Андрей Виноградов: "Меня судили за грамотное управление активами"

Менее чем через час после оглашения приговора суда, оправдавшего его по одному уголовному делу и присудившему штраф по другому, глава Черняховского городского округа в интервью корреспонденту «ТР-VIP» рассказал о непростых отношениях с областной властью, идеальном мэре сегодняшнего дня и дружбе с венесуэльским лидером Уго Чавесом.

— Андрей Олегович, c приговором согласны?

— Конечно, я с приговором не согласен. Но, с другой стороны, как говорится, гора породила мышь. По эпизоду с котельной меня ведь полностью оправдали. Что касается второго эпизода, так называемого нецелевого использования бюджетных средств, то прокурор просил два года условно, а судья присудила 300 тыс. рублей штрафа. Тоже неплохо. Я с пониманием отношусь к решению суда, однако мы с моим адвокатом Сергеем Барановым будем обжаловать этот приговор в конституционной инстанции.

— Почему вы считаете себя невиновным?

— Моя защита доказала, и выступления свидетелей это подтвердили, что на самом деле никакого нецелевого использования средств не было. Мы просто стали заложниками последнего финансового дня уходящего года и банковской системы. Те деньги, которые были собраны муниципалитетом в 2006 году как собственные доходы, не успели поступить на наш счет в банке в 2006-м году, а поступили только в 2007-м. А нам ведь надо было заплатить налоги до конца 2006-го года. Поэтому, чтобы муниципалитет за несвоевременную уплату налогов не попал на пеню и не испортил свою кредитную историю, мы приняли решение «позаимствовать деньги». 10 января 2007 года деньги муниципалитета были восстановлены на счету — и равновесие, как говорится, было восстановлено. Как я услышал в приговоре, суд установил, что никто не пострадал. И эти деньги, которые якобы были потрачены на иные нужды, в конечном итоге были израсходованы на те цели, на которые они и были выделены. Возникает тогда вопрос: за что же меня осудили?

— А вы не знаете?

— Знаю. Весь год, пока длилось это уголовное дело, меня мучили, устраивали дома обыски, прессовали, как только могли, засылали различных криминальных авторитетов, чтобы я только написал заявление об увольнении с должности главы муниципалитета. Обещали, что тогда закроют уголовное дело, нет — говорили, что будут применять жесткие действия, что и было сделано.

— В милицию обращались?

— Так ведь милиция все это и делала.

— Знаете, кому это все было надо?

— В разговорах фамилии определенных высоких лиц мелькали, но я бы не хотел их называть.

— Как известно, вице-губернатор Юрий Шалимов лично потребовал от прокуратуры возбудить против вас уголовное дело.

— У меня с ним давнишние непростые отношения. Я связываю это с тем, что он мне в свое время проиграл выборы в областную Думу, я стал депутатом, а он нет. Один раз мы даже достаточно жестко столкнулись во время предвыборной кампании на встрече с избирателями, где нам, честно сказать, было в чем упрекнуть друг друга. Я это забыл, а он, возможно, нет.

— А как складывались ваши отношения с Георгием Боосом?

— Мне трудно ответить на этот вопрос. Отношения с губернатором, конечно, были не теплые. К сожалению, мы с ним редко виделись, в основном только на аппаратных совещаниях. Я все время пытался подойти к нему, что-то объяснить, особенно когда были возбуждены эти уголовные дела, но каждый раз он был недоступен для меня.
На самом деле я думаю, что меня просто оклеветали в глазах губернатора приближенные к нему люди. Возможно, ему некогда было разбираться в этой ситуации. Может, я чрезмерно злоупотреблял собственным пиаром — и это не всегда нравилось. А может, дело в чем-то другом. Во всяком случае, надо было вести себя потише, а может быть, наоборот, — погромче (грустно улыбается).

— Вопрос рейтинга?

— Ну да, некоторым людям наверху неприятно читать, что Виноградов чуть ли не в десятке по популярности, а они где-то там, внизу. У них возникает вопрос: а кто он такой, этот Виноградов? Что он себе позволяет? Наверное, я это не понял в свое время. Как и некоторые другие мои коллеги. Тем, кто это понял и вовремя забился в щелку, — тем сейчас проще.

— В Калининграде тоже была рейтинговая фигура — Юрий Савенко. Если бы он отказался и не пошел применять свой рейтинг в Госдуме, его бы ждала та же участь?

— Возможно.

— Теперь-то вы знаете, каким должен быть глава муниципалитета?

— Тихим, не задающим лишних вопросов, не позволяющим себе комментировать какие бы то ни было действия. Не только вышестоящей власти, но и свои личные. И поменьше инициативы с мест.

— Если бы можно было вернуть все назад, вы были бы таким же?

— Трудно сказать. Но, во всяком случае, стал бы более осторожен в своих публичных высказываниях.

— А политику регионального правительства в целом поддерживаете?

— Не надо, пожалуйста, задавать провокационных вопросов (смеется).

— Хорошо, не буду. Но к вам были какие-то конкретные претензии по управлению муниципалитетом?

— Предыдущая областная власть была мною довольна. Во всяком случае, я был одним из самых лучших мэров, меня хвалили. Знаете, все мэры, которые попали под проводимую в стране компанию по поиску мэров-ведьм, или мэров-колдунов, если хотите, — они-то, как правило, и были самыми толковыми. Они были энергичными, позволяли себе принимать свои собственные управленческие решения. Может быть, эти решения надо было с кем-то согласовывать? Как, например, в случае с котельной. Но ведь в таких ситуациях, когда город может остаться без отопления, приходится действовать быстро. Или что — мне 29-го декабря надо было звонить кому-то из членов правительства и спрашивать у них, можно ли мне заплатить налоги?! Это же дело конкретного управленца! Я принял это решение самостоятельно и за это поплатился. Вообще я считаю, что меня, да и многих других мэров, судят за то, что мы грамотно управляли городскими активами.

— Хотите сказать, что областной власти надо, чтобы вы неграмотно ими управляли или с кем-то ими делились?

— Да нет, на самом деле я убежден, что областной власти нужно, чтобы мы работали грамотно и эффективно. Мне трудно даже сказать, что от нас хотят на самом деле. Молчать — мы молчим, исполнять, что приказывают, — исполняем. И я исполнял. Другое дело, что очень часто эти приказы не подкреплялись финансированием — и тогда начинались проблемы. А бедные мэры начинали крутиться-вертеться, лишь бы только исполнить приказ. Но не всегда это удавалось. В ответ мы получали раздражение, что по-человечески тоже понятно.

— Считаете, с вашей работой муниципалитет стал лучше жить?

— Я надеюсь, что да. Во всяком случае, мои избиратели, с которыми я постоянно поддерживаю обратную связь, меня благодарят. О чем говорить, если большинство школ не ремонтировались еще с момента окончания войны. А мы их отремонтировали. Восстанавливали дороги, запускали новые автобусные маршруты, полностью поменяли освещение города и начали это делать на селе, занялись культурным наследием. Я могу перечислять бесконечно, но главное — удалось вывести Черняховск из отстающих округов в реально бездотационный. Во всяком случае, я считаю, что свою программу-минимум выполнил почти на 100 процентов.

— На последних выборах у глав муниципалитетов появилась новая обязанность — увеличивать явку.

— Да (пауза). На самом деле я считаю, что все граждане нашей страны должны идти на выборы. А кроме как главам, это дело поручить вроде как некому.

— Считаете применение административного ресурса нормальным?

— Но ведь в некоторых странах Южной Америки неявка на голосование преследуется по закону.

— Но ведь у нас свои законы и своя Конституция.

— Ну, мы же дружим с Чавесом…

— А за что вас исключили из рядов «Единой России»?

— Мне об этом никто ничего не сообщал. Я узнал об этом совершенно случайно. Мне позвонил небольшой клерк из исполкома партии и сказал по секрету: вчера на политсовете тебя, твоего первого заместителя исключили из партии. Один очень высокий человек сказал, что мы плохие парни, и предложил исключить. И хотя при этом был нарушен устав партии, но проголосовали. С тех пор меня никто об исключении так и не уведомил. Поэтому я по-прежнему считаю себя членом «ЕР». Правда, не плачу членские взносы. Да и с чего платить? Меня лишили зарплаты и назначили 500 рублей компенсации в месяц. Да и те не платят.

— Как считаете: дела против мэров — признак того, что в стране скоро будет еще на одни выборы меньше? Мол, должна быть команда единомышленников.

— Уверен, что команду единомышленников можно создать, в том числе — и с помощью выборов. Поэтому надеюсь, что до этого не дойдет.

— Чем вы теперь будете заниматься?

— Пока я еще никуда не собираюсь, буду подавать кассацию. Я надеюсь, что областной суд отменит это решение. Ну, а если не отменит, я буду добиваться оправдания в более высоких инстанциях. Нет — тогда в соответствии с законом муниципального образования мне придется оставить эту должность. Собственно говоря, я бы и так ее оставил. В случае оправдательного приговора я рассматривал возможность подать после него в отставку. Зачем пытаться навязывать себя, если не хотят? Но раз осудили, буду сражаться дальше.

— Так вы уйдете из политики?

— С такой-то героической биографией, наверное, это было бы глупо. Впрочем, все может быть.
Источник: Тридевятый регион

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.