Калининграду дали 25 лет "особого режима"

Все новости по теме: ОЭЗ
В минувшую пятницу правительство России одобрило новую редакцию федерального закона «Об особой экономической зоне в Калининградской области». Нет сомнения в том, что Госдума и Совет Федерации утвердят прописанный в нем особый режим функционирования экономики региона, сделав, как сказал глава Минэкономразвития Герман Греф, подарок к 750-летию Калининграда, которое будет отмечаться этим летом. Однако в региональном сообществе новый нормативный акт федеральной власти воспринят неоднозначно.

Рай для инвесторов?

Напомним, что этим документом для действующих предприятий на десять лет сохраняются льготы нынешнего закона об ОЭЗ, принятого в 1996 году. Однако они будут лишены возможности пользоваться налоговыми преференциями нового закона, которые распространяются только на инвесторов, способных в течение трех лет вложить в создание новых производств не менее 150 млн. рублей.
Правительство пошло на уступки региональной власти в двух принципиальных для нее вопросах, снизив вдвое данный инвестиционный порог по сравнению с первоначально предлагавшимся и согласившись на передачу ей руководства администрацией Особой зоны. В прежних вариантах законопроекта предусматривалось, что управлять калининградской ОЭЗ будет уполномоченный федеральный орган.

В полномочия этой администрации входит рассмотрение предлагаемых бизнес-проектов и наделение инвесторов статусом резидента ОЭЗ, а значит и соответствующими льготами. Резидентом ОЭЗ может стать юридическое лицо, представившее обоснование организации производства товаров и услуг; местом его регистрации может быть только Калининградская область. Кроме того, не менее 70% этого производства и не менее 90% в стоимостном выражении собственных и арендованных средств вновь создаваемого предприятия должно находиться на территории региона, а более 50% рабочего персонала должно комплектоваться местными жителями.
Только при соблюдении этих требований инвестор может рассчитывать на полное освобождение от уплаты федерального налога на прибыль в первые шесть лет работы и на его сокращение вдвое на такой же последующий период.

Сама же инвестиционная деятельность, подпадающая под закон об ОЭЗ, не может быть связана с добычей нефти и газа, предоставлением услуг в этой сфере, с производством подакцизных товаров, оптовой и розничной торговлей, с ремонтом, а также оказанием финансовых услуг.
Наконец, новая редакция законопроекта предусматривает упрощенный порядок оформления виз для въезда в Калининградскую область иностранных граждан-инвесторов, а также лиц, приглашенных для обсуждения возможностей сотрудничества в Особой экономической зоне.

В Калининграде мнения разделились...

Губернатор Калининградской области Владимир Егоров считает, что новый федеральный закон о калининградской ОЭЗ будет способствовать повышению инвестиционной активности в регионе, притоку в экономику крупного отечественного и иностранного капитала. Однако при этом подчеркивает, что для его работы в полную силу необходима соответствующая инфраструктура (с такими ее составляющими как газификация, электроснабжение, транспорт), которая пока отстает от современных требований. Не менее остра и проблема подготовки профессиональных кадров с учетом возрастающих потребностей рынка труда, поэтому губернатор не исключает привлечения в регион иностранной рабочей силы.

Вице-спикер областной Думы, доктор политических наук Сергей Козлов разделяет мнение губернатора. «Последний вариант закона об ОЭЗ, одобренный правительством, в основном учитывает интересы и калининградских предприятий, и тех крупных инвесторов, которые должны прийти в регион, — говорит он. — То есть, впервые формируется такая система правовых отношений, которая первым гарантирует сохранение на 10 лет прежнего режима свободной таможенной зоны, а вторым — создает на 25 лет благоприятные условия для вложения серьезных финансовых средств в экономику области, в чем она сегодня остро нуждается».
Благом, на взгляд вице-спикера, является и то, что крупный инвестор, находящийся, как правило, под пристальным контролем налоговых и других органов, будет работать здесь «по-белому». Это приведет к росту поступлений подоходного налога, к декриминализации области и выведению ее экономики «из тени». Крупный капитал будет вкладываться в серьезные объекты, которые просто не по плечу местному мелкому и среднему бизнесу, такие как дороги, порты, терминалы, гостиничные и другие рекреационные комплексы, и самое главное — в крупные промышленные предприятия, что приведет к увеличению рабочих мест в Калининградской области.

«Если говорить о новом законе с точки зрения перспектив развития региона, то он соответствует подходам ВТО, куда планирует вступить Россия, к свободным экономическим зонам, особенно в части срока их действия, — подчеркнул Козлов. — Это позволяет включить нашу территорию в соглашение по вхождению страны в эту международную организацию».
Несовершенство же закона, по мнению Сергея Козлова, состоит в том, что он не предусматривает льготирования деятельности банков, участвующих в инвестиционных проектах в Калининградской области. Необходимо было также стимулировать предприятия, занимающиеся сейчас производством импортозамещающей продукции и работающие в рамках старого закона, на углубление переработки и расширение инвестиций. «Другими словами, вводя новых инвесторов, мы могли бы вести ускоренную диверсификацию сложившейся региональной экономики», — подчеркнул вице-спикер.

Депутат областной Думы Соломон Гинзбург не столь оптимистичен в отношении нового закона об ОЭЗ. «Федеральный центр предложил нам абсолютно неприемлемый сценарий — монопольно-олигархический, а не рыночно демократический, — считает он. — Неплохо, конечно, если в область придут с инвестициями крупные отечественные и иностранные компании. Но, спрашивается, что делать с малым и средним бизнесом, который в европейских странах на 70-80% обеспечивает производство внутреннего валового продукта? У нас в регионе этот показатель составляет около 20%. Снести с бизнес-площадки и эту малость, которая является основой для формирования среднего класса, развития гражданского общества, укрепления демократии? По-моему, новый закон не обеспечивает такой баланс интересов, который был бы привлекателен для инвесторов, в том числе и крупных, и сохранял бы местного товаропроизводителя».

Но главный недостаток нового нормативного акта, по мнению не только Гинзбурга, но и ряда других местных аналитиков, состоит в том, что он не решает многих проблем российского эксклава на Балтике, возникших в связи с окружением его странами Евросоюза. Закон — это инструмент политики государства, говорят критики, а политика эта по отношению к Калининградской области федеральным центром до сих пор четко не определена, хотя именно такая задача перед разработчиками закона об ОЭЗ ставилась президентом России. И выходит, что вновь «телега» поставлена впереди «лошади».
«На мой взгляд, сначала надо было принять указ президента об основах федеральной политики, базой которой должна стать идея превращения этого региона в пилотный проект сотрудничества России и Евросоюза, — говорит Соломон Гинзбург. — Следующий шаг — соглашение между этими сторонами по решению калининградских проблем, связанных с транзитом людей и грузов, пограничному, таможенному и другим видам контроля, безвизовому режиму и т.п. И только исходя из этого следовало принимать закон, определяющий на длительную перспективу будущее развитие области».
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.