Старый свет разбушевался. но все будет хорошо?

Язык ультиматумов и экономических санкций не имеет перспектив в отношениях между Евросоюзом и Россией

Долгое время Европейский Союз в отличие от "агрессивного блока" НАТО не вызывал в российском общественном мнении никаких особо негативных ассоциаций. В России скорее даже видели в этом органе некий противовес глобальным амбициям Вашингтона и союзника в сдерживании американских претензий на единоличное мировое господство.

Москва решительно возражала против расширения Североатлантического блока на Восток, но не имела ничего против разрастания Евросоюза, видя в этом путь к расширению взаимовыгодного и цивилизованного сотрудничества. Возникавшие же время от времени "некоторые" проблемы, то по вопросу Калининградской области, то по поводу критики со стороны ЕС положения с правами человека в РФ, ситуации в Чечне или степени демократичности российских выборов, считались вполне преодолимыми. Более того, отношения с ЕС официально объявлены одним из главных внешнеполитических приоритетов России, которая хотя и не ставит перед собой задачу присоединения к этому союзу, но хотела бы активно развивать с ним всестороннее сотрудничество. Как известно, ЕС является на сегодня главным торгово-экономическим партнером России: в 2003 году товарооборот составил 65 млрд. долларов, что соответствует 36% всего объема российской внешней торговли.

Серьезные проблемы в отношениях между Россией и ЕС возникли в феврале с.г., когда на финишную прямую вышел вопрос о вступлении в Евросоюз с 1 мая с.г. Венгрии, Польши, Чехии, Словакии, Словении, Кипра, Мальты, Латвии, Литвы и Эстонии. Российская сторона отказалась автоматически распространить на 10 стран-"новичков" ЕС действие Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) с Россией. В Москве мотивировали свою позицию тем, что распространение действия договора еще на 10 стран негативно скажется на экспорте российского алюминия, химических удобрений, ядерного топлива и зерна. Российские эксперты подсчитали, что ежегодные убытки России от расширения ЕС составят 300 млн. евро.

Российская сторона изъявила готовность подписать новое соглашение только в том случае, если ЕС выполнит ряд ее условий. В частности, поддержит вступление России в ВТО, добьется придания официального статуса русскому языку в Латвии и Эстонии, увеличит экспорт нефти и газа из России в Европу, гарантирует свободный транзит через Литву в Калининград, сделает ряд торговых уступок и пойдет навстречу в вопросе безвизовых поездок между ЕС и Россией. В Брюсселе с этим не соглашались, настаивая на распространении СПС на своих новых членов автоматически и без всяких предварительных условий. Кроме этого, от России потребовали "соблюдения прав человека", "нормализации" ситуации в Чечне, поддержки "свободных выборов" на Украине и в Белоруссии, "либерализации" газового сектора, ратификации Киотского протокола о глобальном потеплении и готовности принимать назад высылаемых странами ЕС нелегальных иммигрантов из России.

Своей кульминации конфликт достиг 24 февраля с.г., когда министры иностранных дел стран Евросоюза на своем заседании в Брюсселе в ультимативной форме потребовали от России распространить на 10 будущих государств-членов ЕС соглашение о партнерстве и сотрудничестве. В заявлении отмечалось, что расширение ЕС принесет России "многочисленные преимущества", в том числе в коммерческой сфере. В случае же несогласия с требованием ЕС Москве пригрозили "серьезными последствиями". В Брюсселе дали понять, что не исключают возможности пересмотра базового соглашения о сотрудничестве с РФ и даже введения после 1 мая против Москвы торговых и экономических санкций. Стали даже поговаривать о вероятности начала "торговой войны" между Россией и Евросоюзом.

Комментаторы отметили необычно жесткий, ультимативный тон заявления глав внешнеполитических ведомств ЕС. В западной прессе также появились выдержки из конфиденциальной записки Европейской Комиссии, подготовленной к встрече министров. В этом документе отмечалось, что у Евросоюза нет ясных целей и общей стратегической линии в отношении России. По мнению авторов доклада, в отношениях с Москвой ЕС должен более жестко и последовательно отстаивать свои интересы и по мере необходимости вносить в повестку дня любые, в том числе и неудобные для России, вопросы. В докладе также было поставлена под сомнение "приверженность России универсальным и европейским ценностям и способность проводить в жизнь демократические реформы".

Реакция в Москве на ультиматум ЕС была адекватно резкой. Председатель комитета Совета Федерации РФ по международным делам, вице-председатель ПАСЕ Михаил Маргелов, комментируя заявление министров иностранных дел стран ЕС, подчеркнул: "Язык санкций вовсе не тот стиль, который нужен сейчас в отношениях между Россией и Евросоюзом. Если это тенденция (не хотелось бы в это верить), тогда это достаточно грустная тенденция и означает, что Евросоюз для себя окончательно не понял, что выбор в отношении партнерства с Россией – это выбор стратегический и ему нет альтернативы". По мнению Маргелова, Евросоюз должен учитывать, что убытки новых его членов в случае расширения на них соглашения о партнерстве и сотрудничестве будут минимум в два раза больше потерь России, и эти новые члены лишатся режима наибольшего благоприятствования во внешней торговле с Россией. Именно из-за этого, а вовсе не из-за озабоченности российской политикой в Чечне, как считает Маргелов, и идет борьба.

А такой российский парламентарий, как Дмитрий Рогозин, считает, что России вообще не следует принимать условия Евросоюза. Как заявил Рогозин, "Россия не намерена действовать по указке Брюсселя – она должна заботиться прежде всего о своих национальных интересах". Он также выразил мнение, что позиция России в данном вопросе должна быть твердой – соглашения следует заключать на индивидуальной основе с каждой из новых стран Евросоюза. В России также сложилось впечатление, что снисходительное отношение руководства стран ЕС к нарушениям прав русскоязычного меньшинства в странах Балтии и покровительство эмиссару чеченских сепаратистов Ахмеду Закаеву, выдачи которого безрезультатно добиваются российские власти, также связаны с ситуацией вокруг расширения ЕС.

Для Евросоюза же конфликт с Россией стал своеобразной "палочкой-выручалочкой". В определенной степени он на какое-то время помог ей "сплотить ряды" против "общего врага" в самый сложный момент в его истории. Евросоюз терпит неудачи в решении своих внутренних проблем, связанных с расширением: провалился проект новой конституции ЕС, усиливаются разногласия между ядром ЕС и остальными членами по поводу политики в отношении США и распределения ролей внутри союза. С другой стороны оказалось, что у ЕС нет никакой определенной политики в том, что касается России. Совет Европы, который представляет интересы стран-членов Евросоюза, и Европейская комиссия, которая заключает договоры с Россией, часто занимают совершенно разные позиции.

Самое же главное заключается в том, что от противостояния России и Евросоюза не выигрывает ни одна из сторон, а все дивиденды достаются третьим странам, в частности, США. В этих условиях Москва и Брюссель просто обречены на достижение компромисса по нерешенным вопросам, а возможность урегулировать большинство проблем, связанных с расширением Евросоюза, до 1 мая вполне реальна. По мнению российских экспертов, компромисс может быть достигнут, если Евросоюз, как того требует Россия, компенсирует экономические потери, которые она понесет в результате повышения таможенных пошлин на ряд промышленных товаров, экспортируемых в новые члены ЕС.

Речь, по разным оценкам, идет о 150-300 миллионах долларах в год. Блокировать расширение ЕС Россия в любом случае не сможет, да и не имеет такой цели. В то же время с расширением ЕС российская сторона может даже в чем-то и выиграть. Например, с присоединением к ЕС десяти новых членов товарооборот между Россией и ЕС может возрасти на 50%. Кроме того, снижение тарифов, ввод единой таможенной системы, унификация таможенных процедур позволят упростить таможенное сотрудничество, решение вопросов транзита грузов на Запад и т.д. Информированные источники в Брюсселе также полагают, что компромисс будет достигнут, и стороны, скорее всего, найдут приемлемое решение. В Евросоюзе также с большой надеждой восприняли выдвижение президентом РФ В.Путиным кандидатуры хорошо известного в Брюсселе Михаила Фрадкова на пост нового премьер-министра России.

Конечно, скорее всего, трудности в отношениях между Россией и ЕС могут возникать и в дальнейшем, и они будут не только партнерами, но и конкурентами. Вместе с тем данный факт, по мнению российской стороны, не должен заслонять значения стратегического партнерства между Россией и Европой, которые необходимы друг другу в нынешнем полном общих вызовов и угроз мире. Стабильность и безопасность на евроазиатском пространстве во многом будет зависеть от того, научатся ли соседи между собой договариваться. В свете этого Россия видит свое будущее в рамках большой Европы без разграничительных линий, но считает язык ультиматумов и санкций неприемлемым и бесперспективным в отношениях с Большой Европой. Но и в Европе должны, наконец, научиться считаться с интересами России. Иного пути просто нет.
Источник: Портал "Соотечественники"

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.