. От этой встречи ожидали подписания Меморандума о сотрудничестве, однако этого не произошло. Почему?

-- Меморандум о намерениях, который мы должны были подписать, действительно не подписан. Но не потому что мы не смогли договориться, а потому что мы уже находимся в такой стадии выработки внутреннего решения, что готовы выйти на инвестиционное соглашение. Это вопрос буквально одного-двух месяцев. Решение практически готово, осталось лишь несколько технических вопросов. Хотя, конечно, я не могу говорить за "Фольксваген". У них были определенные условия, которые мы готовы включить в соглашение. И если они откажутся его подписать, то истинные намерения будут очевидны.

Мы продолжаем готовить решение с учетом интересов наших предприятий, которые задействованы в технологической цепочке производства автомобилей. Мы заинтересованы не в том, чтобы осуществлять «отверточную» сборку, а в том, чтобы у нас развивалось производство комплектующих. С другой стороны, мы понимаем, что наши инвесторы должны обеспечить традиционно высокое качество выпускаемых автомобилей и само производство должно приносить инвестору прибыль.

-- Известны ли конкретные пункты реализации соглашения?

-- Последние три года речь шла только об одном конкретном месте -- о площадке в Подмосковье, в Ступине. Эта площадка выбрана потому, что там уже есть инфраструктура для инвесторов.

-- Насколько Россия в принципе интересна для германских инвесторов?

-- К сожалению, за последний год наблюдается снижение объема накопленных инвестиций. По данным Роскомстата, на первое октября объем накопленных германских инвестиций составил 9,4 млрд долл. А на 1 января, то есть 10 месяцев назад, было 10,2 млрд. Как страновой показатель это неплохо, потому что на Германию приходилось в октябре 12,8% от общего объема накопленных инвестиций. Но в январе этот показатель составлял почти 18%. К тому же Германия впервые пропустила вперед Нидерланды, Люксембург и Кипр. Но если из двух последних стран идут скорее русские деньги и их можно не принимать во внимание, то Нидерланды -- это явный сигнал, что другие иностранные инвесторы более активны. Снижение по прямым инвестициям составило 132 млн долл., или 5,2%. По объему портфельных инвестиций уменьшение с 383 млн долл. до 7 млн. То есть основное падение пришлось на портфельные инвестиции. Видимо, причины падения кроются в работе фондового рынка. Возможно, это спекулятивный капитал. Могу сказать, что интерес инвесторов к крупным проектам сохраняется.

-- Товарооборот между нашими странами также сокращается?

-- Наоборот, увеличивается. По данным германской статистики, товарооборот за этот год составил около 22 млрд евро. Экспорт России -- 11 млрд, импорт -- 10,8. Показатели очень неплохие. У нас немного другие цифры. По данным ГТК, экспорт -- 9,4 млрд долл., а импорт -- 7,4. Всего -- 16,8 млрд. Разница связана с методологией. Немцы смотрят по стране происхождения товара, а мы -- по стране, из которой товар приехал.

По динамике сальдо товарооборота положительное, хотя и небольшое. В прошлом году к концу года было 25,5 млрд евро, а за январь -- сентябрь этого года -- 18,7 млрд. Налицо прирост в 17% за три квартала, причем растет и экспорт. Для Германии Россия занимает четырнадцатое место по товарообороту, но тем не менее в поставках топливно-энергетических ресурсов, сырья и полуфабрикатов играет ключевую роль.

-- Какие еще крупные инвестиционные проекты обсуждались в Германии?

-- На этой встрече был подписано соглашение ОАО "РЖД" с фирмой "Сименс" по совместной разработке и производству железнодорожных локомотивов.

Другие проекты пока находятся в стадии обсуждения, но их достаточно много. На заседании Стратегической рабочей группы обсуждалось строительство североевропейского газопровода. Германия является ключевым партнером, но сам проект затрагивает интересы многих стран, в частности Польши. Среди других проектов -- строительство нефтехимического комплекса в Самарской области по производству полиэтилена; строительство нефтехранилищ в Ленинградской области; строительство комплекса по переработке древесины в Шуе.

Большой и очень интересный проект -- разработка и производство оборудования для системы межевания земель. Это необходимо для создания в России земельного кадастра. ОАО "РЖД" совместно с АО «Германские железные дороги» реализуют проект скоростного поезда Берлин -- Калининград -- Санкт-Петербург. Также есть идеи по производству комплектующих для аэробусов и по строительству самолета-амфибии Б-200.

Причем речь в группе идет не только о конкретных проектах, но и о сложностях, связанных с российским законодательством. Мы рассматриваем, что мешает реализации проектов. Например, инвесторов волнует невозврат НДС на комплектующее оборудование или деление землеотвода, или применение таможенных процедур, или лицензирование. Часто экспортеры предъявляют претензии, что товар неправильно классифицируется на таможне, и они платят неоправданно высокие пошлины. Такие вопросы носят горизонтальный характер, они одинаковы для всех инвесторов. Хотя часто к нам обращаются инвесторы, когда у них возникают какие-то внутренние споры, например по аренде помещений или с российскими партнерами. Тут мы объясняем, что им надо идти в суд. Мы не можем решать эти проблемы сами.

-- Но и проблему возврата НДС вы тоже решить самостоятельно не можете...

-- Важно выявить проблемы. Потом мы поставим эти вопросы перед правительством. К нам могут обращаться и российские компании, которые хотят работать в Германии. Но иностранцы более активны в требовании выгодных им условий. Мы сами стараемся всем помочь, иногда не дожидаясь обращений. Так, мы обнаружили, что в ЕС готовится директива об экспорте древесины хвойных пород. Там предъявляются требования к составу, которым она пропитывается, не должно быть сучков, не должно быть коры. То есть экспортер будет нести дополнительные издержки. Кстати, все эти требования распространяются и на тару из хвойной древесины. Если директива будет принята, только в торговле с Финляндией потери российских экспортеров могут составить до полумиллиона долларов. Никто из наших экспортеров по этому поводу не обращался, но мы сами начали переговоры, чтобы сохранить бесперебойный экспорт.

-- Вы довольны результатами визита?

-- Мы привыкли к тому, что интересны только конфликтные сюжеты. Когда переговоры все время идут на грани срыва и консенсус достигается диким напряжением сил. Но с Германией у нас настолько отлажен механизм, что все внимание сосредоточено на крупных проектах. Нам интересен проект "Фольксвагена" не потому, что у нас будут выпускаться их машины. Просто для реализации этого проекта вырабатываются решения, которые в принципе применимы для любого инвестора, заинтересованного в работе на российском рынке. Если бы не проекты такого масштаба, мы бы, может быть, никогда не заметили недоработок в законодательстве, которые сдерживают приток инвестиций. Стратегическая рабочая группа встречается раз в квартал. Так что мы проблемы не копим.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.