Как развязать гордиев узел между ЕС и Россией?

Все новости по теме: Соседи

ТОРГОВЛЯ И ТОВАРОПЕРЕВОЗКИ

За последние 10 лет внешнеторговый оборот России утроился. Даже если частично это объясняется подорожанием ресурсов, налицо и количественный рост перевозок. Особую важность приобретают в этой связи эффективность таможни и безопасность транспортных маршрутов. Поскольку более половины внешнего оборота России приходится на Европейский союз, возрастает нагрузка на наши общие границы.

У пропускных пунктов грузовики выстраиваются в многокилометровые очереди, требуются совместные усилия, чтобы сократить время ожидания хотя бы до четырех часов. Добиться этого поможет целый ряд технических решений. Так, на всех таможенных постах между ЕС и Россией можно использовать электронные декларации, причем эту систему следует ввести на всех российских границах, иначе пострадает конкурентоспособность компаний из Евросоюза. Широкое применение электронных деклараций избавит Россию от распространения поддельных накладных и позволит заработать миллиарды евро. Зарубежные компании сэкономят драгоценное время, а российский потребитель получит более дешевые импортные товары. Кроме того, число таможенных работников сократится, как минимум, на треть, что облегчит положение на рынке труда хотя бы в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Сегодня главный маршрут транспортировки российской нефти пролегает через Балтийское море. Объемы перевозок здесь уже превышают показатели по черноморскому направлению и нефтепроводу «Дружба». Ожидается, что по итогам 2007 года через порты Финского залива пройдет около 140 млн тонн нефти, а к середине будущего десятилетия цифра обещает вырасти до 250 миллионов. Резкое увеличение нефтепоставок с востока на запад, напряженное сообщение между Хельсинки и Таллином, долгая зима, покрывающая море толстым слоем льда, превратили Финский залив в потенциальный источник очередной нефтяной катастрофы, угрожающей береговой экологии Европейского союза и России. Системы слежения и информации помогают избежать столкновений, но этого недостаточно: однокорпусные танкеры представляют собой серьезную опасность в мелких и узких каналах неподалеку от Санкт-Петербурга.

Газопоставки также являются сегодня предметом жарких споров. И поскольку трубопровод Nordstream стал для ЕС яблоком раздора, я предлагаю проложить его так, чтобы газ попадал в Германию через страны Балтии и Польшу. Тем самым Россия проявила бы добрую волю, способствуя континентальной интеграции Европы. Даже если отношения Москвы с ее балтийскими соседями и Польшей далеки от идеала, эти страны являются членами Евросоюза и, следовательно, должны рассматриваться как надежные транзитные партнеры.

Наземный трубопровод – вариант менее уязвимый с техниче-ской и экологической точек зрения, к тому же менее дорогостоящий. Но если он повлечет за собой дополнительные затраты, то четыре транзитные страны будут обязаны их компенсировать. При этом они не имеют права повышать транзитные ставки, так как использование Nordstream не обязывает владельцев нести дополнительные административные расходы.

Даже если доля России во внешнем товарообороте Европейского союза не превышает 8 %, эта организация, тем не менее, зависит от российских энергоносителей. Российский импорт в ЕС на две трети состоит из минерального топлива, смазочных веществ и сопутствующих материалов. Более того, именно на Россию приходится 43 % газа и 33 % нефти, поступающих на европейский рынок.

От торговли с Россией и российского топлива больше всего зависят бывшие соцстраны, но в первую очередь – государства Балтии. Как ни парадоксально, существует прямая зависимость между степенью экономического влияния России и повышенной напряженностью в отношениях. Финляндия – исключение из общего правила: несмотря на болезненные моменты нашей общей истории, она ведет с Россией самый интенсивный товарообмен на душу населения среди стран – членов Евросоюза и поддерживает с ней добрососедские отношения (см. таблицу).

Опыт Финляндии показывает: можно абстрагироваться от тяжелых воспоминаний, не пытаться демонстрировать расхождения позиций и принципов, а искать пути конструктивного развития. Европейский союз и Россия достаточно несхожи, чтобы учиться друг у друга, но у них есть и немало общего, чтобы работать вместе. Возможно, некоторым из стран – членов ЕС было бы полезно перенять прагматичный подход Финляндии к отношениям с Россией. Но как бы ни были крепки двусторонние связи Хельсинки и Москвы, они не должны становиться на пути единой политики Евросоюза в отношении Российской Федерации.

ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛА

В ходе недавнего саммита Европейский союз – Россия в Португалии президент РФ Владимир Путин заявил, что российские инвестиции в Европейский союз составляют менее 3 млрд евро. Названная цифра внушает сомнения, если учесть, что, по данным ООН, общий объем прямых зарубежных инвестиций России перевалил к концу 2006-го за 100 млрд евро. К тому же результаты наших исследований показывают, что Евросоюз – одно из основных направлений российских прямых капиталовложений за рубежом.

Рассматриваемый вопрос затрагивает не столько статистику, сколько политику: Россия намекает, что Европейский союз ограничивает ее инвестиции на едином рынке. Это не соответствует действительности – по крайней мере, пока. Двери ЕС открыты для всех частных компаний, если они играют по правилам, не стремятся к монополии и не являются инструментом чьей-то внешней политики.

Евросоюз вряд ли прибегнет к протекционизму, чтобы помешать экспансии «Газпрома» на едином рынке. Гораздо большую тревогу вызывает то, что Россия вводит всё более строгие ограничения для иностранных инвестиций. И дело не только в готовящихся законе о стратегических секторах экономики или законе о недрах. Куда серьезнее политика в отношении «национальных чемпионов», лишь усугубляющая непредсказуемость инвестиционной ситуации. Зарубежные инвесторы теряются в догадках, в каком секторе правительство задумает создать новых «чемпионов». И не стоит рассчитывать, что государственная поддержка будет исключительно финансовой. Непрозрачная политика в отношении «чемпионов» наносит колоссальный вред инвестициям, даже по сравнению со всеми теми ограничениями, которые вводятся против иностранных фирм.

Евросоюз и Россия должны приложить все усилия, чтобы инвестиционная ситуация оставалась максимально демократичной и, что еще важнее, предсказуемой, поскольку именно предсказуемость – один из ключевых стимулов для притока финансов, как внутренних, так и внешних. Также хотелось бы подчеркнуть важность соревновательного подхода к привлечению иностранных вложений и модернизации экономических структур. Но усиление конкурентоспособности невозможно без активного соперничества. А политика создания «нацио-нальных чемпионов» с последующей олигополизацией рынка и вытеснением иностранных конкурентов этому отнюдь не способствует.

Обычно принцип взаимности достаточно эффективен в политике независимо от размеров и потенциала сторон, но сегодня этот принцип становится контрпродуктивным в том смысле, что Европейский союз и Россия стоят на пороге эры взаимных же ограничений. Москва собирается ограничить деятельность иностранных игроков в околооборонных отраслях, а затем, возможно, и в ряде секторов добывающей промышленности. В ответ Брюссель планирует сократить присутствие зарубежных государственных компаний на энергетическом рынке, дабы избежать сосредоточения в одних руках производства и распределения энергии.

Чтобы разорвать порочный круг ограничений, необходимо создать независимую экспертную группу, вменив ей в обязанность изыскать новые возможности для создания демократичной и предсказуемой инвестиционной обстановки. В такую группу могли бы войти участники «Круглого стола промышленников России и ЕС», ведущие политики и исследователи, раз в два года представляющие непредвзятый отчет об инвестиционном климате на пространстве Евросоюз – Россия, а также об основных препятствиях на пути его дальнейшего улучшения.

Наконец, следует помнить, что иностранные инвестиции – не просто самый дешевый способ обзавестись капиталом, овладеть новыми технологиями и освоить передовой опыт управления. Присутствие на рынке зарубежных компаний полезно еще и тем, что деловые контакты перебрасывают дополнительные «мостики» и способствуют континентальной интеграции Европы. В период политических разногласий новые участники диалога удерживают его в конструктивном русле. Возможно, кому-то и выгодны наши размолвки, но я уверен, что лишь маргинальные группировки выиграют от инвестиционной и торговой войны между Европейским союзом и Россией.

ПЕРЕДВИЖЕНИЕ ГРАЖДАН

Излишние формальности, затрудняющие свободное передвижение, должны быть выявлены и устранены. Проблему российских граждан, живущих в Калининграде, можно попробовать решить, к примеру, посредством установления безвизовой зоны между ЕС и Калининградской областью сроком на 10 лет. Если этот вариант окажется приемлемым для обеих сторон, то по истечении испытательного срока безвизовый режим можно будет продлить до бесконечности, а со временем, видимо, распространить и на всю Россию.

Нельзя забывать и о сплачивающей силе неформального общения. К сожалению, развитие у нас контактов на уровне обычных граждан оставляет желать много лучшего. По данным брюссельского Центра «Евросоюз – Россия», лишь 18 % россиян хотя бы раз в жизни выезжали за пределы СНГ. По всей вероятности, процент граждан Европейского союза, побывавших в России, еще ниже.

Говоря о свободе передвижения, не будем забывать о том, что уже в недалеком будущем ЕС столкнется с нехваткой рабочей силы, если только страны-члены не смягчат свою иммиграционную политику. Россияне же скорее приспособятся к жизни в Евросоюзе, чем иммигранты, приезжающие туда из отдаленных уголков мира. В Европейском союзе уже проживает несколько миллионов россиян. Русские диаспоры особенно многочисленны в Германии, Испании, Великобритании и странах Балтии. Нам непросто понять заявления, в которых поднимается вопрос о дискриминации русского меньшинства в прибалтийских государствах, но столь серьезные обвинения невозможно игнорировать. Необходимо, чтобы независимая группа специа-листов, представляющих заинтересованные стороны и третьи страны, тщательно проанализировала и объективно прояснила ситуацию.

Чтобы выявить болевые точки наших взаимоотношений, настоятельно требуются совместные исследования. Я поддерживаю идею создания и финансирования Россией организации по защите прав этнических меньшинств, иммигрантов и прессы в ЕС при условии, что исследования будут проводиться на совместной основе. Со своей стороны Евросоюз должен создать и финансировать подобные центры на территории России. Независимые группы ученых смогут найти новые пути к улучшению сложившихся взаимоотношений.

На данный момент отношения серьезно осложнены по ряду принципиальных причин. Чтобы развязать этот гордиев узел, сторонам следует сконцентрироваться на сотрудничестве, в расчете на то, что оно принесет ощутимые результаты в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Я не склонен преуменьшать значение глобальных замыслов, но, если сегодня скачок невозможен, нужно продвигаться вперед пошагово, поскольку малые победы готовят почву для больших достижений. Вместо того чтобы строить стратегическое партнерство лишь на словах, Европейский союз и Россия стоят перед необходимостью заняться составлением списка оперативных задач, ориентированных на середину будущего десятилетия. Сделав это, мы развяжем гордиев узел, не прибегая к тому способу, которым воспользовался Александр Македонский.


Источник: Россия в глобальной политике

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.