Глава МИД Литвы про Украину, Россию и Белоруссию

Все новости по теме: Калининградский анклав
В настоящее время расстроившиеся литовско-российские отношения застыли на мертвой точке. Высокопоставленные лица Литвы перестали разбрасываться обидными для России словами, однако, с другой стороны, никаких признаков улучшения отношений не видно. В Литве все еще в силе русофобия и нагнетание атмосферы вокруг проникших во все сферы власти "русских шпионов". Давно уже перестали говорить о планировавшемся когда-то визите Владимира Путина в Вильнюс. Связи между общественностью обеих стран, культурный обмен между двумя государствами находятся почти на нулевом уровне.

Приезд президента Литвы Валдаса Адамкуса 9 мая в Москву можно было бы рассматривать как проявление доброй воли к улучшению отношений. Однако дело идет к тому, что правые силы могут его отговорить следовать примеру президента Латвии: как передает корреспондент ИА REGNUM, в Литве формируется мнение против поездки. В этом случае неприезд литовского президента может быть воспринят как вызов, литовско-российским отношениям будет нанесен еще один удар.

С другой стороны остается нерешенной важнейшая для России проблема Калининграда. Идея прямого коридора между Калининградской областью и Россией, связанная с пуском скоростного поезда, вызвала у Литвы аллергическую реакцию. Литва не собирается отказаться "от контроля на границах" и имеет намерение и в дальнейшем проводить строгий контроль россиян, пересекающих территорию Литвы транзитом в Калининградскую область и обратно. Саму идею скоростного поезда, столь важную для калининградцев в плане ощущения себя жителями единой России, она оценивает скептически.

Министр иностранных дел Литвы Антанас Валёнис дал интервью популярному литовскому еженедельному журналу Ekstra, посвященное в основном проблеме отношений Литвы с соседями, и прежде всего - с Россией ("Демократия победит и в соседних странах"). В нем отбрасывается идея прямого коридора с Калининградом и акцентируется мысль, что "решительная" позиция в отстаивании Литвой своих интересов якобы заставила Россию смягчить свои позиции. Характерно также, что руководитель МИД Литвы ни разу не назвал Калининградскую область своим именем, употребляя для ее обозначения историческое литовское название Караляучяус. Ниже приводим самые важные моменты интервью.

На вопрос об "оранжевой революции" на Украине и победе В.Ющенко, которые позволили заговорить том, что "перемены в этой большой стране могут стать началом новой эпохи на постсоветском пространстве", А.Валёнис ответил:
"Насколько это новая эпоха в политике, увидим, когда начнет действовать избранный президент В.Ющенко, однако это точно определенная эпоха для украинского общества. Его политическая зрелость удивила многих, и это позволяет надеется, что Украина очертит более ясную евроатлантическую перспективу. В более ранней, до выборов, эпохе мы наблюдали сомнения, шаг то в одну, то в другую сторону. После декларации об евроатлантической интеграции подготавливался договор с Россией о создании общего экономического пространства, который частично элиминировал возможность идти в направлении Европы. Думаю, что теперь политика Украины будет более ясной: не отказываясь от важного для всех сотрудничества с Россией, будут более решительно утверждаться отношения с Европейским союзом.

Некоторые оптимистически настроенные политические обозреватели уже видят мячик оранжевой революции, катящийся в направлении Уральских гор, и волну свободной мысли, которая движется в направлении Кремля. Предусматриваете ли вы такое развитие событий?
Ни один ответственный за свое поведение министр иностранных дел, который признает суверенитет других государств, таких прогнозов делать не будет. Нужно позволить государствам самим решать свои внутренние дела. Могу только сказать: мы заинтересованы в очень хороших отношениях с демократической, опирающейся на рыночную экономику Россией и желаем ей всего наилучшего. А проблем там немало.

Утверждают, что "оранжевую революцию" на Украине весомо финансово поддержали различные фонды США. Мы имеем и еще одного не простого соседа - Белоруссию. Какие усилия нужно приложить, чтобы и здесь хотя бы начали расти ростки демократии? Теперь иногда кажется, что ситуация находится под наблюдением, однако как бы оставлена и на произвол судьбы.
Позиция Литвы, как и ЕС и США, в отношении Белоруссии очень ясная - проводится конкретная работа по поощрению демократизации этой страны. Литва в этой области работает несравнимо больше, чем другие страны, и за это ее очень ценят. Мы постоянно общаемся с оппозицией, журналистами, представителями местного самоуправления с целью, чтобы жители Белоруссии имели альтернативный выбор. ЕС ограничила свои официальные контакты с режимом Лукашенко, и мы надеемся, что демократия когда-нибудь победит и в Белоруссии. Единственный вопрос - когда?

Недавно вы призывали сдержанно реагировать на провокационные известия в СМИ России, которые компрометируют Литву. Намерены ли вы продолжать эту политику сдержанного реагирования?
Вне всякого сомнения. Радикальные, националистические или империалистические силы в России очень заинтересованы в нашей истерии или ответном радикализме, который в глазах ЕС позволил бы нарисовать нас экстремистами или русофобами. Мы развиваем нормальный, конструктивный диалог, ясно защищая национальные интересы Литвы. Могу заверить, что мы проявляем достаточную решительность, когда они задеваются. Истерии для этого не нужно.
После последнего разговора с министром иностранных дел России С.Лавровым я понял, что Россия начинает эти вещи понимать, и это настраивает оптимистически. Они опять положительно оценивают дела с транзитом в области Караляучяус, обещано, что в ближайшее время будет создана рабочая группа, которая должна будет до конца решить проблемы с правовым положением (делимитация и демаркация) границ. Также в ближайшее время должен быть назначен представляющий Россию председатель совета по межправительственному литовско-российскому сотрудничеству, так что дела на месте не стоят. А определенная пауза необходима, так что в этом контексте я и говорил, что нужно избегать истерии.

Когда о туннеле в Караляучяус говорит В.Жириновский, то, может, можно и не обращать внимания. Однако президент В.Путин тоже имеет свои, мягко говоря, соображения, например, насчет скоростного безвизового поезда. Видно, дела с Караляучяус никогда не кончатся?
Каралаяучяус - это и проблема Литвы, и возможности. А представленное исследование скоростного поезда показало реальное лицо такого проекта: инвестировав 350-400 миллионов евро в эти 240 километров от Кены до Кибартов, мы получаем возможность сократить путь через Литву на два часа. Мы ясно сказали: никогда не откажемся от контроля границ и никакого неконтролируемого коридора не будет. Так что, проехав тысячу километров по территории России со средней скоростью 50-60 км в час, вряд ли есть смысл соорудить в Литве одну скоростную ветку, которая позволила бы пролететь со скоростью 160 км в час.

Вопрос о компенсации за советскую оккупацию возникает то в одном, то в другом государстве, однако почему-то не удается до конца договориться, чтобы эта проблема обсуждалась комплексно. Россия по отдельности отрезает то Литве, то Эстонии. Может, объединив усилия, можно было бы достичь более ощутимых результатов?
Такое сотрудничество возможно и оно имеет место. Самое важное, а это показало обсуждение резолюций в Объединенных Нациях и в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, что тяжело говорить о настоящем и наших отношениях, не оценив прошлое. Я говорил об этом и С.Лаврову: "Мы прекрасно понимаем, что от сталинского режима больше всех пострадала Россия, а что касается других государств, между которыми находится и Литва, то к репрессиям добавилось еще и пятьдесят лет оккупации. И нам непонятно, почему нельзя говорить открыто? Почему со стороны России все возрождаются различные теории, которые печатаются и в официальных изданиях МИД, о том, что мы не были аннексированы, о якобы свободном волеизъявлении жителей Литвы и т.п.". Кроме того, мы имеем подписанный с Россией договор от 1991 г., в котором факт аннексии и его последствия очень четко названы. Смело заговорив об этом, далее можно было бы обсуждать и все другие дела.

ЕС тяготеет к расширению: упоминается Турция, Украина, скорее всего не отбрасывается и Россия или в будущем ставшая демократической Белоруссия. Даже и в Литве уже слышны голоса, которые сомневаются в последствиях такого бесконечного расширения.
Это уже проявление определенного эгоизма - мы вступили, нам хорошо и больше ничего не нужно. Нам не будет хорошо, если, скажем, Украина все время будет на каком-либо перекрестке, метающаяся туда-сюда под прессом влияний, течений, ставшая ареной борьбы исторических факторов.
А случай Турции таков, что если доклад Европейской комиссии будет положителен, то будет решаться вопрос о начале переговоров. И не больше. Думаю, что эти переговоры могут начаться во второй половине этого года. Те же критерии, которые были предъявлены нам, должны применяться и к Турции. В связи с ее размером, специфическим положением, возникают и дополнительные критерии. Этот процесс открыт, его окончание мне видится по прошествии доброго десятилетия. И неясно, чем он кончится: вступлением в ЕС или какими-нибудь особыми отношениями. Эти переговоры будут очень тяжелыми, потому что как социальные, экономические вопросы, так и вопросы, связанные с положением национальных меньшинств, женщин, не исламских религий, вызывают много дискуссий.
С другой стороны, если мы преградим путь Турции, то как мы сможем говорить о членстве Украины? А это для нас стратегически важный вопрос. Остается напомнить слова З.Бжезинского: "Россия может быть империей, может и не быть, но с Украиной она всегда будет империей". Эта европейская роль Украины бесконечно важна. Это все больше понимают и наши партнеры в Европе.
Источник: REGNUM

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.