Поездка В.Адамкуса в Москву

Отношения с Россией и поездка В.Адамкуса в Москву 9 мая и пакт Молотова-Риббентропа были главными темами дня в Литве, касающимися внешней литовской политики. Как всегда, целый ряд выступлений в СМИ, а также ведущих литовских политиков отмечены русофобскими настроениями. Среди внутриполитических тем следует выделить оправдание временной парламентской комиссией сейма резервистов КГБ, дискуссии вокруг введения новых налогов и социальные протесты медиков и полицейских.

Поездка В.Адамкуса в Москву

По сообщениям некоторых литовских СМИ, В.Адамкус объявит о своем решении на следующей неделе. Тем временем, призывы не ехать внутри Литвы умножаются. Так, еще одно общее воззвание литовской диаспоры к президенту выдержано в патриотическом духе. Его авторы призывают руководителя Литвы остаться 9 мая дома. На волне патриотических чувств об этом заявляют и большинство политологов. В то же время имеются и другие мнения. В частности, как уже сообщалось, согласно опросу большинство рядовых жителей Литвы - за поездку В.Адамкуса в Москву (52, 5 % респондентов считает, что В.Адамкус должен съездить на торжества по случаю Дня Победы, против - только 34, 2 %, а 13, 3 % не имеют мнения).
Позиция США. Отвечая на вопросы портала Omni laikas посол США в Литве Стефен Малл коснулся и вопроса поездки В.Адамкуса в Москву. Как отмечают некоторые обозреватели, из дипломатичных ответов становится ясным, что США, несмотря на заявленную нейтральную позицию, предпочитали бы видеть руководителя Литвы рядом с Дж.Бушем и вместе с другими руководителями государств Европейского Союза и Америки. Упоминаемое ниже имя Раймондаса Лопаты - принадлежит директору института международных отношений и политических наук, где собрались ведущие литовские политологи, во многом формирующие внешнюю политику Литвы.

Если бы вы были на месте президента Литвы Валдаса Адамкуса, вы бы поехали в Москву праздновать 9 Мая, еще называемое днем победы над фашизмом? Может, вы видите альтернативные варианты?
Соединенные Штаты будут уважать и поймут любое решение, которое президент Адамкус примет по поводу поездки в Москву. Этот вопрос поднял много дискуссий, которые показали, какие сильные чувства поднимают мысли о советской оккупации и готовность Литвы придерживаться высокой уровня дипломатических стандартов. Они также показали, что Литва является полностью демократичной. Я уверен, что президент Адамкус оценит все аргументы перед тем, как принять решение.

Как вы прокомментировали бы заявление господина Лопаты в прессе о том, что Ваше "понимание внутренней политики Литвы является убогим" (Ваша неясная позиция по поводу импичмента президента Паксаса и призывы к господину Адамкусу ехать в Москву 9 мая)?
Сожалею, что взгляд правительства США был неправильно трактован с целью оправдать личную критику. Я хотел бы объяснить, что Соединенные Штаты не представляют никакого мнения по поводу участия Литвы в мероприятиях 9 Мая. Говоря объективно, можно найти убеждающие причины для того, чтобы принимать участие. В последнее время литовская дипломатия была особенно активна и эффективна и общение с руководителями других государств в Москве предоставило бы возможности усилить достижения последнего времени. В то же время полностью понятна и причина не ехать - ни один патриот Литвы никогда не захочет отмечать годовщину оккупации Литвы. В любом случае Соединенные Штаты отнесутся с уважением к тому решению президента Адамкуса, которое он примет. Так уж принято между друзьями. (OMNI naujienos)

Позиция предпринимателей Литвы - "за!". Естественно, что предпринимателей Литвы, чьи интересы в большой мере лежат на Востоке, беспокоит обострение отношений между Литвой и Россией. В связи с этим они пытаются влиять на политиков, уговаривая их снизить тон. Президент Конфедерации промышленников Литвы Бронислав Лубис призвал В.Адамкуса ехать в Москву на 9 Мая. С этой целью он добился встречи руководителей конфедерации с самим В.Адамкусом. После встречи в президентуре он заявил, что промышленники Литвы слышали "с высоких трибун" о возможных санкциях Литве со стороны России. Это беспокоит бизнесменов по обе стороны границы, ибо обострение политических отношений ударит по бизнесу. Речь, по его мнению, не идет о таких радикальных шагах, как прекращение подачи газа или нефти в Литву. Однако если В.Адамкус не поедет в Москву, Россия может "заморозить не в лучшую сторону" ряд зависящих от нее решений, которые прямо коснутся литовских бизнесменов. О каких именно санкциях речь Б.Лубис не конкретизировал. Он также отказался указать сроки, когда Россия может начать применять к Литве санкции (OMNI naujienos). Тем временем литовские СМИ подчеркивают, что В.Адамкус выслушал мнение промышленников Литвы "без особых комментариев".
Вот несколько принципиальных цитат из выступления руководителя литовских предпринимателей В.Лубиса перед журналистами: "Нужно думать, что мы не только продемонстрируем тот или другой свой шлейф, но нам нужно думать, что мы будем кушать и что мы будем иметь, как мы будем развивать экономику. Вы ничуть не хуже меня понимаете и знаете, что сегодня наши экономические вопросы являются важнее, острее".
"Скажем, как в Венгрии, так и в Польше, так и в других государствах никто не уделяет столько внимания этому вопросу. Как президент Венгрии, так и Польши, так и президенты других стран даже и не дискутируют особо с кем-либо, будут они ехать или нет. Давно сказано, что поедут". По мнению В.Лубиса, политологи в будущем обязательно выяснят, почему и кому "было выгодно накалить этот вопрос".

Президент Литвы Валдас Адамкус: фашизм это и нацисты, и сталинисты. Тем временем на минувшей неделе В.Адамкус высказался по этому вопросу в интервью словацким журналистам (в связи с визитом президента Словакии в Вильнюс). По мнению руководителя Литвы, победа над фашизмом является "победой всего мира", а уж как ее праздновать - личное дело Литвы. "Победа над фашизмом является победой всего мира, и Литва тоже радуется, что фашизм в широком смысле - и нацисты, и сталинисты - был побежден, и Литва присоединяется к поздравлениям всего мира и радуется этой победе, и из-за этого мы не поднимаем никакого вопроса. А как мы будем праздновать - это дело индивидуальное, и мы соответствующим образом скажем".
О пакте Молотова-Риббентропа: о пакте нет смысла сегодня говорить, потому что "правительство России за много лет до этого оценило этот пакт как незаконный и его не признало". "Сегодня говорить об этом еще раз - недоразумение и нечего к этому вопросу возвращаться" (ELTA).

СССР оккупировал Литву, а Литва - Клайпеду?

Тем временем в литовских СМИ появилось ряд интервью на эту тему. Самое значительное, пожалуй, напечатано в одной из двух главных газет Литвы газете "Respublika", с известным историком Вигантасом Барекисом. Оно почти полностью посвящено отношениям Литвы с Россией и проясняет многие спорные нюансы литовской истории. В то же время оно отражает правый литовский менталитет, определяющий сегодня внешнюю литовскую политику. Интересно, однако, что даже представитель этого менталитета, историк, будучи профессионалом, уступает перед фактами и не отрицает, что нравы той эпохи состояли в том, чтобы одна страна захватывала территории других. В том числе так действовала и сама Литва. Перед лицом фактов, как отмечает газета, он признает, что Литва в начале 20-х годов действовала точно по той же схеме по отношению к Клайпеде, присоединив ее к себе, как поляки по отношению к Вильнюсскому краю (использовав подогретые извне протестные настроения и якобы стремления к присоединению "местного населения"). Тут же сами собой возникают и аналогии по отношению к присоединению самой Литвы к СССР. Нравы были общими, говорит газета, разница была лишь в том, кто какой силой обладал. Приводим это интервью.

Как сообщает "Respublika", "Вигантас Варейкис - один из первых историков в Литве, который еще во времена Саюдиса обливал холодным душем приверженцев процветавшего тогда преувеличенного восхищения историей Литвы в период между двумя мировыми войнами. Публичные разъяснения В.Варейкиса, что произошедшее в 1923 году восстание литовцев в Клайпедском крае в действительности было скорее не восстанием, а экспортом революции из Большой Литвы, в начале 90-х, мягко говоря, не были популярны.
Общество, охваченное эйфорией возрождения, не желало принимать исторические аналогии и согласиться, что акция, произошедшая в начале 20-х годов в Клайпеде, по сути дела была похожа на ту, которую поляки осуществили в Вильнюсском крае. Как отмечает историк, в период между двумя мировыми войнами подобные акции по присоединению территории были характерны для многих европейских государств. Разница состояла лишь в том, что, несмотря на желания и намерения, разные страны были неодинаково сильны с военной, экономической и политической точек зрения".
"Если принять такую интерпретацию истории, возникает вопрос: а были ли действия Литвы в ту пору безукоризненными с точки зрения международного права и морали? Прилично ли, ломая копья по поводу визита президента Валдаса Адамкуса в Москву и требуя, чтобы Россия в третий раз осудила подписанный в 1939 г. пакт Молотова-Риббен-тропа, демонстрировать, что Литва в период с 1918 по 1939 гг. была всего лишь жертвой агрессивной политики соседей"?
В ответ на этот вопрос газеты, В.Варейкис ответил: Нет государства, которое в юридическом смысле было бы идеалом. Бисмарк, хотя и не был демократом, но был, вероятно, прав, когда говорил, что политика - это искусство возможностей. После Первой мировой войны Литва имела право на Клайпедский край, это право было завоевано и позднее подтверждено в международном масштабе. Однако принципиальная разница состоит в том, что, защищая свое право на Клайпеду, мы не стремились ликвидировать суверенитет какого-либо государства.

Однако право Литвы на Клайпеду после восстания 1923 года также не было признано сразу...
Последствия пакта Молотова-Риббентропа и Клайпедского восстания - это две разные вещи. По крайней мере, уже потому, что присоединение Клайпеды к Литве международная общественность в конце концов признала, а пакт Молотова-Риббентропа - нет. Пожалуй, лишь советские коллаборационисты и сателлиты, такие, как Франция...

А чем отличаются последствия пакта Молотова-Риббентропа для трех стран Балтии?
Прежде всего тем, что Эстония и Латвия после этого пакта лишились части своей территории. А Литва - приобрела, поскольку в 1939 г. уже утратила суверенитет в Вильнюсском и Клайпедском краях.

За это Литва должна быть благодарна оккупировавшим ее Германии и Советскому Союзу?..
Как тут сказать... 10 октября 1939 года, кроме всего прочего, Литва должна была сделать выбор - впускать ли советские военные базы или смириться с присоединением Вильнюсского края к Белоруссии. Так что в территориальном смысле мы можем считать себя победителями. Только вряд ли это корректно.

Поскольку в действительности мы таковыми не являемся?
По-моему, очень понятно: стоит ли пядь земли сотни тысяч жизней, которые мы потеряли в оккупации?
Как расценивать заявления некоторых российских политиков, утверждающих, что, если не признать законность пакта Молотова-Риббентропа, необходимо заново оценить принадлежность Вильнюсского и Клайпедского краев?
Это своего рода политические "прощупывания". Я полагаю, что папка с материалами по этой проблеме лежит на каком-нибудь столе в Кремле, но не обязательно на самом главном. Я все же не думаю, что эти идеи когда-нибудь станут официальной политикой России, особенно если учесть, что у нее есть куда более крупные территориальные проблемы с Китаем и Японией, а за нами - ЕС и НАТО.

Какую роль различия последствий пакта Молотова-Риббентрона для стран Балтии играют в их сотрудничестве в настоящее время?
Недавно Витаутас Ландсбергис сказал, что Латвия является самым слабым звеном стран Балтии. Я считаю, что это - абсурд. Напротив, самым слабым звеном я назвал бы Литву. И я согласен, если не ошибаюсь, с гиперболой Чесловаса Лауринавичюса, сказавшего, что литовцев иногда хочется считать всего-навсего говорящими по-литовски русскими.

Почему?
Прежде всего потому, что литовцы очень часто возводят слово в роль политического действия: мы умеем о чем-то громогласно заявить, пригрозить кулаком, сказать, что Россия такая-разэтакая. Однако, когда наступает время действовать, это получается у нас гораздо хуже, чем говорить и грозиться. Действия же эстонцев и латышей гораздо последовательнее. В том числе и в деле ликвидации последствий пакта Молотова-Риббентропа.

Приведите, пожалуйста, конкретные примеры.
Литва предоставила гражданство всем, даже тем, кто не очень-то его хотел. Латыши и эстонцы своим гражданством не бросались: там были установлены нормы натурализации, необходимость принесения присяги, хотя бы минимальное знание Конституции и истории страны. Там была последовательная линия, вытекающая из политики непризнания последствий пакта Молотова-Риббентропа. Добавлю, что латыши и эстонцы, руководствуясь точно такой же логикой, реформируют и свою систему образования, а наше правительство дрожит, закрывая каждую русскую школу, даже в тех случаях, когда ее функционирование совершенно нерационально. А если к тому же пригрозит еще какой-нибудь Лужков...

С вами вряд ли согласятся те, кто утверждает, что прагматичная политика Литвы и хорошие отношения с Россией важнее принципиальности, которую в этих вопросах демонстрируют латыши и эстонцы.
Я так не думаю. Ведь российские нефть и газ из-за этой нашей прагматичности не стали дешевле. Хотя и признаю, что таким образом пытались решить проблемы Литвы. И сегодня сказать, что были правы, очень трудно.

Однако так ли уж необходима в отношениях с Россией такая твердолобая политика? Она не всегда рациональна и не понятна в Европе...
В данном случае я говорю о честности, той самой, о которой любят говорить и требовать ее от других наши политические лидеры. Очень хорошо помню декларации В.Ландсбергиса и его сторонников о праве Чечни на независимость, а также и о том, что прилетевший в Вильнюс ныне покойный генерал Джохар Дудаев даже не был ими принят. Поэтому не В.Ландсбергису учить Латвию.

Однако принятое президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой решение участвовать в Москве в торжествах 9 мая вряд ли подтверждает ваши слова о принципиальности и последовательности.
Напротив, лидер Латвии предельно четко и ясно изложила позицию своей страны, ее услышал весь мир, и именно это вызвало раздражение России. Четкое изложение позиции я считаю шагом куда более ценным, чем решение о символичности участия или неучастия в торжествах! Мы в это время всего лишь виляем хвостом.

И все же вы относитесь к тем, кто возражает против визита В.Адамкуса на торжества 9 мая в Москву?
Да.

Приходилось слышать, что дата 9 мая для Литвы неприемлема, поскольку это начало оккупации. С исторической точки зрения это не вполне правильно?
Да, начало второй советской оккупации Литвы продолжалось с июля 1944 г. до 28 января 1945 г., когда Красная Армия заняла Клайпеду. Однако эта неточность - преимущественно проблема России. Так уж получилось, что в истории России новейших времен победа над нацистской Германией осталась единственным приемлемым для всего общества страны праздником. В политике символы иногда имеют решающее значение. Что же касается символа 9 мая - для русских это день национальной гордости. Для нас - дата, символизирующая похороны независимости.

Как вы считаете, какими потерями и приобретениями для Литвы обернулся бы отказ нашего руководителя от приглашения Владимира Путина?
Честно говоря, не так уж много я усматриваю этих минусов. А четкое изложение позиции любым способом - дело всегда положительное, как это было и 11 марта 1990 года, когда всему миру и Кремлю мы заявили о своем праве выйти из рабства. Сегодня этим мы показали бы, что по-прежнему остаемся независимым государством с четкими ценностными принципами.

Многие отмечают, что в Братиславе интонации В. Путина были явно смягчены и он, говоря о приглашении стран Балтии в Москву, употреблял такие слова, как "протянутая рука России"...
В Кремле работают политтехнологи высочайшего уровня. И мы, как никто другой в мире, знаем, как эти технологии действуют. И сейчас В.Путин смягчил общий тон, но тут же уколол латышей, напомнив об их красных большевистских стрелках. И все должны были понять, что красные латышские стрелки в ответе за тысячи жизней невинных русских в годы большевистской революции. Мы слишком хорошо знаем Россию, чтобы сегодня поверить в мягкость интонации Путина.

Вы, наверное, согласитесь, что позицию стран Балтии в Европе сегодня не так уж хорошо слышат и тем более понимают?
Я думаю, что в последнее время Европа делает определенные шаги для того, чтобы понять позицию стран Балтии. По крайней мере, в интеллектуальных кругах начинают понимать, что "старая" Европа должна испытывать чувство ответственности за то, что в Ялте, Потсдаме и в целом после войны оставила судьбы восточных европейцев в воле Сталина. Разумеется, некоторые европейские политики постоянно напоминают, что мы не должны воевать с россиянами, не должны их унижать. Это они делают по непониманию и потому, что не побывали в нашем положении. Мы ведь не презираем русских - этот народ заслуживает всеобщего уважения. Однако Кремль, по-моему, нашего уважения не заслуживает.

Военный транзит в Калининград: ответ Литвы России

После того, как "Интерфакс" передал пожелания министра обороны России Сергея Иванова в отношении нового договора по военному транзиту через Литву, литовская сторона выступила с заявлениями. Напомним, что С.Иванов полагает, что Литва как член НАТО должна предоставить России право закрепленного долгосрочным договором военного транзита через Калининград, поскольку Россия предоставляет странам НАТО такой транзит в Афганистан через свою территорию (в настоящее время между Литвой и Россией действуют давние краткосрочные договоренности, которые ежегодно продлеваются, удовлетворяя Литву, но не Россию).
Такие заявления вызвали резкое неприятие в Литве. В частности, в интервью BNS министр охраны края (обороны) Литвы Гедиминас Киркилас выразил недоумение, зачем России понадобился новый договор по военному транзиту. С точки зрения Литвы, нет никаких проблем с военным транзитом: "Транзит, правила которого установлены правовыми актами, происходит гладко. Назад в Россию возвращаются лишь до половины процента военных грузов, а военного личного состава - еще меньше. Поэтому заявления министра обороны России вызывают удивление".
А вот мнение главы МИД Литвы Антанаса Валёниса: "Просто сожалею, что министр обороны России не знает, что мы имеем с 1994 года действующую правовую базу, которая на договоренной основе регламентирует военный транзит. Он проходит без никаких сбоев, и этот порядок менять не планируется".

Председатель парламента Литвы предупреждает: российские дипломаты в Литве - опасны для членов сейма

О такой позиции спикера литовского сейма сообщила радиостанция Žinių radijas. В интервью этой радиостанции спикер сейма Литвы Артурас Паулаускас посоветовал парламентариям более осторожно общаться с сотрудниками иностранных посольств, которые якобы интенсивно собирают информацию о политических процессах в Литве.
В частности, по словам А.Паулаускаса, некоторые депутаты информировали его, что "сотрудники российского посольства очень интенсивно ищут контактов с ними, просят о встрече, говорят о политических процессах в нашем государстве, о работе правительства". Судя с его собственных слов, А.Паулаускас еще раньше предупредил депутатов о том "чтобы они были более осторожными перед встречей и обсуждением тем". Спикера информировали, что на подобных встречах "речь идет о возможной смене правительства, глубоко и широко обсуждаются политические процессы Литвы", поэтому политики "должны знать в следующий раз, что у них хотят выведать, каковы истинные цели этой встречи, чтобы не было неожиданных ситуаций".
Но как же избранникам литовского народа защититься от атак российских дипломатов? На этот вопрос корреспондента А.Паулаускас ответил, что "для этого есть спецслужбы, которые должны выполнять свою работу", политики же должны "занимаются своей работой". Между тем 2 марта газета Lietuvos žinios сообщила, что "посольство РФ в Вильнюсе в последнее время активно интересуется литовскими парламентариями". Газета приводит факты из недавнего прошлого, когда из Литвы по подозрению в шпионаже были высланы три сотрудника российского посольства, а прибывший на смену одного из них новый первый секретарь посольства Олег Рябчиков, мол, сейчас активно ищет контактов с депутатами литовского сейма. То есть он пытается делать ту же работу, что его высланный предшественник Владимир Михайлов, который, по словам газеты, пытался завербовать сотрудника сейма и получить от него данные, являющиеся государственной тайной.
Правда, не принадлежащая к правым изданиям газета пытается соблюсти объективность и предоставляет слово самому О.Рябчикову. Российский дипломат выражает крайнее удивление тем, что ему фактически, получается, запрещено общаться с литовскими политиками, в то время как это является частью его работы. В компетенцию его работы в посольстве РФ в Литве входят именно связи с парламентом Литвы. Так что же делать дипломату?
Lietuvos žinios пытается прояснить вопрос и берет интервью у общавщегося с О.Рябчиковым депутата сейма Элигиюса Масюлиса (оппозиционный Союз либерала и центра). Как сообщил депутат, его беседа с российским дипломатом касалась приглашения России, адресованного президенту Литвы Валдасу Адамкусу прибыть в Москву на торжества по случаю 60-летия победы над нацизмом, а также "деятельности правительства и его перспектив". Накануне Э.Масюлис беседовал и с послом Великобритании и не видит существенной разницы в характере обеих бесед.

Не понимает русофобии даже лидер оппозиционной фракции консерваторов, он же руководитель Союза Отчизны Андрюс Кубилюс. По его мнению, иностранные дипломаты имеют право общаться с местными политиками, интересоваться общей ситуации, это является "обычной практикой". Так почему это должно считаться шпионской деятельностью? Правда, А.Кубилюсу "приходилось слышать разговоры о том, что представители российского посольства не только интересуются общей ситуацией и оценками, но сами предлагают способы решения". "Если бы эти слухи оправдались, я бы расценил это как вмешательство во внутренние дела Литвы". Но, кроме слухов, лидер литовских правых никаких фактов привести не смог.

Тем временем, ситуацию конкретизирует пресс-секретарь Департамента государственной безопасности Литвы Витаутас Макаускас. Как он сообщил газете, департаменту "известно" о том, что иностранные государства "наблюдают за политическими процессами в Литве", используя для этого не только приемлемые в международной практике методы, но и преследуя "задачи, поставленные перед спецслужбами этих стран". По его словам, "зафиксированы усилия сотрудников иностранных спецслужб установить постоянные или близкие неформальные отношения с сотрудниками государственных ведомств или политиками". По мнению работника ДГБ, целью подобных встреч является получение информации о новейших политических событиях, планах действий госучреждений и партий, а также возможность оказать влияние на принятие решений, благоприятных для другого государства. "Если такая деятельность будет переступать предусмотренные рамки закона, то ДГБ предпримет действия по ее прекращению и устранению угрозы интересам государства".
Проблема в том, что до сих пор не разграничено, что считать государственной тайной и соответственно шпионской деятельностью: одно дело на самом деле "предлагать решения" и "влиять на решения" литовских органов, а другое дело - получать "информацию о новейших событиях". А узнавать о "планах" министерств, партий? Какие планы являются государственной тайной, а какие - общедоступной информацией? Некоторые думающие аналитики ставят вопрос: а если английский или немецкий дипломат узнает о предстоящем съезде какой-нибудь партии, пусть даже из уст представителя этой партии - это тоже уже будет считаться шпионской деятельностью? Завтра об этих "планах" все равно раструбят СМИ. Что работники посольств собирают информацию о стране, в которой они резидируют и передают их руководителям своих стран - в самом этом факте нет ничего "шпионского": это входит в их задачу, информировать руководство своих стран о ситуации в стране. Например, при подготовке официального визита любого уровня, должны учитываться многие нюансы внутриполитической ситуации: исходя из этого планируются официальные речи, позиция страны, намечаются встречи, маршруты поездки. То есть проблема в том, чтобы определить границы "дозволенной" информации, а иначе любую встречу политика с иностранным дипломатом можно рассматривать как подозрительную, отмечают некоторые литовские аналитики.

Председатель комитета сейма по нацбезопасности и обороне: "Россия пытается наращивать влияние в Литве"

Под таким заглавием дает информацию радиостанция Lietuvos radijas. Речь идет о точке зрения руководителя комитета сейма по национальной безопасности и обороне Альвидаса Садецкаса. На этот раз поднимается вопрос об учреждении российской стороной частных вузов на территории Прибалтики, в том числе и в Литве. По мнению парламентария, это не что иное как "попытка увеличивать влияние в бывших республиках Советского Союза". Схема, по мнению руководителя комитета, простая: высокой квалификации люди, каковыми являются преподаватели, являются типичным объектом спецслужб. Через них спецслужбы осуществляют свои задачи: скажем, филиал учрежденного в Литве российского вуза приглашает на учебу должностных лиц из разных литовских министерств, которым для карьеры позарез нужны дипломы о высшем образовании. А в этих вузах они получаются легко. В процессе учебы происходит сближение с этими должностными лицами, их обработка и, вполне возможно, и вербовка, что иначе было бы невозможно. А кроме того, Россия обучает этих студентов-чиновников по своих программам, которые внушают им совсем другой взгляд, чем взгляд литовский. Такова логика парламентария. Стало быть, нужно усилить внимание литовских органов госбезопасности к этим российским вузам, а по отношению к некоторым должностным лицам Литвы, пытающимся обучаться в этих вузах, просто запретить им это делать.
Источник: REGNUM

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.