Мартышки и очки

На последнем заседании областной Думы депутаты прикоснулись к прекрасному, вспомнили о малом и проголосовали за несуществующее

«Обожаю Булычева! Все время шутит, подкалывает!» — бурно делилась радостью с коллегой румяная директор агентства по градостроению Калининградской области Татьяна Лазаревна Кондакова. Предмет ее обожания быстро прошел сквозь зал заседаний и сел в кресло президиума. По правую руку от него возвышался вице-спикер Константин Поляков, а перед двумя депутатами лежал музыкальный инструмент под названием домра. Чуть поодаль за синтезатором сидела улыбчивая женщина. Все это не оставляло ни малейших сомнений в том, что тридцать шестое заседание областной Думы пройдет в живой, непринужденной, творческой обстановке.

«От всех женщин»

Впрочем, начал господин Булычев с серьезного — с поздравлений. Традиционные чествования именинников отошли на второй план, уступив место мужскому празднику. «От всех женщин хочу вас с ним поздравить», — торжественно произнес спикер. Двое ветеранов, сидевшие рядом с президиумом, встали, получили от Сергея Васильевича цветы и подарки и уравняли в правах оба пола, заметив, что праздник — общий, а женщины внесли большой вклад в победу в войне.
Затем стало понятно предназначение домры. Как оказалось, депутат Олег Болычев подарил инструмент стоимостью 45 тысяч рублей юной Марине Сафиной, дипломанту нескольких международных конкурсов. Обладательница домры вышла к президиуму и тонким голоском проговорила: «Спасибо, уважаемый Сергей Васильевич! Я и дальше буду отстаивать честь Калининградской области на всех конкурсах!» Чтобы убедить в своих способностях депутатов, девочка села на стул, взяла в руки домру и исполнила импровизацию на тему народной музыки. Этого оказалось мало; следующей прозвучала пьеса «Мартышка и очки», на протяжении которой Сергей Булычев меланхолично жевал дужку собственных очков.

«5 миллионов на какую-то мутную структуру»

Наконец с творчеством и праздниками было покончено, и депутаты занялись делом. Первым на трибуну взошел исполняющий обязанности министра финансов Виктор Порембский. Ему предстояло объяснить причину очередных изменений в областном бюджете. Его руководитель, ныне пребывающая в декретном отпуске Елена Матвеева, давно освоила науку усыпления депутатов путем медитативного перечисления цифр. Господину Порембскому это испытание далось с трудом. Поначалу ничто не предвещало бури — и.о. министра читал, а депутаты скучали: Владимир Кафидов уткнулся в ноутбук, Валентина Калинкова -в мобильный телефон, а Александр Кузнецов — в годичной давности номер «Тридевятого региона».
Когда же дело дошло до выделения 5 млн. рублей на деятельность фонда поддержки малого предпринимательства, депутаты очнулись. Владимир Вуколов вдруг вспомнил, что в минувшем году этот фонд умудрился исполнить расходную часть своего бюджета лишь на 2%. Господин Порембский попытался было объяснить, что теперь фонд будет работать по новому, что вместо неопределенной поддержки он будет выступать гарантом при получении предпринимателями банковских кредитов. Но 2% не давали депутату Вуколову покоя. «Они в том году на 2% использовали, а мы им еще даем?» — неистовствовал он.
В защиту фонда попытался выступить начальник департамента стратегического планирования минэкономики Владимир Кузин, который сообщил: дескать, потому и не работали, что предприниматели не могли взять кредиты. То есть, необходимость внесения огромного залога ранее была для господина Кузина тайной.
Константин Поляков поинтересовался, сколько денег из этих 5 млн. уйдет на содержание аппарата. Выяснилось, что более трети — 1,5 млн. «На заседании комитета мы согласились, что фонд ничего не делал и получал зарплату», — включился в дискуссию Александр Орехов. Впрочем, факт ничегонеделания не особо смутил его — господин Орехов все равно выступал в поддержку выделения средств. «108 тысяч не можем найти на поддержку вдов погибших офицеров, а 5 миллионов на какую-то мутную структуру можем?» — не успокаивался Владимир Вуколов. «Надо поддерживать предпринимателей! — парировал Борис Баталин. — Мутная она, не мутная, надо поддерживать!» За господина Селезнева вступился его сосед, лидер либерал-демократов Валерий Селезнев: «Поддерживать малое предпринимательство надо снижая налоги, в не выделяя фондам деньги. Вот многие из наших коллег — бизнесмены. Кто-нибудь обращался в этот фонд? Уверен, что нет».
На лице у многих депутатов отобразилась напряженная работа ума — они явно пытались вспомнить то далекое время, когда были малыми предпринимателями. Татьяна Кондакова стала, вполголоса, усиленно помогая себе руками, рассказывать о том, как некий ее знакомый — «и участок есть, и руки», не может ничего сделать, так как кредит ему недоступен. Соломон Гинзбург попытался подняться над схваткой и предположил, что судьба малого бизнеса незавидна в области в принципе, так как льготы особой экономической зоны распространяются только на крупных инвесторов. «Надо готовить поправки к федеральному закону об ОЭЗ», — произнес депутат. Некоторые его коллеги посмотрели на господина Гинзбурга невероятно скептическими взглядами. «Не в то русло зашло обсуждение», — заметил Борис Баталин. Сомнабулически взиравший на дискуссию Сергей Булычев немедленно предложил голосовать. Несмотря на столь бурное обсуждение, лишь трое депутатов воздержались, и поправки в бюджет были приняты сразу в двух чтениях.

«Да вас никто не понимает»

Следующим перед депутатами предстал исполнительный директор областного фонда медстрахования Виктор Анохин. Он намеревался доложить о том, что происходит с руководимой им структурой в финансовом смысле. Дополнительные субвенции из федерального бюджета в размере 172 млн. рублей на обеспечение льготников лекарствами особого интереса у депутатов не снискали. А вот с финансированием скорой помощи вышла загвоздка. Эта служба не вошла в 2008 году в ведение ФМС и средства на работу скорой выделяются из областного бюджета. Сомнения у депутатов вызвал размер подушевого норматива, стоимости одного вызова. Господин Анохин попытался объяснить депутатам, что норматив увеличен (220 и 190 рублей для городских взрослых жителей и детей соответственно и 240 и 207 рублей на селе). «Сейчас не хватает средств, не получится ли так, что скорая не поедет?» — засомневался Борис Баталин. Виктор Анохин ответствовал в том духе, что скорые как раз заинтересованы в том, чтобы ездить по вызовам. «Я говорил с главврачами, речь вовсе не идет о 240 рублях», — поддержал сомнения коллеги покончивший, наконец, с чтением архивного номера «Тридевятого региона» Александр Кузнецов. Сомнения депутатов были понятны — в минувшем году эксперименты с переходом на подушевое финансирование увенчались забастовкой врачей детских поликлиник. Господин Анохин вновь, с удвоенной скоростью принялся тараторить о 240 и 190 рублях, пересмотре, нормативах, поручениях губернатора. Кроме того он в который уже раз за новейшую историю попытался спустить собак на главных врачей. По мнению директора ФМС, вместо того, чтобы заплатить персоналу достойную зарплату, они аккумулируют средства на счетах с целью приобретения техники. «Мы поняли, что во всем виноваты главврачи. Но почему наш норматив все-таки ниже федерального?» — прервал нестройный поток информации глава бюджетного комитета Виталий Фролов. Ответ вышел настолько невнятным, что Юрий Находкин так и сказал: «Да вас никто не понимает». Стоит ли говорить, что непонимающие депутаты поддержали законопроект в двух чтениях практически единогласно.

«А где поправки-то?»

Последним вызвавшим живой интерес парламентского корпуса вопросом стал прогнозный план приватизации в исполнении Владимира Кузина. Правда, господин Кузин, как и предыдущий оратор, солировал в минорной тональности. «Не оратор», — констатировали две дамы на задних рядах.
Заунывно и тихо глава департамента Минэкономики сообщил, что правительство намерено выставить на торги два крупных объекта: Светловский судоремонтный завод и помещение, ныне занимаемое рестораном «Атлантика». По первому объекту нашлись возражения у не чуждого морским вопросам замдиректора торгового порта Владислава Дорофеева. Депутат предположил, что на судоремонтный завод, уже не впервые выставляемый на торги, не найдутся покупатели. На это Владимир Кузин, таинственно улыбнувшись, ответил: покупатели уже есть.
«Атлантика» нашла себе защитника в лице самого ресторанного из депутатов, Витаутаса Лопаты. Он заявил, что его «не устраивает» продажа объекта, являющегося, по его мнению, учебной базой туристического колледжа. «Выставлять его надо не на аукцион, а на конкурс», — предложил господин Лопата и уточнил — в условиях конкурса должно присутствовать обязательное сохранение профиля деятельности. Господин Кузин парировал: учебной базой ресторан не является уже несколько лет. «Благодаря таким чиновникам, как вы!» — не растерялся Витаутас Лопата.
В ходе дискуссии, к которой, потеряв интерес к Светловскому судоремонтному заводу, подключился и господин Дорофеев, выяснилось, что часть помещения ресторана сдается сейчас в аренду, и оснований для расторжения договора с арендатором нет. «Это еще одна, дополнительная цена!» — констатировал Владислав Дорофеев.
Однако возражения ресторатора и портовика не имели никакого значения. Локомотив думского одобрения под управлением Сергея Булычева несся вперед столь стремительно, что депутаты умудрились проголосовать за то, чего не существовало. Три раза поднимали парламентарии руки — «за» в первом чтении, «за» по поводу поправок и «за» во втором чтении. Только после этого кто-то робко спросил: «А где поправки-то?» Выяснилось, что никаких поправок комитет не вносил. Сей прискорбный факт вызвал лишь секундное замешательство спикера. «Я вас проверял!» — гордо ответил господин Булычев.
Источник: Еженедельная газета "Тридевятый регион"

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.