Депутат Бундестага Франц Тённес: «Россия уже экономически пострадала от санкций»

Все новости по теме: Международные отношения

21 мая в Калининграде состоялся XII форум парламентов Южной Балтики. Помимо калининградских политиков в нём принял участие Франц Тённес — депутат Бундестага от входящей в правительственную коалицию Социал-демократической партии Германии (СДПГ), член Парламентского Комитета по иностранным делам, эксперт в области российско-европейского сотрудничества. В интервью «Новому Калининграду. Ru» политик рассказал о роли санкций в отношении России, поиске бренда для региона и о своих впечатлениях от очередного визита в Калининград.

tennes_int_1.jpg

— Господин Тённес, одной из ключевых тем в мировой политике являются санкции против России в связи с событиями на Украине. В Калининграде этим обеспокоены многие бизнесмены, так как регион напрямую зависит от поставок из-за рубежа. Некоторые европейские политики выступают против санкций. Какова ваша позиция в данном вопросе? Не ударят ли они по самой Европе?

— На сегодняшний день экономические санкции затрагивают только несколько сфер. Прежде всего это связано с ограничениями на въезд некоторых российских политиков и замораживанием их счетов в западноевропейских банках. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент США Барак Обама дали ясно понять, что только дипломатия и мирные переговоры являются единственным путём решения конфликта. Если Российское Правительство не сядет за стол переговоров, могут последовать дальнейшие санкции. Однако они не является самоцелью. Они предназначены лишь для того, чтобы придать дипломатии определённый акцент.

Кроме того, Россия уже экономически пострадала от санкций. По подсчётам Центрального Банка, около $24 млрд. было затрачено на стабилизацию рубля. Потеря инвесторов также означает потерю капитала.

Для меня лично важен осторожный подход к введению санкций. На каждом этапе должен существовать вариант выхода из экономической напряжённости, иначе можно оказаться в так называемой «экономической спирали», что приведёт лишь к обострению отношений. В конечном счете это не приведёт ни к чему хорошему ни для России, ни для Европейского Союза. Выход один: положить конец провокациям и найти компромисс за столом переговоров.

— Калининград является регионом, который особенно остро ощущает на себе колебания двусторонних отношений. Как, по-вашему, дальнейшее напряжение может повлиять на анклав?

— Во-первых, я надеюсь, что развитие отношений между Россией и ЕС после президентских выборов на Украине не приведёт к дальнейшему напряжению. Во-вторых, я надеюсь, что Россия снова вернётся к исполнению международных соглашений, в частности, заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Важно, чтобы Россия соблюдала четыре важных принципа: отсутствие применения силы, нерушимость границ и территориальная целостность других государств, а также мирное урегулирование конфликтов.

Что касается Калининградской области, то в первую очередь Российское Правительство несёт ответственность за благоприятное развитие региона. Германия также заинтересована в прекрасном будущем Калининграда. Уникальный регион играет ключевую роль в восстановлении продуктивного сотрудничества между Россией и ЕС. Калининград является жемчужиной в ожерелье регионов Балтийского моря. Насколько ярко может блестеть эта жемчужина, зависит в первую очередь от правильных решений калининградских политиков, от экономического развития региона и, конечно, от самих жителей.

Я вижу, что у региона есть огромный потенциал. В нём живут люди, которым небезразлично будущее Калининграда, они готовы претворять свои идеи в жизнь. У области есть выход к Балтийскому морю, а значит, масса возможностей сотрудничать с другими странами Балтики. Есть компетентные специалисты в сфере туризма, целый ряд предложений по развитию сектора здравоохранения, есть большой потенциал для жизнеспособного сельского хозяйства. Калининградская область — это место, где объединяются богатая культура и удивительная природа с прекрасными пейзажами. Я твердо убежден, что есть также большой интерес в сотрудничестве с областью со стороны Германии, в частности. её приморских регионов: Шлезвиг-Гольштейн и Мекленбург-Передняя Померания.

На мой взгляд, главная особенность всех регионов Балтийского моря — это своеобразный бренд «янтарь и сельдь». Его-то как раз и нужно развивать. Необходимы смелые идеи со стороны политиков области и компании, готовые вкладывать в эти идеи свои деньги.

— Раз уж мы заговорили о «янтаре и селёдке», имеет смысл упомянуть, что калининградские власти давно стремятся найти бренд, который привлек бы туристов и составил конкуренцию другим европейским городам. Что, на ваш взгляд, могло бы стать им?

tennes_int_2.jpg

— Как я уже сказал, у калининградских политиков есть ряд предложений по развитию здравоохранения в регионе. Я слышал, что относительно недавно в Калининграде открылся кардиоцентр, оснащённый новейшим оборудованием. В свою очередь, в одном из городов моего избирательного округа также есть кардиологическая клиника. Почему бы не развивать «кардиотуризм», или «туризм от сердца»? Это же прекрасная возможность совместить лечение с отпуском на берегу моря.

Ещё одним перспективным направлением могло бы стать участие Калининграда в маршруте круизных судов. Я знаю, что круизные суда заходят в порты Таллинна, Риги, Клайпеды, однако я никогда не видел в их расписании остановку в Калининграде. Почему? Ведь у города есть крупный незамерзающий порт и масса достопримечательностей. Можно было бы организовать интересный тур по области, включить в маршрут Янтарный, Светлогорск, Куршскую Косу. Кстати, в Санкт-Петербурге строится порт с восемью причалами для круизных судов. Он станет самым крупным портом на всём Балтийском море. Почему бы Калининграду не составить конкуренцию Северной столице? Ведь региону есть что показать.

На меня производит особое впечатление так называемый «природный» туризм, когда люди ставят палатки и наслаждаются свежим воздухом и пейзажами. В Калининградской области есть места, ещё не тронутые человеком, например, охотничьи угодья Роминтенской пущи (леса Нестеровского района — прим.ред.). Кстати, это уникальное место хотят включить в зону проекта «South-Eastern-Baltic-Area-Project», и пусть это случится не завтра, однако переговоры уже ведутся. Чтобы развивать природный туризм, нужно не так много: лодка, палатка, небольшой супермаркет рядом, чтобы запастись едой на несколько дней, парковка для машин, и — отдых удался. Надо признать, что таких мест у нас в Германии практически не осталось.

Ну, и ещё один немаловажный момент: чтобы сфера туризма процветала, нужен квалифицированный персонал и качественный сервис. Если турист в кафе вынужден ждать кружку пива 20 минут, а блюдо удаётся заказать лишь с третьего раза, он может разочароваться и больше не приехать. Поэтому важно, чтобы сфера обслуживания была на высоте. Для этого и существуют профессиональные стажировки за границей и обмен опытом.

— Многие ждут, когда в Европу можно будет поехать без виз. Насколько реальна, на ваш взгляд, в ближайшем будущем отмена визового режима для Калининградской области?

— Визовый режим со странами Шенгенского соглашения действует не только для Калининграда, но и для всей России. Я бы хотел, чтобы россияне как можно скорее смогли свободно передвигаться по Европе. Но для этого необходимо соблюдение определенных условий. Хорошим прогрессом для региона, на мой взгляд, стало бы введение безвизового приграничного передвижения с Литвой. В остальном же в Шенгенских странах действуют одинаковые условия для выдачи виз. К ним, например, относятся независимая судебная система и правовой характер государства. Отдельное соглашение должно быть заключено для тех, кто нелегально пересекает границы, а также для криминальных лиц и террористов. Люди по обеим сторонам границ должны быть в безопасности. Все эти условия невозможно выполнить сегодня или завтра. В отношениях с Россией нам нужна уверенность и стабильность. В данном политическом контексте ситуация выглядит не слишком обнадёживающей. Если же дальнейшего напряжения и недопонимания удастся избежать, вернуться к переговорам об отмене визового режима будет легче. Я только поддержу эту инициативу.

— Обидно, что из-за нестабильности отношений между Европой и Россией страдают простые россияне. Вы, наверное, слышали о том, что российские туристы в Польше подвергаются нападениям некоторых польских граждан, также туристов отказываются принимать в некоторых европейских отелях. Как обстоит с этим ситуация в Германии?Не опасно ли туда ездить россиянам?

tennes_int_3.jpg

— Ездить в Германию совершенно безопасно как для россиян, так и для туристов из других стран. По правде говоря, я ничего не слышал об инцидентах. Если в Польше и Чехии были такие неприятные случаи, то в этом виноваты отдельные люди, которые выражают свои политические интересы личной неприязнью. То, что сделали эти люди, — преступление, за которое придётся рано или поздно нести ответственность. Всегда найдутся ненормальные, которые будут выражать свою агрессию таким образом. Не нужно по ним судить обо всех. Отказ размещать в отелях — это прямое нарушение прав туристов, независимо от их национальности.

Средства массовой информации играют в таких ситуациях особую роль, особенно когда стараются лишь обострить конфликт и осветить положение вещей необъективно. Иногда у меня складывается впечатление, что таким образом СМИ уже частично используются в качестве письменного оружия. Но в любом случае необходимо сохранять спокойствие и не поддаваться на провокации.

— Как, на ваш взгляд, может измениться инвестиционный климат в Калининградской области в ближайшие годы? Насколько интересен регион для иностранных инвесторов?

— Чтобы регион смог стать привлекательным для инвесторов, необходимо создать благоприятные условия, а это, прежде всего, отсутствие бюрократии и финансовых рисков. Там, где складывается впечатление, что есть коррупция, необходимо найти способы её побороть. Залогами надёжных инвестиций являются также неподкупная система правосудия, хорошая инфраструктура и высококвалифицированные кадры.

У Калининграда есть прекрасный шанс стать экономически интересным даже после 2016 года, когда будет снят статус об особой экономической зоне. Здесь безусловным помощником является выгодное геополитическое положение области и программа малого приграничного передвижения с Польшей. Калининградские специалисты, студенты, учёные, бизнесмены и простые жители смогут черпать новые идеи для развития региона из соседних стран. Новый опыт позволит выявить слабые и сильные стороны калининградской экономики.

— Почему в сферу ваших интересов входят страны Балтийского моря? Есть ли у них особая специфика?

— Ну, во-первых, потому, что мой родной край — это регион Шлезвиг-Гольштейн, который тоже имеет выход к Балтийскому морю. Именно это и послужило тому, что я люблю море, морской воздух, парусный спорт. Если говорить о странах Балтийского моря, то я очарован Норвегией, её природой с заснеженными горами и фьёрдами.

Специфика у прибалтийских стран, безусловно, есть. Она заключается в том, что после падения «железного занавеса» Балтийское море стало морем, не разделяющим страны, а объединяющим их. Сотрудничество этих стран переросло в крепкую дружбу, реализуются разные проекты по экологии, культурному и образовательному обмену, организуются парусные регаты и многое другое. И ещё, мне кажется, что страны и города с выходом на море всегда более открыты миру. В них живут дружелюбные и толерантные люди, готовые всегда прийти на помощь друг другу.

— На что вы обращаете внимание, когда впервые приезжаете в незнакомую страну?

— Я стараюсь не вести себя так, как когда-то иронично заметил немецкий поэт Курт Тухольски: «Мне можно оставаться немцем или я должен вести себя прилично?». В незнакомой мне стране я стараюсь за всем наблюдать, всё внимательно слушать, чтобы получить максимально правильное представление о людях, их ценностях и культуре. Я всегда обращаю внимание на то, что подаётся на стол, как это едят, что пьют. На своём опыте я убедился, что там, где культура питания высока, с людьми легче найти общий язык. Литература тоже имеет важное значение. В каждой стране она имеет различные формы и особенности, в которых отражается история народа и его обычаи. Особенно мне близки детективы и художественная литература скандинавских стран. Языковые навыки также играют важную роль, но из своего опыта я знаю, что, если люди доброжелательны и улыбчивы, с ними можно общаться, используя только мимику и жесты.

— Расскажите про вашу первую поездку в Калининград. Что изменилось в городе с тех времён?

tennes_int_4.jpg

— Первый раз я попал в Калининград в 2010 году. Меня как депутата Бундестага пригласили на совместное заседание Комитетов России, Польши и Германии по иностранным делам. Встреча состоялась в недавно построенной Рыбной Деревне. Я сразу по достоинству оценил эту часть Острова. Нужно всегда быть осторожным при смешении традиционного и современного стилей в архитектуре, но Рыбная Деревня, на мой взгляд, идеально вписалась в многоликий калининградский ландшафт.

Однако с Калининградской областью меня связывает не только политика. Мой дед по материнской линии родился в посёлке Мальвишкен (сегодня — посёлок Майское Гусевского района — прим.ред.) в Восточной Пруссии. В свою первую поездку я увидел дом, в котором жил мой предок до отъезда в Германию.

С тех пор столько всего сделано в городе: построены новые дома, старые дома отреставрированы, по улицам ездят иномарки. Пробок в городе тоже прибавилось, к этому пришлось немного привыкать. Торговых центров стало ещё больше. Город растёт. Появляются новые микрорайоны. Я видел и аэропорт, который в будущем обещает выглядеть грандиозно.

— А как вы относитесь к тому, что в области началось строительство атомной электростанции?

— Я всегда относился критично к подобным планам. В Германии мы пришли к поэтапному отказу от ядерной энергетики и переходим на использование возобновляемых источников энергии, таких, как ветер, солнце, биомасса и вода. Поэтому покупательная потребность с немецкой стороны исключена с самого начала и при любых обстоятельствах. Я слышал, что дополнительной потребности в энергоснабжении Калининграда нет, так что строительство запланированной атомной электростанции в настоящее время остановлено.

— Ну, и напоследок немного о спорте. Ваше мнение о прошедшей зимней Олимпиаде в Сочи?

— Думаю, в России благодаря Олимпиаде многие сферы «поднялись на ноги». Были большие затраты, чтобы за столь короткое время улучшить инфраструктуру, построить столько новых объектов, ресторанов, гостиниц. Но всё получилось, Олимпиада прошла на высшем уровне, россияне могут по праву гордиться этим. России также удалось обратить внимание всего мира не на центральную свою часть, а на Сочи — город, который до Олимпийских игр оставался в тени.

Я не следил за всем, что происходило на Играх, но знаю, что всё прошло успешно. Возможно, Олимпиада заслужила больше внимания со стороны Запада, и я могу понять горечь и разочарование россиян от того, что некоторые страны отказались от участия в ней. Однако я считаю, что не нужно смешивать политические разногласия и соревнования такого рода.

Чему я сейчас придаю особое значение — это Чемпионат мира по футболу в 2018 году. Я ожидаю, что люди, которые будут строить стадионы и налаживать инфраструктуру, будут трудоустроены согласно стандартам Международной организации труда. Что строителям будет обеспечена достойная оплата труда и безопасность, они не подвергнутся эксплуатации со стороны недобросовестных работодателей.

Красивые фасады снаружи, а внутри нарушение прав и законов — вот чего следует избегать как в Калининграде, так и в других российских городах.

Текст — Лилия ЗВЯГИНЦЕВА, фото — Виталий НЕВАР

Текст: Марина Райберг , Выпускающий редактор

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.