Янтарная революция в городе Канта

Все новости по теме: Калининградский анклав
Сегодня уже все чаще можно услышать разговоры о возможности повторения украинского сценария в России. При этом почему-то принято считать, что "оранжевая" революция должна произойти именно в Москве и движущими силами ее станет московская, демократически ориентированная интеллигенция и студенты столичных вузов. Вот и депутат Московской Городской Думы Михаила Москвина-Тарханова (kreml.org, 22.12.2004) не особо стесняясь в выражениях выразил пренебрежение к провинциальному рабочему классу и к регионам в целом:

"...еще раз хочу обратиться к представителям федеральной власти: не очень важно, что о вас будут думать рабочие в Перми и Томске, о них вам надо просто заботиться, не думая о том, нравитесь ли вы им. Ваша судьба лишь в руках москвичей"

В чем-то Москвин-Тарханов, несомненно, прав. Революции (в смысле государственные перевороты) всегда происходят в столицах, но в свое время для огромной Россия имел значение и такой процесс как "триумфальное шествие советской власти" по просторам России. Во всяком случае, так раньше (при советской власти) говорили на школьных уроках.

А с другой стороны, кто может гарантировать, что протестные настроения, которые уже, по крайней мере, дважды успешно канализировались в "розовую" и "оранжевую" революции на внешнем периметре государственных границ России, не проявятся аналогичным образом и на их внутреннем периметре?

В следующий раз в Калининграде

"Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом".
(Иммануил Кант)

Наиболее уязвимым местом для подобных действия является сегодня Калининградская область, в которой уже достаточно давно формируется идеология либерально-демократического сепаратизма.

Сегодня невозможно сказать, что может стать поводом для взрыва, однако предстоящее летом 2005 года празднование 60-летия Калининградской области и 750-летие города Калининграда уже обострило и без того существовавшие противоречия, связанные, в первую очередь, с двусмысленным положением региона. Эта двусмысленность связана не только с тем, что будучи частью России, область практически отделена от нее территорией Литвы, а визовый режим, вводимый с 1 января 2005 года, еще больше усугубил уязвимость и оторванность Калининграда от основной территории России.

Еще одним фактором, негативно влияющим на ситуацию в регионе, является низкий уровень жизни и очевидная для всех разруха, контрастирующие с тем, что жители области могут своими глазами видеть во время поездок в соседние страны Евросоюза. На этом фоне немецкая экспансия, усилившаяся в связи с подготовкой к празднованию юбилея города, а также преимущества, предоставляемые местной администрацией зарубежным партнерам, подчеркивают унизительное положение местного населения, провоцируют недовольство Москвой и исподволь подпитывают сепаратистские настроения.

Судя по публикациям местных СМИ, в области параллельно отрабатываются несколько "проектов", совокупность которых образует достаточно взрывоопасную смесь. В первую очередь, стоит выделить единый тренд "Даешь Европу!", в котором органично переплелись немецкая экспансия, вялотекущая кампания за переименование Калининграда в Кенигсберг и активная раскрутка идеологов местного сепаратизма, личности которых уже окружены ореолом борцов за справедливость, демократию, либеральные ценности и честные выборы.

Второй, так называемый, "проект" можно условно назвать "гданьским". Он завязан на борьбу независимого профсоюза докеров против злоупотреблений хозяев Калининградского порта. Сегодня этот многолетний скандал оказался вынесенным на уровень Европейского суда по правам человека - уже в виде иска к Российской Федерации, не способной защитить права человека и обеспечить исполнение собственных законов.

Примечательно, что сообщение о том, что Страсбургский суд принял к производству жалобу докеров появились в центральных СМИ как раз накануне проведения всероссийской забастовки докеров, протестовавших против дискриминационной политики ОАО "РЖД", лоббирующего решение об увеличении тарифов на внутренние грузоперевозки железнодорожным транспортом через морские порты РФ.

Забастовка эта не была поддержана на Дальнем Востоке, да и во многих портовых городах ей не придали особого значения. Исключением стал Калининград, для которого изменение тарифной политики на внутренних направлениях без соответствующей корректировки для направлений, замкнутых на иностранные порты, действительно - в силу его географического положения - означает перераспределение грузовых потоков в пользу стан Балтии.

Т.е. речь идет о перспективе снижения нагрузки на Калининградский порт, что тут же ударит по докерам и всей инфраструктуре, завязанной на это градообразующее предприятие. Таким образом, в этом сюжете сошлись и претензии жителей области к Москве, которой "наплевать на Калининград", и недовольство местными олигархами, "художества" которых постоянно разоблачает лидер независимого профсоюза Михаил Чесалин, и социальный протест.

Таким образом, в Калининградской области, которая фактически варится в собственном соку и все более настойчиво оглядывается на своих западных соседей, формируется единый идеологический пул из сепаратизма и либерально-демократических ценностей, создаются карликовые независимые профсоюзы и вызревает недовольство Федеральным центром, которые не сумел защитить область от блокады. В этой обстановке в регионе - на фоне ажиотажа СМИ - ведется подготовка в празднованию 750-летия не то Калининграда, не то Кенигсберга.

От штурма до блокады Кенигсберга

"Легче долететь до Багдада, чем до Калининграда"
(глава МЧС Сергей Шойгу)

Хотя на официальном, политкорректном языке предстоящие в июле этого года мероприятия называются празднованием "60-летия образования Калининградской области и 750-летия основания города Калининграда", сам план их проведения и специфический фон, на котором происходит подготовка к празднику, позволяют говорить о том, что речь все же идет о праздновании юбилея Кенигсберга - европейского города, связанного с именем Канта, а никакой не Калининградской области.

И, надо признать, что это совершенно естественно. Весь советский период истории Кенигсберга-Калининграда свидетельствует о том, что победители так и не переварили эту приобретенную в качестве военного трофея территорию. Еще в середине 60-х в центре Калининграда стояли полуразрушенные бомбежками дома, и даже в начале 90-х можно было обнаружить следы осады. После того, как в 1968 году был взорван находившийся в самом центре города Королевский замок и началось возведение так и не достроенного до сих пор Дворца Советов, центральная площадь города вообще превратилась в сюрреалистическую пустыню.

Город воспринимался в первую очередь как стратегический рубеж страны - форпост на Балтике и в Европе. Область заселили русскоязычным населением, и постепенно она проросла совершенно другой - не немецкой жизнью, но полностью поглотить и ассимилировать Кенигсберг с его прусско-немецким духом так и не удалось.

Как ни называй Калининград, он не перестанет быть городом, заложенным в середине XIII века Тевтонским орденом, который ассоциируется в российском сознании с "псами-рыцарями", Ледовым побоищем и Грюнвальдом. Да и в дальнейшем, после того, как Кенигсберг стал столицей Пруссии, его история не имела никакого отношения к России. Это город прусского купечества и прусских военных, насквозь пронизанный немецкой культурой, о чем свидетельствуют имена кенигсбергских знаменитостей - философа Иммануила Канта, физика Густава Роберта Киргхофа, Неймана и Якоби, которые организовали в кенигсбергском университете знаменитый физико-математический семинар, астронома Фридриха Бесселя, теолога, фольклориста и литератора Людвига Резы, композитора Рихарда Вагнера, писателя Эрнста Амадея Теодора Гофмана и др..

Что касается праздничных мероприятий, то их кульминацией должен стать "День Европы", в котором запланировано участие Путина и Шредера, которые, среди прочего, откроют Памятную доску Канту. А в намеченном на первый день шествие под девизом "Один город - одна история", "потешные" бойцы Красной Армии, символизирующие штурм Кенигсберг в 1945 году, вряд ли будут способны конкурировать с красочными костюмами крестоносцев, студентов университета "Альбертина" и народных ансамблей.

А между тем, Восточно-Прусская операция была без преувеличения самой тяжелой наступательной операцией Советской армии. Войскам 3-го Белорусского фронта пришлось преодолевать оборонительную полосу глубиной до 150 км, насыщенную инженерными сооружениями и противотанковыми препятствиями (для сравнения, знаменитая "линию Маннергейма" имела глубину до 40 км).

И вообще в Восточной Пруссии многое было не так, как в других местах. Высший командный состав, как правило, не погибает даже в ходе самых ожесточенных боев, а в ходе этой операции под городом Мельзак осколком снаряды был убит командующий 3-им Белорусским фронтом генерал Черняховский. В Восточной Пруссии не было восторженных толп на улицах освобожденных городов, все население было крайне враждебно настроено по отношению к армии-освободительнице. Да и наши солдаты видели в местных не мирных жителей, а врагов и вели себя соответствующим образом. А нашпигованный минами и боеприпасами Кенигсберг стал могилой для многих военных уже после окончания войны.

Но политкорректность требует жертв. И вот ветераны Великой Отечественной, многие из которых участвовали в штурме Кенигсберга, не могут добиться выделения места и средств для строительства военного мемориального кладбища: сегодня их хоронят в размытой глинистой почве ветхого кладбища у поселка Сазоновка, в то время как в самом центре Калининграда на улице Александра Невского всего за год - на деньги правительства ФРГ - было восстановлено огромное немецкое кладбище.

А тут еще - прямо к юбилею подоспело ужесточение транспортной блокады области. с 1 января 2005 года, вопреки всем данным ранее обещаниям, для проезда с "большой земли" в Калининград и обратно необходимы загранпаспорт и литовская виза. Эта новость заставила бывших военных говорить о том, что 50-летие Великой Победы будет "праздником униженных, оскорбленных и запертых в резервации победителей", и "этот позор ляжет на руководителей государства" ("Калининградская Правда", 04.11.2004).

И вообще, ветераны - да и не только они - все чаще говорят о том, что "скоро область вообще отойдет Германии".

"Прусский дух"

"Нет никакой Калининградской области на самом деле. Есть Пруссия. И все странные вопросы о том, как этот кусок, как вам кажется, кусок России, впишется в Европу, - это собачий бред. На самом деле это Европа, и все. Нет никаких русских анклавов в Европе. Это просто Пруссия! Это просто Европа!"
(калининградский писатель Вадим Храпа)

Проект возрождения Восточной Пруссии был запущен в начале 90-х. По сведениям немецкой контрразведки (циркуляр # 6 "Внутренняя безопасность" от 10 декабря 1993 года), именно тогда "германские правые экстремисты" выступили с "бескомпромиссным требованием возвратить Германии бывшие восточные регионы". Первым этапом реализации этой затеи стали целенаправленные действия по расселению в регионе российских немцев, ранее компактно проживавших в Казахстане и Поволжье, а также представителей немецких диаспор из других районов России и бывших республик СССР.

Финансовой, организационной и идеологической поддержкой программы заселения прибрежной части Восточной Пруссии "русскими немцами" занимались организации с такими красноречивыми названиями, как "Германо-российское общее дело - союз по поддержке Северо-Восточной Пруссии", (руководитель Манфред Редер), "Акция Восточная Пруссия" (Зигфрид Годенау), "Акция германский Кенигсберг" (Дитмар Мунье).

Очаги "немецкого образа жизни", подобные поселку с комфортабельными домами и современной производственной базой в Багратионовском районе, строятся на немецкие деньги, а земля арендуется на подставных лиц. По сведениям регионального Фонда беженцев и вынужденных переселенцев "Дом", в области работаю около 300 коммерческих организация с немецким капиталом, осуществляющие "тихую" немецкую экспансию. На улицах масса вывесок, отсылающих к довоенному времени - "Кенигсбергский экспресс", "Кениг-Авто", "Эрлих", "тракенская школа" и пр..

Одновременно в области наблюдается форменное нашествие организаций Римско-Католической Церкви, западноевропейских объединений протестантов, сект, христианских братств, активно работающих с молодежью. По данным обладминистрации, в области зарегистрировано 134 религиозных учреждения, из них 78 существуют на деньги спонсоров из США, Германии, Ватикана, Польши, Литвы. Некоторые результаты работы этих организаций обескураживают: так, подростки-учащиеся воскресная школа объединенной методистской церкви св. Эммануила, находящейся в городе Советске, несколько раз непосредственно после занятий отправлялись ан местное кладбище и крушили там могилы православных и ветеранов Великой Отечественной войны.

Это, так сказать, ежедневная практика, но есть и большая политика. Странные действия позволяют себе и вполне легальные, влиятельные политические организации ФРГ. Осенью 2004 года фракция ХДС/ХСС в германском бундестаге подала в правительство ФРГ запрос "О будущем Кенигсбергской области", состоящий из нескольких конкретных вопросов, формулировки которых впечатляют:

- "Как правительство ФРГ оценивает идею создания литовско-российско-польского евро-региона, который географически совпадал бы с исторической областью Восточной Пруссии?"
- "Как оценивает правительство ФРГ идею о том, чтобы назвать этот регион "Пруссией"?"
- "В какой степени экстенсивное использование Кенигсбергской области в военных целях является препятствием для развития Кенигсберга как экономического пространства, в особенности для развития в нем туризма?".

(Заметим, что над идеей "интернационализации" калининградской области работают и в Литве. Руководители общественной организации "Совет по делам Малой Литвы", работающей, между прочим, при сейме Литовской Республики, занимаются теоретическим и идеологическим обоснованием незаконности владения Россией Калининградской областью, которую они называют не иначе как Караляучусом.)

В ответ на демарш 70 депутатов бундестага Россия выразила озабоченность, а немецкая сторона, как этот принято в подобных случаях, заявила, что их "неправильно поняли". На межгосударственном уровне инцидент был признан исчерпанным, однако "неправильное понимание" осталось. И оно имеет полное право на существование, тем более что калининградцы, разбирающиеся в тонкостях финансовой политики, считают, что область вполне могут "отдать за долги", поскольку кредит в $10 млн, взятый в 1998 году у Drezdner Bank под гарантии областного бюджета, так и остался непогашенным.

Между тем, "ликвидационные" сценарии в последнее время стали озвучивать как местные политики, так и центральные СМИ.

Например, сопредседатель калининградского движения "Рубежа Родины" и депутат Калининградской областной думы Владимир Ежиков, отметив постоянно звучащие на Западе призывы "восстановить историческую справедливость и вернуть городу Калининграду его старое имя Кенигсберг, а Калининградской области дать название Пруссия", выразил опасение, что "в ближайшие годы может быть создана ситуация, когда во имя дружеских отношений с Евросоюзом почти миллиону жителей Калининградской области предложат собрать вещи и перебраться в какой-нибудь город-спутник, построенный на отступные деньги на одной из исторических территорий России".

О том же, но уже со ссылкой на офицера ГРУ пишет "Трибуна" (10.11.2004), рассказавшая о "разработанной в Германии теории "сотовой" экономики для Калининградской области", которая с помощью границ и виз, а также внедрения немецкого капитала и специалистов из Германии на градообразующие предприятия области и банкротства - остальных, должна создать экономические условия (в первую очередь, в виде тотальной безработицы) для безболезненного выдавливания 80% населения региона на "большую землю". Дорогу и покупку нового жилья, разумеется оплатит немецкая сторона.

На фоне этих грандиозных планов как-то теряются местные, калининградские инициативы, связанные с переименование Калининграда в Кенигсберг, поддерживаемые сепаратистами из команды Сергея Пасько.

Пасько с Лопатой

"С фамилией "Пасько" у нас в стране проблемы..."
(Дмитрий Рогозин, бывший спецпредставитель по Калининградской области)

"Это ты довел страну, морда! Это Пасько отрывает нашу Калининградскую область от России!" (депутат калининградской гордумы Людмила Бойко - "Калининградская Правда", 13.05.2004)

Историю калининградского сепаратизма, который, надо сказать, пока не слишком популярен в народе, можно условно начать с 1992 года, когда была создана Балтийская республиканская партия (БРП). Пик активности БПР пришелся на начало 2002 года. В это время на фоне подготовки к вступлению в ЕС Литвы началась дискуссию о судьбе калининградского транзита и области в целом.

К этому времени были сформированы политическая программа БРП и план ближайших действий. Речь шла о получении областью статуса республики, т.е. об "обретения эксклавом государственного статуса и реализации права на федеративный суверенитет", который должен был превратить Калининградскую область в "равноправного партнера объединяющейся Европы". По словам лидера Балтийской республиканской партии Сергея Пасько, Евросоюз должен был стать "гарантом независимости Балтийской республики" ("Калининградские новые колеса", 23.05.2002)

Реализация этих грандиозных планов включала проведение уже осенью 2002 года областного референдума о статусе Калининграской области, затем предстояло "избрать конституционное совещание, которое определит статус области, примет Конституцию и изберет Президента". Однако ресурсов, которыми располагала БРП, было явно недостаточно: на тот момент в ней было всего 650 членов, а идею поведения референдума, по словам самого Пасько, поддерживало 10-11% жителей области и 7 из 32 депутатов Думы ("Балтийская служба новостей", 10.04.2002).

Тем не менее, партия уже на тот момент располагала значительными по областным меркам финансовыми ресурсами и средствами пропаганды в виде газеты "Деловая жизнь", которая одновременно являлась органом Калининградского союза предпринимателей, который также возглавлял Сергей Пасько.

В общем, в 2002 году у БРП ничего не получилось, более того, само существование партии оказалось под угрозой, поскольку она не соответствовала новой редакции закона о партиях. В этой связи руководство БРП приобрело некоторый опыт общения со Страсбургским судом, где пыталось доказать неконституционность ряда положений закона "О политических партиях". Бодание на эту тему продолжается до сих пор: сегодня, ссылаясь на закрепленный в Конституции принцип "политического многообразия", БРП пытается отстоять свое право на существование в Конституционном суде.

Между тем, Сергей Пасько и единомышленники, среди которых особое место занимают депутаты областной Думы Витаутас Лопата, Олег Березовский и Игорь Руднев, превратились в видных региональных политиков. Их имена не сходят со страниц местных газет, они дают комментарии по всем вопросам: от возможности проведения в России референдума о "третьем сроке Путина" до легализации проституток и проблемы сноса Центрального рынка. Между прочим, вопрос о судьбе рынка Пасько предложил решать путем проведения городского референдума.

Помимо этого в активе команды Пасько такие достижения, как:

- создание прецедента отмены результатов выборов (Сергей Пасько в качестве адвоката одного из кандидатов на должность главы Багратионовского района, Владимира Нескоромного, доказал в суде факты массового подкупа избирателей в пользу Эдуарда Шлыка, являющегося братом вице-губернатора Олега Шлыка, и добился аннулирования решения о признании Эдуарда Шлыка победителем)

- создание Правой Партии России, позиционирующей себя в качестве "Правой партии - без олигархов. Правая партия - партия среднего класса" (Инициативная группа, которую возглавили Витаутас Лопата и Сергей Пасько, еще в январе 2004 года была зарегистрирована в областном Управлением Минюста. Теперь необходимо создать отделения в 45 регионах, и по информации из оргкомитета, ему уже удалось договориться с Санкт-Петербургом и некоторыми регионам Сибири)

- закрепление репутации защитников населения от произвола власти (дела о злоупотреблениях при реконструкции домов, отмена через суд дискриминирующих рядовых граждан правил рыболовства и пр.)

- репутация борцов за демократию (в октябре к обще-демократической риторике добавился митинг протеста в ответ на изменение порядка избрания губернаторов, который провели Пасько и его единомышленники)

- явочное повышение статуса возглавляемого Пасько областного Союза предпринимателей (в сентябре этого года калининградские перевозчики, при поддержке лично Пасько и Союза предпринимателей, подняли тариф на проезд в маршрутных автобусах на 3 рубля, нарушив постановление губернатора, возложившего все вопросы, касающиеся изменения тарифов на городском транспорте, на главного управления по государственному регулированию цен и тарифов администрации области).

- приобретение репутации "мучеников за правое дело" (в ночь со 2 на 3 октября члены организация "Красная бригада имени Михаила Калинина" разгромили офис Сергея Пасько, оставив в нем надписи: "Пасько на Колыму", "Смерть врагам народа!" и пр.)

Нельзя не признать, что принципиальная позиция калининградским правых, деятельность которых явно подчинена некоторому категорическому императиву - все-таки город Канта, - раздражает многих чиновников и рядовых граждан. Разгромившая офис Пасько "Красная бригада" вступилась за малоимущих жителей Калининграда, по которым ударило повышение цены на автобусные билеты. Общественная организация "Рубеж Родины" клеймит Пасько за сепаратизм и намерение вступить в ЕС. Правозащитная деятельность команды Пасько раздражает чиновников.

Но у него есть и сторонники, и это не только представители малого бизнеса, но и ориентированная на Европу молодежь, и крупные предприниматели, бизнес которых завязан на Европу. Более того, как пишут местные СМИ, сепаратистские настроения распространены и среди чиновников, "фрондирующих понятием самодостаточность" ("Янтарный Край", 27.04.2004).

Балтийская республика

"Радиостанции хриплыми голосами передают новости о том, что 350 польских легионеров готовы в течение часа вылететь из Гданьска в Кенигсберг. А посольство в Вильнюсе завалено заявлениями от литовских снайперов"
(Вадим Храпа, роман "Белая рыба")

Пока лидер независимого профсоюза докеров Михаил Чесалин говорит о том, что "преследования профсоюзных активистов приобрело характер эпидемии по всей России", и планирует "сделать процесс по правовому беспределу в Калининграде знаковым и показательным в России", в Калининграде начинается совсем другая эпидемия - создания независимых профсоюзов. Еще один "профсоюзный скандал" уже начался на заводе "Балткран".

Справедливости ради, надо признать, что рабочих все же более интересует работа, обеспечивающая им возможность кормить свои семьи, а не кажущаяся совершенно бесплодной борьба за какие-то там права. Однако зашкаливающее количество сюжетов, касающихся всевозможных злоупотреблений, включая истории с выводами активов предприятий, в результате чего акции рядовых сотрудников превратились в фантики и в никуда исчезли объекты социалки, рано или поздно могут спровоцировать уже не ритуальные, как всероссийская акция докеров в декабре этого года, а вполне реальные выступления.

И тогда Калининград может легко превратиться в Гданьск, тем более что имеющие европейскую известность профсоюзные лидеры в калининградском порту уже есть. А если добавить к народному протесту гремучую смесь из ориентированного на Европу либерально-демократического сепаратизма и обиды жителей области на центральную власть, мало никому не покажется.

Тем не менее, не факт, что все это произойдет, а если и произойдет - то не завтра. Сначала нужно еще закончить формирование Правой Партии России и дождаться каких-нибудь выборов. Ведь намеченные на осень 2005 года выборы губернатора, согласно принятым недавно законам, не будут носить всенародного характера, да и не готовы пока правые сепаратисты Калининграда к соперничеству на таком уровне. Но зато в области уже есть опыт отмены результатов голосования и прикормленные Европой независимые профсоюзы.

Да и соседи из ЕС в случае чего помогут. Не зря же еще в 2002 году планы Пасько о создании Балтийской республики получили поддержку со стороны председателя консервативной партии Литвы В.Ландсбергиса, предложившего депутатам Литовского Сейма принять резолюцию о статусе Калининградской области РФ в Европе и способствовать получению области большей автономии от России.

После Украины более-менее ясен и возможны сценарий: выборы в законодательное собрание области, плавно перетекающие в "янтарную революцию", следом референдум о создании Балтийской республики и присоединения ее к европейским структурам. И все в соответствии с правовыми демократическими процедурами и прямо по Канту, писавшему 200 лет назад, что право - "это совокупность условий, при которых произвол одного (в данном случае - восставшего народа) совместим с произволом другого (власти, которая довела его до восстания) с точки зрения всеобщего закона свободы".
Источник: Русский журнал

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.