Смотрины второго

После политического цунами, унесшего в неизвестном направлении призрачные свободы, жалкие льготы, нефтегазовые месторождения и прочие порождения победившего было капитализма с человеческим лицом, когда вся инфраструктура гражданского общества обернулась на первую же поверку смехотворной гидропоникой, а его величеству рейтингу страшно стало даже поставить социологический градусник (не говоря уж о том, чтобы опубликовать результаты последних замеров), когда на улицы вышли напившиеся (не на радостях же) старики и старухи и перед ними дрогнул ОМОН — после всего этого и многого другого при всей своей внешней невразумительности столь же однозначного власть имущие и власть имущих обслуживающие впали в панику: и политики, и политтехнологи вид имеют бледный, под стать обанкротившимся туроператорам и точь-в-точь так же разрываются между естественным желанием свернуть бизнес и сделать ноги и безумной надеждой на то, что все так или иначе еще устаканится.

И все же резкие политические телодвижения последних недель имеют, скорее всего, несколько иную природу. И устроивший бунт на корабле советник по экономике, и публично отрекшийся от притязаний на престол министр обороны, и решившая в очередной раз сыграть в перекидного дурака, переведя стрелку на нерадивых губернаторов, едросская Дума одержимы не только и не столько вполне естественным бегством от ответственности, сколько стремлением проманифестировать собственную (понятно, в рамках безусловной и абсолютной лояльности) самобытность. Потому что несменяемость и непотопляемость путинской номенклатуры не исключает кадровых подвижек, чреватых — достаточно в этом контексте назвать премьерство Фрадкова — и сугубо ельцинскими загогулинами. Политики тихо паниковали весь прошлый год, а если в декабре—январе начали позволять себе публичную истерику, значит, рассматривают все происходящее не только как катастрофу, но и как шанс. Шанс половить рыбку в мутной воде, разумеется, но иных шансов наша общественная жизнь предоставить просто не может. На фоне паники и в известной мере под ее диктовку в стране пошли политические смотрины.

Политический пейзаж по завершении первой путинской пятилетки своеобразен. Даже если отвлечься от руин перестроечного новодела, списав их на очередное питерское наводнение и нагонную волну из горной Чечни. У нас есть первый политик — и нет второго. Нет третьего. Нет даже сто второго. Миронов, Грызлов, те же Фрадков с Ивановым? Не смешно. Популярность отдельных губернаторов остается в пределах соответствующего региона, да и переназначат ли их, не факт. Скорее заменят. И уберут от греха подальше Сергея Шойгу, сумевшего — единственным в стране — создать эффективное ведомство. Ведомства у нас надо создавать такие, чтобы их хотелось немедленно упразднить, как налоговую полицию, — вот тогда перед тобой откроются широчайшие перспективы!

Но и такая логика имеет свои изъяны. Потому что наступает и вот-вот наступит Час Икс. А Час Икс требует во власть (вертикальную, как Пизанская башня) людей известных, — а их не существует в заводе. Известны, конечно, иные деятели оппозиции, но известны главным образом тем, что к ним ни в коем случае нельзя относиться всерьез.

Известны генералы, воевавшие в Чечне, и адмиралы, топившие собственные подлодки. Известны эстрадный артист, ставший губернатором, и политический артист, доросший до зампреда Думы. Известны олигарх, сидящий в тюрьме, и олигарх, сидящий на трибуне лондонского стадиона, но их известность имеет негативный характер. А второго нет. Третьего нет. Нет даже сто второго. Их нет, а потребность в них есть и вот-вот будет вербализована. Спрос рождает предложение, и пока суд да дело (а вернее, конечно, ни суда, ни дела), эти люди спешат озвучить себя сами. Благо риск не слишком велик: дальше губернаторства или полпредства не сошлют.

Поскольку все эти рассуждения несколько абстрактны, позволю себе один гипотетический пример (и им ограничусь): Андрей Илларионов дал старт кампании по назначению себя губернатором Петербурга. А если не срастется, гневный обличитель верных подручных собственного работодателя отправится губернаторствовать в Калининград.
Источник: Политический журнал

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.