Калининградский конвейер: во что превратился за 125 лет День солидарности трудящихся (фото)

1 мая центр Калининграда, как и других городов России, был отдан на откуп митингующим. Выйти на улицы посчитала должным самая разношерстная публика; причем — в разное время и даже в разных местах. Однако в совокупности едва ли набралось больше тысячи человек. О том, зачем им это было нужно, — в репортаже корреспондентов «Нового Калининграда.Ru».

Первомай-2014 отметился в областном центре 7 митингами, предваренными шествиями; все уместились в 5 часов. Начала «Единая Россия», собравшая в сквере у «Матери-России» аж 300 человек (плюс-минус) с лозунгами типа «Крым наш». Но поддержкой президентского курса сыт не будешь, и меньше, чем через час солнце разогнало сторонников нынешней стабильности по пикникам. Завершила день политической активности горстка умеренных националистов, вышедших «в защиту прав и интересов русского и иных дружественных народов» (цитата с их странички «ВКонтакте»).

В среде националистов, впрочем, случился раскол, и потому горстки было две. Первая в пику коммунистам (ибо им, как выяснилось, не по пути во всех смыслах этого предикатива) собралась в Рыбной деревне и отправилась к памятнику Николаю-чудотворцу. Мероприятие сие, собравшее несколько явно пошатывавшихся молодых мужчин и чуть большее число школьников, гордо именовалось Русским трудовым маршем.

Одновременно у гостиницы «Калининград» кучковались пожилые сторонники КПРФ и — помоложе — «Справедливой России». Их жидкие ряды усилили жильцы общежития «Цепрусса», по-прежнему верящие в чудеса, и музыканты духового оркестра. Колонна тронулась по частично перекрытому Ленпроспекту к многострадальной «Матери-России», оркестр заиграл «нас ждет огонь смертельный» — но вряд ли кто-нибудь воспринимал эту фразу всерьез. Борьба за права рабочих давно уже осталась там, в Чикаго, в далеком 19 веке; и День солидарности трудящихся за 125 лет своего существования пропах нафталином настолько, что о нем не вспомнит ни один калининградский таксист, не вылезающий из-за баранки сутки напролет. Впрочем, в России это давно уже безобидный День весны и труда.

Чуть позади к «демонстрации» (деятели областного комитета партии образца какого-нибудь 1980 года, глядя на нее, обрыдались бы), присоседились пострадавшие вкладчики «Инвестбанка», которые внесли своими зелеными флагами живую струю в поблекшую политическую палитру региона. «Гады, верните вклады!» — по степени остроумия они явно могли бы поспорить с руководителем регионального отделения КПРФ Игорей Ревиным, выступавшем чуть позже на митинге. Главный местный коммунист, не обращая внимания на нездоровую атмосферу в своем обкоме, решил бороться за чистоту воздуха сразу во всей Калининградской области. Последней, как известно, угрожают планы по строительству угольных электростанций, причем, до такой степени, что «Путин скоро будет соскабливать угольную пыль со склепа Канта», а небо мы «закоптим до самого Копенгагена».

Тем временем вслед за верными ленинцами на первомайский конвейер готовились взойти жириновцы. ЛДПР собирала своих птенцов у Дома советов, подойдя к организации действа с той степенью креатива, которая ей доступна. У предшественников либерал-демократов, впрочем, не было и этого: ни агитгрузовика, ни молоденьких барабанщиц в коротеньких юбочках. Из колонок, установленных на непатриотичном «МАНе» с непатриотичной сине-желтой символикой, звучали «Браво», «Танцы минус» и «Кино». Добравшись до остановки у гостиницы «Калининград», колонна долго выстраивалась, готовясь совершить марш-бросок все к той же «Матери»; погода резко испортилась и девочки ежились на холодном ветру. «Вот клоунада! Жирик — он и есть Жирик!», — воскликнул мужчина средних лет в костюме. Он остановился у обочины вместе с другими зеваками, потом обозвал происходящее порнографией и ушел.

Текст - Оксана ОШЕВСКАЯ, фото - Виталий НЕВАР

Текст: Оксана Ошевская

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.