Призрак "янтарной революции"

Все новости по теме: Калининградский анклав
«Любой калининградец по натуре своей любит подчеркивать, что он особенный, не похожий на остальных жителей России. С таким же удовольствием он любит слушать, как нечто подобное говорят другие. Обычно это выглядит так: «Вы, калининградцы, какие-то не такие... не как все». Далее гость затрудненно шевелит пальцами, не находя нужных слов, калининградец же доволен полностью и окончательно. Ну да, мы не как все! Мы особенные!» -- это цитата из книги «Местное время. Прогулки по Калининграду» популярного калининградского писателя Александра Попадина. В свое время местная молодежь, предпочитающая проводить свои каникулы не в городах Золотого кольца России, а в Берлине или Праге, зачитывала эту карманного формата книжку до дыр. «Прогулки» давали на ночь с тем, чтобы на утро начать дискуссию: «Ну что, прочитал? И ведь правду пишет!» Тема «особости» действительно популярна в регионе. Поэтому иногда психологию жителей Калининградской области сравнивают с английской «островной» -- мол, сухопутным аборигенам нас, островитян, не понять.

Возможно, именно в этом надо искать объяснение происходящих сейчас в Калининградской области процессов. По аналогии с недавними событиями в Грузии и на Украине их уже окрестили грядущей «янтарной революцией»...

Остров невезения

Если взглянуть на карту современной Европы, Калининград на ней действительно будет выглядеть островом. Регион не имеет сухопутных границ с Россией (только сообщение по Балтийскому морю), он окружен странами Евросоюза -- Литвой и Польшей. Преимущества от такого географического положения, казалось бы, очевидны. Однако за последнее десятилетие самый западный субъект России так и не сделал в своем развитии качественного рывка вперед. Наверное, именно поэтому в прессе область уже давно окрестили «островом невезения».

Регион вроде как российский, но приехать сюда на поезде можно только, имея с собой заграничный паспорт.

Переговоры Москвы и Брюсселя по проблемам Калининграда уже давно напоминают диалог слепого с глухим. По версии России, «янтарный край» -- это пилотный регион, мост сотрудничества Запада и Востока, а также особая экономическая зона (ОЭЗ), где можно вести бизнес с иностранными партнерами на взаимовыгодных условиях. По версии Евросоюза, это регион с депрессивной экономикой, нулевой инфраструктурой, да еще и нестабильными условиями для ведения бизнеса.

По сути, область оказалось в изоляции. Она окружена силами евроконтингента. Вдоль границ региона постоянно летают самолеты переместившихся в Прибалтику баз НАТО. У калининградских пэвэошников иногда даже нервы сдают. Недавно за самолет-разведчик приняли облако, «нарушившее» воздушную границу со стороны Литвы.

Из «большой» России, проехав по территории Литвы, в Калининград можно попасть, только имея при себе визу. А что будет, когда Литва вступит в Шенген? Сама она, разумеется, только выиграет. До 2006 года Евросоюз перечислит Литве около 9 млрд литов, что сопоставимо с годовым бюджетом страны. Увы, но о Калининградской области такого сказать нельзя. Оказавшись в окружении стран Евросоюза, она стала чужой среди своих.

Здесь прусский дух...

Город стал Калининградом после второй мировой войны. Советский Союз забрал его у Германии в качестве компенсации. Правда, тогда столица Восточной Пруссии носила более величественное имя -- Кенигсберг, что в переводе означает «Королевская гора». Эта гора существует в Калининграде и поныне. До середины 60-х годов прошлого столетия на ней стоял королевский замок -- грандиозное сооружение, построенное в ХIII веке рыцарями Тевтонского ордена. Замок пережил ковровые авиабомбардировки в 1945-м. А в мирное время снискал у местных жителей дурную славу мистической цитадели, якобы соединявшейся с секретным подземным городом, где, как верили местные жители, прятались фашисты. Подземный город, однако, не нашли, а замок в конце 60-х взорвали. На его месте стали строить Дом Советов -- уродливое административное здание, которое так и не достроили. Горожане прозвали этот гигантский недострой монстром. Поговаривают, что скоро и его взорвут.

Калининград иногда называют «городом трех» -- философа Канта, певца Газманова и стюардессы Людмилы, ставшей женой президента России. Это, пожалуй, главное, чем город может похвастаться.

Раньше о Калининграде было и вовсе мало известно. Дело в том, что Советский Союз превратил трофейную территорию в свой военный форпост на Балтике. Регион был настолько милитаризован, что до середины 90-х иностранцам сюда вообще въезжать не разрешали. Зато когда границы открыли, в области случился туристический бум. Омраченный правда тем, что со многими пожилыми туристами-немцами, приехавшими в Калининград, случились сердечные приступы. Бывшие «пруссаки» никак не ожидали увидеть запустения, которое царило в области. Найти свой дом, пусть полуразрушенный, но все же узнаваемый -- это было редкой удачей. Гораздо чаще, пытаясь отыскать дворы своего детства, немцы шли по старым адресам, но вместо, скажем, родной Шифердахштрассе находили совершенно чужую улицу Маршала Новикова.

Но прусский дух не исчез. Совсем недавно прошлое напомнило о себе, причем весьма болезненно. Когда пару месяцев назад по приказу городских властей демонтировали памятник Ленину, обнаружилось, что его фундамент был собран из мраморных плит могил немецких граждан. Конфуз удалось замять, плиты забрало генконсульство ФРГ в Калининграде.

В остальном же с германским наследием проблем нет. Многие знаковые сооружения Восточной Пруссии восстановлены. Некоторые, что называется, всем миром. Например, на реконструкцию Кафедрального собора на острове Канта, в самом центре Калининграда, сбрасывались горожане, жертвовали немцы, собирались деньги с благотворительных концертов. Сегодня Кафедральный собор -- одно из красивейших исторических сооружений Калининграда, сердце старого города.

Через полгода остров Канта будет соединен с «большим» городом разводным пешеходным мостом, который станет главной фишкой строящегося бизнес-квартала в немецком стиле «Рыбная деревня». «Мост будет сдан в эксплуатацию к 750-летию Калининграда, -- пояснил г-н Федоров. -- Масштабные празднества запланированы на первые числа июля 2005 года. Предполагается, что мостик «обновят» президент России Владимир Путин и федеральный канцлер Германии Герхард Шредер».

Впрочем, пока это только в планах. Но именно планы подготовки города к юбилею привели недавно в Калининград президентского полпреда в Северо-Западном федеральном округе Илью Клебанова и министра экономического развития Германа Грефа.

Балтийская республика

Вряд ли полпред Клебанов мог представить, что его поездка в Калининград будет иметь столь далеко идущие последствия. На пресс-конференции по итогам своего визита полпред заявил: «Разные группы экспертов прорабатывали варианты развития Калининградской области. И все они решили, что региону следует придать статус заграничной территории. Соответствующие рекомендации нами будут направлены президенту и в правительство». Эти слова поставили на уши всю региональную элиту. Растерявшиеся губернатор Владимир Егоров и его заместители от публичных выступлений на эту тему отказывались. С удовольствием общался с журналистами лишь один человек -- зампредседателя Калининградской областной думы, один из руководителей местной «Единой России», банкир и профессор Сергей Козлов. Именно он на протяжении последних лет активно «двигает» идею заграничной территории.

Однако уже на следующий день вице-спикер Козлов погрустнел. Потому что пресс-служба Клебанова уточнила: ничего такого Илья Иосифович не имел в виду -- это, дескать, лишь мнение экспертов. К слову, Герман Греф, когда его попросили прокомментировать слова г-на Клебанова о заграничной территории, полпреда пригвоздил: «Я понятия не имею, что такое заграничная территория. Вот приграничная -- знаю. А это что за ерунда?»

Только обретя такую точку опоры, калининградские власти отважились созвать пресс-конференцию. На ней первый вице-губернатор Михаил Цикель заявил, что идею о заграничной территории обладминистрация никогда всерьез не рассматривала. И тут же поделился своей более политкорректной мечтой: «Между Россией и Евросоюзом следует принять отдельное соглашение по Калининградской области, в котором были бы учтены все особенности геополитического положения нашего региона с учетом вступления страны в ВТО». Но на этом дискуссия не завершилась. Любой калининградский политик, бизнесмен или просто общественный деятель отныне считает своим долгом высказаться на тему придания региону статуса заграничной территории.

А некоторые от слов сразу перешли к делам. Несколько депутатов областной Думы и председатель Калининградского союза предпринимателей Сергей Пасько организовали движение «Республика». На их учредительный съезд пришло около трехсот человек, в качестве своего официального символа «республиканцы» используют флаг оранжевого цвета. «Никакой связи с событиями на Украине тут нет, что вы, -- комментирует г-н Пасько. -- Просто это очень красивый и насыщенный цвет». Цель «оранжевых» -- провести в Калининградской области референдум и внести изменения в Конституцию России, которые превратили бы регион в 22-ю республику в составе Российской Федерации. «Мы никакие не сепаратисты, а будущее Калининградской области в качестве Балтийской республики видим исключительно в составе России. Правда, с расширенными полномочиями во взаимоотношениях с Западом», -- пояснил Сергей Пасько. Сам он, кстати, карбонарий со стажем. В начале 90-х Пасько организовал в Калининграде Балтийскую республиканскую партию, цели которой понятны из названия. Просуществовала БРП недолго -- ее запретили.

«Позитивный сепаратизм» -- так называет происходящее в Калининградской области директор вильнюсского Института международных отношений и политических исследований Раймундас Лопата. По его мнению, Калининград стал своего рода заложником Москвы, слишком зависящим от воли федерального центра. «В этом не было бы, пожалуй, ничего страшного, если не одна поправочка. У вас нет единого федерального центра. Поэтому не все зависит от воли одного лишь Кремля. Параллельно с ним существует многих других «центриков», каждый из которых тянет одеяло управления регионом на себя. И зачастую они противоречат друг другу, дают Калининграду разные обещания. Но практически их никто не выполняет, -- считает литовский политолог. -- То есть создается такая мнимая забота: да, Москва помнит о Калининграде и обязательно поможет, но как-нибудь потом». По мнению г-на Лопаты, нельзя исключать, что однажды терпение калининградцев лопнет. И тогда случится та самая «янтарная революция».

Впрочем, нет никакой гарантии, что слова Ильи Клебанова о заграничной территории не более чем тест. Возможно, это стремление понять, как дальше поведут себя местные власти и население. Останутся ли они верны России, или начнет набирать обороты «позитивный сепаратизм», о котором говорил литовский политолог Раймундас Лопата? Впрочем, пока обороты набирают цены на жилье в Калининграде и на Балтийском взморье. Как пояснил один из местных риелторов Валерий Сергеев, нельзя исключать, что статус Калининграда так или иначе будет приближен к общеевропейскому. А поскольку на Западе недвижимость дорогая, то в Калининграде цены на жилье округляют. Так, двухкомнатную хрущевку в относительно неплохом районе областного центра уже продают примерно за 40 тыс. евро. Ну а цены на квартиры в калининградских городах-курортах Балтийского моря и вовсе взлетели. Кстати, все расчеты местные бизнесмены давно ведут в евро. Даже простые калининградцы изменили привычному доллару и домашние сбережения предпочитают хранить именно в общеевропейской валюте. Как шутят местные жители, «в случае чего, так будет проще войти в зону евро».

Верхи не могут?

Калининградские чиновники предпочитают официально не комментировать «республиканские» процессы. Губернатор Владимир Егоров заметил лишь, что «не в республике счастье -- от изменения названия регион не будет получать больше федеральных денег». Политический аспект этого вопроса он комментировать не стал, поосторожничав, -- ведь реакция Москвы пока неизвестна, можно и впросак попасть. Такая позиция объясняется еще и тем, что в ближайшие месяцы в Калининградской области будет назначен новый губернатор. И нет никакой гарантии, что г-н Егоров, бывший командующий Балтийским флотом, сохранит губернаторский пост.

Так, до сих пор не утих скандал с арестом за взятку заместителя губернатора Саввы Леонова, распоряжавшегося квотами на ввоз в регион иномарок. Его взяли с поличным -- сослуживец губернатора Егорова еще с флотских времен вымогал у предпринимателей деньги.

Сейчас центр принятия решений переместился в полпредство. Ни одно кадровое назначение или обсуждение серьезного вопроса не проходит без участия представителя президента в Калининграде Андрея Степанова и главного федерального инспектора Александра Дацышина. Во многом благодаря их усилиям при администрации президента удалось создать рабочую группу по проблемам региона. Руководит ею помощник президента России по связям с Евросоюзом Сергей Ястржембский.

Команде экс-адмирала Егорова просто перестали доверять. Ведь промашки (помимо кадровых) шли одна за другой. Пока так и не удалось добиться принятия нового закона об особой экономической зоне в Калининградской области. Этот жизненно важный для экономического развития региона документ разрабатывается уже четыре года. Областные чиновники развили бурную деятельность, а министр Греф недавно заявил, одним предложением перечеркнув все их усилия: «С региональным вариантом закона я не знаком, есть только правительственный». Кроме того, областные власти так и не смогли решить проблему с кредитом Дрезднер-банка. 10 млн долл., которые семь лет назад взял бывший губернатор Леонид Горбенко, находящийся сейчас под следствием, постепенно со всеми процентами и штрафами превратились в 22 млн. И кредиторы принялись по суду возвращать деньги. Лондонский международный арбитраж обязал областные власти отдать все и сполна. Получив отказ, кредиторы пообещали регион обанкротить. По их иску литовские судебные приставы уже несколько раз пытались арестовать два здания представительства Калининградской области в Вильнюсе, чтобы потом продать их в счет возмещения долга.

На этом фоне Калининградская облдума, большинство голосов в которой у «Единой России», стала единственным в стране региональным законодательным собранием, не одобрившим публично инициативу президента Путина о назначении губернаторов.

К слову, именно Владимир Путин открывал в России первый филиал Дрезднер-банка, так опрометчиво выдавший Калининграду многомиллионный кредит. Первый филиал этого банка был открыт в Санкт-Петербурге, когда Владимир Владимирович работал там вице-мэром по международным связям.

Не стоит, однако, гадать, осведомлен ли президент о происходящем в самой западной области страны? Судя по группе Ястржембского и усилению роли полпредства, осведомлен. Но все очевиднее становится другое. Сегодня, когда Москва, наблюдая невразумительную политику местных властей, отказывается на деле признавать ту самую «особость» Калининградской области, нашлись люди, которые намеренно «ковыряют» эту региональную «больную мозоль». Причем апеллируют они не к областным или столичным чиновникам. Их цель -- обычные жители Калининградской области. В Калининграде по почтовым ящикам начали разбрасывать листовки с текстом: «Хватит размышлять о политике на кухне. Пора выходить на улицу и делать эту политику!» А если на самом деле выйдут?

Кому это выгодно

В начале 90-х в регион приезжал Збигнев Бжезинский, знаменитый идеолог холодной войны. Общаясь с местными политиками, он вскользь заметил: «Польша, Прибалтика и Калининград -- зона национальных интересов США». Тогда к его словам отнеслись без внимания. Но после событий на Украине и в Грузии о словах г-на Бжезинского вспомнили.

Слова об американском влиянии на происходящее в Калининградской области прежде в регионе не звучали. Калининградцы привыкли считать, что единственное иностранное государство, заинтересованное в такого рода интригах -- Германия. Впрочем, и сами немцы никогда в этом не разубеждали. Так осенью 2004 года фракция ХДС/ХСС в германском бундестаге подала в правительство ФРГ запрос «О будущем Кенигсбергской области». Депутатов, в частности, интересовало: «Как правительство ФРГ оценивает идею создания литовско-российско-польского еврорегиона, который географически совпадал бы с исторической областью Восточной Пруссии? Как оценивает правительство ФРГ идею о том, чтобы назвать этот регион Пруссией?» Германское правительство тогда быстро успокоило российский МИД, списав все на политическое невежество депутатов бундестага. Но осадок, как говорится, остался.

Если вспомнить предположение, будто идея полпреда Клебанова о заграничной территории лишь тест региональных властей и населения, то можно считать, что этот экзамен область с треском провалила. Движение «Республика», оранжевый флаг, «позитивный сепаратизм» -- вот во что выливается та «особость» Калининградской области, которую привыкла не замечать столица. «В этих условиях метания представителей федеральной власти в вопросе о статусе Калининградской области представляются не более чем имитацией бурной деятельности для решения единственной задачи -- укрепления или повышения личного статуса и положения в системе номенклатурно-олигархической кланов, составляющих опору правящего политического режима, -- считает директор Института проблем либерального развития Юлий Нисневич. -- К реальному решению проблем Калининградской области как «анклавной» территории в составе российского государства это никакого отношения не имеет». Более того, политолог подчеркивает, что статус заграничной территории никогда надолго не укреплял связь такой территории с метрополией и, как правило, рано или поздно приводил к созданию самостоятельного государственного образования.

Что в такой ситуации делать Кремлю, который до сих пор распоряжался Калининградской областью по принципу «ни себе, ни людям»? Просто закачать в регион большие деньги? Но тогда область уже не сможет самостоятельно существовать без финансовой «иглы». Обеспечить калининградцам свободу передвижения, договорившись о безвизовом посещении ими стран Евросоюза? Но никто не даст гарантии, что калининградский «остров невезения» окончательно не отдрейфует от России. Готовых решений нет, и это придется признать. Как и то, что Калининградская область так и не стала пилотным регионом или мостом сотрудничества России и Евросоюза. Пока это клубок нерешенных проблем и взаимоисключающих интересов, заложниками которых стали обычные жители области.

...В Калининграде готовятся с помпой отметить грядущее 60-летие Победы в Великой Отечественной войне. И пока не известно, примут ли бившиеся за Кенигсберг ветераны участие в Параде Победы в Москве. Ведь мало у кого из них есть заграничные паспорта. А без них из Калининграда в Москву не попасть. Старики же не знали, что их, победителей, запрут в резервации. Они думают, что Калининград -- это Россия.
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.