Интервью ЭХУ МОСКВЫ : Николай Тулаев

Все новости по теме: Калининградский анклав
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У микрофона Матвей Ганапольский, продолжаем говорить о событиях новостных наших, о новостной ленте нашей. Правительство одобрило закон об особой экономической зоне в Калининградской области. Правительство одобрило этот законопроект, и премьер-министр Михаил Фрадков поручил в трехдневный срок доработать законопроект и предоставить его в думу. Что дает этот закон Калининградской области, об этом мы говорим с Николаем Петровичем Тулаевым, представителем Калининградской области в СФ, членом СФ по обороне и безопасности. Здравствуйте, Николай Петрович.

Н. ТУЛАЕВ – Добрый день.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте о разном поговорим.

Н. ТУЛАЕВ – Давайте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Давайте в первой части, до 15 минут, о законе, а во второй части передачи поговорим о том, как живет Калининградская область вообще.

Н. ТУЛАЕВ – Что неразрывно между собой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да.

Н. ТУЛАЕВ – Согласен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что этот закон для вас?

Н. ТУЛАЕВ – Я должен сказать о тех мучительных родах закона, буквально третий год пошел, как было принципиально принято решение о необходимости нового закона об особой экономической зоне, и сегодня, слава богу, решение нашло свое реальное воплощение. Почему необходим закон? Да, Калининградская область, всем известно, это эксклав, это оторванная от основной территории область, которая имеет специфические особенности своей жизни и деятельности. И если представить, что на нее возложить все обязательства и правила игры, прежде всего экономической, как в Саратовской губернии, мы там не выживем. Поэтому еще в 90-е гг. была осознана необходимость создания новых правил, особых правил жизнедеятельности, прежде всего, в экономической области. Они были приняты, с 96 г. действовал и действует на сегодня закон об особой экономической зоне, но это, в основном, таможенные зоны. Он сыграл свою положительную роль. Мы выжили. Но развиваться дальше только на базе старого закона, на тех преференциях на ввоз/вывоз товара, он, конечно, неспособен выполнить задачи. И встала идея простая и ясная, как создать новые правила, которые бы позволили создавать мощные локомотивы экономического роста, большие инвестиционные проекты привлечь, а они за собой потянут, естественно, все отрасли жизнедеятельности Калининградской области.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы имеете в виду, что, в основном, этот закон, если говорить о нем одним словом, это закон каких-то льгот?

Н. ТУЛАЕВ – Льгот для крупных серьезных инвестиционных проектов во всех областях, и промышленности, например, туристического бизнеса, в сельском хозяйстве. В общем, во всех отраслях, кроме некоторых, как, например, добыча ископаемых и т.д., на что есть ограничения. А смысл простой, с вступлением в силу, а мы надеемся, что все-таки он будет принят думой еще в эту сессию, в силу этого закона, участник этой новой особой экономической зоны должен выполнить сам некоторые условия. А именно – он должен в течение трех лет инвестировать, реализовать в основном капитале не менее 150 млн. руб., порядка 5 млн. евро, долларов. Много это или мало, начинали с 10, но мы все-таки доказали, что для нашей области, для начала необходимо сократить эту планку. Кроме этого, он должен будет выполнить целый ряд требований, таких, например, что он должен работать и его люди, этого предприятия, в Калининграде, а не на чужого дядю, даже в России, предположим. А в результате он получит на 6 лет полное освобождение от налога на прибыль, полное освобождение на 6 лет налога на имущество, на последующие 6 лет – на 50% того и другого. Кроме этого, он будет обладать льготами на ввоз товара или комплектующих изделий для инвестиционного проекта, для этого производства. Он будет обладать особыми правами визовыми, как на упрощенное получение визы для тех сотрудников, для тех людей, которые этот инвестиционный проект должны получать. Поэтому визу они могут получать буквально на границе Калининградской области. И целый ряд других преференций, прежде всего, связанных с более прозрачной и вменяемой системой администрирования, оформления документов и т.д., на ввоз, например, рабочей квалифицированной силы в регион, где, кстати, ее не хватает, хотя и существует безработица, в целом. Все эти механизмы позволят, на наш взгляд, увеличить инвестиционную привлекательность и довести привлечение инвестиций не менее, чем 15-20% в год. Хотя уже в этом периоде, за последние три года, мы имеем прирост инвестиционный порядка 12-15, в среднем, а планируем увеличить это на 5-10%.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы конструировали, формировали этот закон, писали его текст, исходя из таких абстрактных рассуждений или вы знаете конкретных инвесторов, которые рвутся?

Н. ТУЛАЕВ – Безусловно. И главное это стимулятор, необходимость принятия закона, это потребности, на сегодня в очередь стоит достаточно большое количество крупных компаний, как российских, так и зарубежных, для которых нужны условия. Но я бы был, наверное, несправедлив и неточен, если бы сказал, что, приняв этот закон, введя эти нормы правовые, завтра все появится. Нет, не все появится, потому что нужно решить еще ряд крупных таких вопросов, связанных с инфраструктурой. Представим, льготы мы дадим, а если не будет достаточно электроэнергии для этого завода, условно говоря, если газа не хватает, если дорожное наше транспортное сообщение с Россией и с зарубежом останется в таком же состоянии, достаточно плачевном по условиям, как сегодня, трудно себе представить, что инвестор серьезный пойдет на эти условия, даже если получит такие солидные преференции налоговые. Поэтому мы решаем и намерены решить комплексно эту проблему. Продемонстрирую, может быть, на примерах, просто чтобы было понятно. Например, сегодня мы почти всю электроэнергию, 90 с лишним процентов, потребляем транзитом через Литву. А постоянно идет рост тарифов, становится нерентабельным ее потребление, второе, просто безопасность, поэтому решили построить свою ТЭЦ-2 так называемую, и в этом году войдет в действие ее первый блок, 450 мегаватт. А вообще – 900. Сегодня мы потребляем приблизительно столько же электроэнергии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А на чем она работает?

Н. ТУЛАЕВ – Вторая проблема, чтобы она заработала, газ нужен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Газ, транзит газа.

Н. ТУЛАЕВ – И никак не можем договориться с «Газпромом», хотя все от президента до премьер-министра, все подписали, все требуют, но окончательных решений на сегодняшнее нет. А нам нужно увеличить газопотребление в два раза в области, потому что если мы этот газ нынешний, это порядка 700 млн., отдадим под ТЭЦ, то все остальное надо же закрыть в области, начиная от коммуналки и кончая гражданами. Поэтому нужно минимум еще 700. А если ввести второй блок, чтобы она стала рентабельной, эта ТЭЦ, а именно в том числе и продавала на экспорт Польше, Литве, где не хватает электроэнергии, и окупила свои затраты, значит, нужно еще столько же, т.е. нужно фактически утроить количество поступления газа, чтобы сделать рентабельность, сделать обеспеченность энергоресурсами, без которых невозможно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я напоминаю, что Николай Петрович Тулаев рассказывает о Калининградской области, после коротких новостей мы продолжим.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У микрофона Матвей Ганапольский, продолжаем говорить о Калининграде с Николаем Петровичем Тулаевым, представителем Калининградской области в СФ. Давайте теперь поговорим об интересном, мне интересно, как там люди живут. Во-первых, скажите, как сейчас добраться, помните, сколько копий ломалось о том, что дорого, не пересечь границу, чуть ли ни заваривать, завинчивать дверцы, двери вагонов, как теперь?

Н. ТУЛАЕВ – С одной стороны, вроде бы некоторые вопросы и решены. Т.е. мы можем сегодня на железнодорожном транспорте пересекать литовскую территорию без виз, но для этого уже потребовался целый ряд условий, например, необходимо получить так называемый проездной транзитный документ, т.е. билет необходимо купить за сутки, в отличие, например, от любой территории России, в Калининград за сутки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но купил и поехал?

Н. ТУЛАЕВ – И поехал, если у тебя есть заграничный паспорт, потому что с 1 января этого года в соответствии с соглашением с ЕС пересечение территории в Калининград и из Калининграде в Россию только по загранпаспортам.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А как едешь, лег спать и поехал?

Н. ТУЛАЕВ – Лег спать, приблизительно около суток идет, 22 часа, поезд, тебя 5 раз надежно проверят, что ты на месте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Как 5 раз?

Н. ТУЛАЕВ – Условно говоря, должен проверить наш пограничник на пересечении с Белоруссией, потом белорус, потом опять белорус.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А, на выезде из Белоруссии.

Н. ТУЛАЕВ – Потом литовец, потом опять литовец, потом наш примет тебя в объятья. Конечно, эти процедуры более или менее организованы, конечно, тебя там не строят, не раздевают до предела, но, тем не менее, неудобство, некомфортность такого путешествия есть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А самолет?

Н. ТУЛАЕВ – Самолет гораздо проще, ты можешь купить в любой точке России билет и если есть сообщение с Калининградом, а у нас есть с Санкт-Петербургом, с Москвой, с Краснодаром и с рядом других городов, спокойно долететь. Но более того, даже есть положительный один аспект. По указанию президента уже второй год «Аэрофлот» выполняет так называемые социальный рейс. Т.е., например, для калининградцев, если ты покупаешь билет в Калининграде и берешь билет, например, на Москву и из Москвы сразу, то тебе это обойдется где-то в 2.5 тыс. руб. Если учесть, что билет в одну сторону только железнодорожный, купейный, стоит 1 600 руб., то привлекательность очевидна. Но это только социальные, их не так много, этих билетов. А так тарифы достаточно высокие все-таки. Чтобы снизить их, чтобы обеспечить основной этот поток, необходимо реконструировать наш аэропорт, о чем сейчас соглашения приняты, необходимо полосу реконструировать и сделать его настоящим транзитным европейским авиаузлом. И тогда поток пассажиров достаточно большой себестоимость понизит, будет это выгодно и «Аэрофлоту» не за их счет, и нам. Перспектива такая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Теперь я хочу вас вот о чем спросить, как это все выглядит, потому что Калининград показывают только тогда, когда там что-то такое происходит.

Н. ТУЛАЕВ – К сожалению.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, я помню последние кадры, последние картинки, все проблемно, дома ветшают, инвестиций нет, молодежь смотрит не в Россию, потому что вы причины эти назвали, а, в основном, на Запад. И оторванность реальная, т.е. живут интересами не центральной России, не центральной территории, а живут интересами окружающего пространства, т.е. не столько даже Литвы, сколько смотрят на Запад. Это так или не так?

Н. ТУЛАЕВ – Не так. Я боюсь показаться неумным человеком, начну сейчас пропагандировать Калининград, хотя мне, наоборот, бы надо говорить как можно больше о его проблемах с тем, чтобы нас услышали. Но я хочу быть объективным, да, есть все эти проблемы, огромный фонд, доставшийся от немецкой истории этого города, вся коммуналка фактически за время советской власти не делалась. Конечно, есть колоссальные проблемы, связанные с переходом военки, она там вся промышленность в значительной степени была военная промышленность, ВПК, а сейчас от нее ничего не осталось, надо было переходить на гражданку. Все это есть. Есть СПИД, есть, конечно, есть. Более того, мы первые это увидели, так сказать, на этом сконцентрировали внимание, но и выводы сделаны. На сегодня мы, во-первых, далеко позади многих наших, особенно Санкт-Петербург, северных, западных территорий, Москвы, у нас создана система профилактики и т.д. Но я должен справедливости ради сказать, что последние три года идет живой процесс становления региона, обновления его, не буду расплываться, если в цифрах, за последние три года мы увеличили внутренний валовой региональный продукт на 44%, это в два раза темпы больше, чем в целом в России. Мы промышленное производство увеличили на 80%.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но реально что мы видим, когда приезжаем?

Н. ТУЛАЕВ – А реально это значит, что если вы приедете и пройдетесь, непредвзято пройдетесь по городу, вы увидите целые кварталы построенного нового жилья, причем европейского уровня. Только у нас 750-летие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это местные делают, местные домостроительные?

Н. ТУЛАЕВ – Местные наши фирмы, другое дело, что часть материалов они закупают за границей, безусловно, что-то производим мы сами, но главное, что это строится, за прошлый год мы построили 250 тыс. кв. м, чтобы это понять, это высший рекорд советского периода.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А кричали все, что Калининградская область должна стать туристическим краем, что это интересно, там побережье.

Н. ТУЛАЕВ – Она сегодня уже стала туристической меккой в определенной степени для российских, например, туристов, которые ее хорошо раньше помнили и сегодня. Приведу пример, у нас сегодня практически последние три года, если ты до нового года не заказал, не выкупил путевку или номер в гостинице на наших федеральных курортах, в Светлогорске, в Зеленоградске, то ты потом уже практически купить не можешь. Более того, значимость показана, все бабули все свободные свои площади в этих городах уже как в Сочи, на таком же уровне сдают, так сказать, дикарям, тем, кто в частном порядке приезжает отдохнуть, строятся отели, их недостаточно, строятся пансионаты, их недостаточно. Но идет процесс обновления, идет процесс оживления этой структуры гостиничной и туризма и отдыха, поэтому тем, кому не очень, противопоказано, например, жаркое сочинское лето, а хочется у моря подышать, приезжайте к нам.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А что делают молодые, кроме дискотек, кроме клубов?

Н. ТУЛАЕВ – Что греха таить, нет секрета, что, к сожалению, порядка 40 тыс. у нас занималось до последнего времени и занимается челночным бизнесом. В основном, это здоровые, очень прогрессивные ребята, которые закончили институты, университеты или военные бывшие, но которым надо зарабатывать деньги, это гоняли ли машины на продажу, гоняют, да, это покупают какой-то товар, привозят, продают и т.д. Конечно, это форма выживания. Он, этот процесс немного затухает и слава богу, потому что появляется производство. Достаточно сказать, что Калининград, например, сегодня занимает второе место мебельному производству, второе место в России. Мы завалили практически и в Москве, и в основных городах хорошей великолепной европейского уровня мебелью. Открылись рабочие места, причем тысячи рабочих мест. Наш Телебалт, завод по сборке корейских телевизоров, стал одним из важнейших поставщиков российского рынка. Конечно, мы по автомобильному производству сборки БМВ КИА не претендуем, но, тем не менее, оно существует, оно нашло нишу в сбыте. Т.е. появляется нормальное производство, появляется инфраструктура торговая, появляется инфраструктура офисного обеспечения и т.д., где молодежь все больше и больше находит свое применение. Но, к сожалению, это только тенденция.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здесь Алла пишет о драматурге Гришковце.

Н. ТУЛАЕВ – Наш земляк.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Она пишет, что он живет в Калининграде, в старинной немецкой части города, он ценит его 700-летнюю старину, и она говорит – сохраните это, пожалуйста, для потомков. И действительно, эта поступь современного градостроительства, дай, конечно, ей бог здоровья, но у вас есть какое-то понимание, как это все должно быть сделано?

Н. ТУЛАЕВ – Я думаю, что некое понимание, некое согласие в калининградском сообществе уже состоялось уже состоялось, т.е. все понимают, что нельзя разрушить все предыдущее с тем, чтобы построить совершенно неадекватное этой истории, этому месту город. Поэтому сохраняем, и, слава богу, дата 750-летия Калининграда, которую мы в июле будем отмечать, это европейского уровня дата, позволила и федеральному правительству, и нашему выделить немалые средства для реконструкции, спасения тех памятников, которые, слава богу, еще остались.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы знаете, в любом городе, если, конечно, это было в его истории, ценится то, что называется старый город.

Н. ТУЛАЕВ – Конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И как-то его не трогают, потому что понимают, что он ментальность делает.

Н. ТУЛАЕВ – Я понимаю, да, похвастаться нам, к сожалению, нечем в той части, что мы не во многом виноваты, что греха таить, все знаем, что, к сожалению, ковровые бомбардировки англичан конца 45 года уничтожили всю центральную часть. Конечно, и мы глупостей много совершили, например, в конце 60-х гг. разобрали останки королевского замка. Сейчас локти кусаем, мы бы могли его, конечно, по крайней мере, внешнюю сторону восстановить не для того, чтобы пропагандировать милитаризм Восточной Пруссии, а для того, чтобы сохранить черты города. Но, к сожалению, эти ушли, а после войны мало что осталось. Но то, что осталось, за последние 10 лет в значительной степени сохранено, пример самый яркий. Приезжайте в Калининград и посмотрите на старые фотографии, каким остался кафедральный собор здания, символизирующий наш город, 13 века, после войны и многие годы это просто стены были. И сейчас это восстановлено, восстановлен кафедральный собор, где, как известно, могила Иммануила Канта.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А сбоку казино нет?

Н. ТУЛАЕВ – Нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – На деньги инвесторов.

Н. ТУЛАЕВ – Нет и слава богу, нет, вокруг только музеи и скульптуры, открытые музеи, а здесь есть несколько церквей в рамках этого собора, и православная, и католическая, и протестантская, а главное, сейчас закупаем великолепный орган, будет органный, крупнейший органный зал Европы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, спасибо, интересно. Потому что эксклав, тут как ни крути, он есть эксклав, понимаете, и внимания к нему меньше, и как-то.

Н. ТУЛАЕВ – С одной стороны, меньше внимания, с другой стороны, иногда как-то через одну сторону смотрят, через один обрез, что ли, надо смотреть всесторонне, не нужна… просто говорить, дайте, дайте, с другой стороны, нельзя все время хаять. Баланс взгляда, мне кажется, наиболее продуктивный путь к развитию региона. А что касается ответственности за регион, если уж позволите такую ремарку, вы о ней сказали, есть цифры. Они тревожные цифры, с одной стороны, с другой стороны, вроде бы и хорошие. У нас свыше 70% молодежи до 30 лет систематически бывают за границей. И только 15-20% бывают, были вообще в последние годы, 10 лет, на родине, в своей деревне, в своем городе, откуда их предки, их родители. Хорошо, что они были за границей. Но, конечно, хорошо, мы же за это, собственно, и боролись, мечтали об этом. Но плохо то, что не происходит такой связующей нити с малой родиной, с конкретной страной. И эти тенденции, они беспокоят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы знаете, вы важную вещь затронули, важный вопрос, мы же сейчас говорим об СНГ так называемом, здесь, по-моему, чисто химическая аналогия, конечно, Калининградская область – это не СНГ, это территория России, но то, о чем вы сказали, это такая лакмусовая бумажка на предмет притягательности России как таковой. Что Россия предлагает для того, чтобы, например, та же Украина больше смотрела в эту сторону, чем в сторону, предположим, европейского сообщества. И то, что вы говорите, в общем, вкладывается в такую не очень хорошую картину.

Н. ТУЛАЕВ – Безусловно, это симптомы тех болезней и проблем, которые у нас очевидны. И от того, насколько успешно мы решать будем проблемы конкретной территории, наверное, тем больше мы будем иметь аргументов и доказательств, что мы адекватно отвечаем на вызовы времени, в том числе и со стороны окружающих наших братьев.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое, представитель Калининградской области в СФ, член СФ по обороне и безопасности Николай Петрович Тулаев, спасибо вам большое.
Источник: Эхо Москвы

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.