Настало время вспомнить о Евросоюзе

Все новости по теме: Калининградский анклав
В погоне за Киевом Москва чуть не позабыла о других направлениях внешней политики, быть может, не менее приоритетных. Отчетливо видно, что в период кризиса на Украине отношения России с Европейским союзом стали вторичны. А ведь именно на Европу приходится 51% российского товарооборота и подавляющая часть иностранных инвестиций. Во многом от Европы зависят перспективы российской модернизации, складывания здесь экономики, основанной на знаниях и прорывных технологиях, а не на нефтегазовой трубе. И именно с Европой Россия в состоянии успешно противостоять поднимающейся на ее южных границах комплексной угрозе терроризма, распространения ОМУ, исламского фундаментализма, деградации и развала более десятка государств.

Теперь, когда главные киевские «баталии» уже позади, важно проанализировать, в каком состоянии находятся наши отношения с Европой и куда их следует направить с максимальной выгодой для России.

В последние месяцы произошло самое масштабное отчуждение России от Европы за весь постсоветский период. Перетягивание украинского каната стало лишь поводом, но не причиной этого отчуждения. Причина же в системном кризисе, который вызревал в течение долгого времени. Россия недовольна форматом «непосредственного соседства», ставящим ее на один уровень со странами Северной Африки, практикой ЕС требовать от Москвы подстраиваться под европейское законодательство без всякого участия в принятии решений по этому законодательству, постоянным выжиманием из России экономических уступок как единственного способа «продвижения вперед», крайней неуступчивостью самого ЕС, который за последние годы не выполнил ни одного из ключевых российских предложений, появлением внутри ЕС весьма активного антироссийского лобби стран-новичков, вмешательством Брюсселя во «внутренние дела» стран СНГ.

Со своей стороны, ЕС недоволен внутриполитическим развитием России, а также ее стремлением подменить реальную работу громкими, но пустыми политическими декларациями.

Москва объективно заинтересована в изменении нынешнего формата и практики отношений с ЕС, Брюссель же заинтересован в их сохранении. Статус-кво и связанные с ним уступки России вкупе с ее бесправием в вопросе выработки европейских стандартов и политики полностью устраивают Евросоюз. Именно с этим связано нежелание Брюсселя окончательно портить отношения с Москвой и толкать ее к изоляции. В Еврокомиссии и столицах большинства стран – членов ЕС понимают, что Россия, связанная договором типа Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) или «четырех пространств» с их гармонизацией законодательства и политическим диалогом, гораздо более управляема, нежели Россия, враждебная и изолированная. Не случайно, что при всем раздражении и недовольстве, стороны заявили на последнем саммите о решимости завершить переговоры по «пространствам» к майскому саммиту в Москве.

Несмотря на явное нежелание рвать отношения целиком, в ближайшее время политика ЕС в отношении России все же будет ужесточена. С одной стороны, это будет проявляться в подчеркнутом равнодушии к волнующим Москву вопросам, откровенном игнорировании ее мнения. Имеется в виду собственно российско-европейская проблематика, а не судьба «не определившихся» пока стран. Эта проблематика будет временно низведена на второстепенный уровень. Россия еще долго не добьется ни облегчения визового режима, ни упрощения транзита в Калининград, ни подписания двух уже согласованных «пространств» – экономического и гуманитарного. Одновременно будет снижена интенсивность политических контактов с Москвой.

С другой стороны, будет усилено давление по тем вопросам, которые еще не решены по вине России и по которым можно давить. Брюссель будет действовать по принципу «вспомнить все». Пример – активизация требований о выводе российских военных баз из Грузии и Молдовы.

ЕС хочет продемонстрировать России все «прелести» изоляции от Европы и в итоге вернуть отношения с ней в прежний, выгодный Брюсселю формат. Не случайно основное содержание последнего саммита сводилось к тому, что все вопросы российско-европейских отношений не отменены, а отложены «на потом». Пока же ЕС будет делать вид, что, кроме как об Украине, Грузии и Молдове, ему говорить с Россией не о чем. Потом, полагают в Брюсселе, когда страсти в Киеве окончательно улягутся, Россия, заинтересованная в восстановлении отношений с Европой, с ходу примет все его условия, пойдет на новые экономические и политические уступки.

В сложившейся ситуации России следует исходить из двух приоритетов: недопущения новой конфронтации с Европой и недопущения возврата к прежнему формату отношений РФ–ЕС «до Украины». Оба эти приоритета могло бы обеспечить временное возвращение к модели отношений ЕЭС–СССР конца 80-х годов. Тогда политического антагонизма уже не было, а стремления ЕС навязать России чуждые стандарты без права принятия решений по ним еще не было. Для этого необходимо признать, что СПС России невыгодно, отказаться от навязываемого ЕС пакетного соглашения по «пространствам», которое будет лишь инверсией СПС. В области же экономических отношений с Европой необходимо стремиться к тому, чтобы сам бизнес осуществлял их регулирование, стремиться к максимальному снижению государственного (и надгосударственного – в случае с ЕС) участия. Российский бизнес куда эффективнее защитит свои интересы, чем российская бюрократия.

В плане налаживая полноценных отношений с Евросоюзом у России есть два пути. Первый. Россия ставит цель вступления в ЕС в качестве полноценного члена со всеми правами и обязанностями и развивает отношения с Брюсселем уже в этом направлении. Цель, кстати, не столь заоблачная с учетом вероятного возвращения самого ЕС к модели общего рынка. Второй. Россия и ЕС строят отношения по той же модели, по которой развиваются отношения Евросоюза с США, Японией, Индией и Китаем. Попытки сохранить остатки сегодняшних российско-европейских отношений приведут лишь к новым поражениям Москвы – и в политике и в экономике.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.