Ястржембский : В отношениях с ЕС мы ориентированы на будущее

Все новости по теме: Калининградский анклав
Помощник президента России, спецпредставитель Владимира Путина по вопросам развития отношений с Европейским союзом Сергей Ястржембский в связи с визитом в Москву председателя Еврокомиссии и в преддверии майского саммита Россия-ЕС дал эксклюзивное интервью "Интерфаксу"

Сергей Владимирович, каким вопросам будет уделено основное внимание на встрече в Москве 21 апреля президента РФ Владимира Путина и председателя Еврокомиссии Жозе-Мануэля Баррозу?

Прежде всего, необходимо отметить, что это первый визит в Россию господина Баррозу в качестве председателя Еврокомиссии. Визит осуществляется по его инициативе, в Москве ее всецело поддержали. Эта инициатива идет в общем в русле достаточно динамично развивающихся отношений с ЕС.

В фокусе внимания на встрече будет основная повестка дня двусторонних отношений. Будут обсуждаться и остающиеся еще нерешенные вопросы, над которыми сейчас работают эксперты в преддверии саммита Россия-ЕС 10 мая.

Некоторые российские политики и политологи высказываются за замораживание отношений между Россией и ЕС. Какое Ваше мнение на этот счет?

Честно говоря, от авторитетных и влиятельных политиков я таких высказываний не слышал, но в любом случае это недальновидные и неконструктивные предложения, поскольку Россия и ЕС - традиционные и перспективные партнеры.

Состояние дел в экономических отношениях России и ЕС, энергодиалоге, наше взаимное стремление выйти на договоренности по четырем общим пространствам - все это говорит об интересе к сохранению и развитию отношений, но, естественно, не в ущерб нашим национальным интересам.

В наших отношениях с ЕС мы ориентированы на будущее. Какая-либо самоизоляция от европейского направления стала бы ошибкой.

На какой стадии находится работа над "дорожными картами" по четырем общим пространствам России-ЕС?

У нас есть шансы, хотя и не стопроцентные, завершить многомесячный марафон по подготовке договоренностей по четырем общим пространствам и соответствующих дорожных карт. Эта работа сейчас интенсивно завершается, хотя еще есть темы, над которыми экспертам предстоит потрудиться.

Последний пример совместной эффективной "мозговой атаки" - встреча 15 апреля в Люксембурге помощника президента России Виктора Иванова и заместителя председателя Еврокомиссии Франко Фраттини. Стороны проделали большой объем работы, значительно сблизив позиции по "дорожной карте", касающейся пространства внутренней безопасности России-ЕС.

Не секрет, что одна из наиболее сложных тем, которая по-прежнему требует дополнительных усилий до саммита - это облегчение визовых процедур для россиян при въезде в Шенгенскую зону и для граждан государств Шенгенской зоны, въезжающих в Россию. Параллельно с этим должно быть подписано соглашение о реадмиссии, формат которого до конца еще не определен.

Завершение работы над четырьмя общими пространствами России-ЕС и соответствующими "дорожными картами" стало бы большим шагом вперед, определило бы повестку дня для развития отношений по всем азимутам - в политике, экономике, науке, технике, образовании, гуманитарной проблематике и т.д. на годы вперед.

В 2007 году истекает срок действия соглашения о Партнерстве и сотрудничестве (СПС), основные его положения станут неактуальными в связи с предстоящим вступлением России в ВТО. Смогут ли "дорожные карты" по общим пространствам заменить это соглашение, либо стоит начать работу по подготовке нового договора между Россией и ЕС?

Вопрос абсолютно правильный, но сегодня на него нет ответа ни в Москве, ни в Брюсселе. По поводу судьбы СПС бытуют разные точки зрения.

С одной стороны есть мнение, что СПС показал достаточно неплохую эффективность и не так уж безнадежно устарел. В то же время, считается, что он во многом себя исчерпал и не покрывает значительную часть проблем в нынешних отношениях России и ЕС, особенно в контексте предстоящего вступления России в ВТО.

Есть разные варианты действий. Один из них - взяться за подготовку нового соглашения, которое стало бы главным правовым документом в отношениях между Россией и ЕС. Второй вариант - продлевать каждый год действие СПС.

Еще не совсем понятно, какой из вариантов будет выбран в качестве главного, но вряд ли мы можем считать, что соглашение по четырем пространствам и "дорожным картам" может заменить СПС.

Проявляет ли Евросоюз реальную готовность к решению вопроса об облегчении калининградского грузового транзита?

Со стороны ЕС есть понимание того, что проблема существует. И это уже немало, потому что раньше такое понимание отсутствовало.

Со стороны ЕС также есть пожелание создать некий механизм, в рамках которого обсуждалось бы, как решать проблему калининградского грузового транзита. Это обычная для ЕС процедура - если тот или иной вопрос не удается решить сходу, идет поиск механизма, в рамках которого проблему пытаются либо решить, либо "законсервировать".

Мы, конечно, не должны допустить, чтобы эта проблема была "законсервирована", потому что она касается вопросов жизнеобеспечения такого совершенно эксклюзивного по своему положению региона, как Калининградская область. Не решив проблему грузового транзита, мы не можем обеспечить благоприятные условия для социально-экономического развития региона, который окружен ЕС со всех сторон.

Есть еще один момент - ЕС, по всей видимости, не возражал бы, чтобы вопрос о калининградском транзите был, прежде всего, решен не столько на брюссельской площадке, сколько на двустороннем уровне - между Россией и Литвой.

Мне тоже представляется, что двоим договориться всегда легче, чем двадцати шести. Думаю, что в практическом плане, еще до майского саммита, мы попробуем предпринять на этом направлении дополнительные усилия.

Ряд российских политиков высказывается за возрождение института полномочного представителя президента по урегулированию калининградской проблемы. Ваше мнение?

Вряд ли это целесообразно. Думаю, что существующего набора структур и механизмов для того, чтобы решить проблемы Калининградской области более, чем достаточно.

Пресса в Калининграде действительно иногда жалуется на то, что, дескать, федеральный центр "мало вспоминает" о Калининградской области. Но я думаю, что это не так.

В свое время Калининград одним из первых регионов получил закон об особой экономической зоне. Только что новый законопроект о свободной экономической зоне прошел согласование в правительстве и в ближайшие дни будет внесен в Госдуму.

По вопросам развития Калининградской области существует специальная федеральная программа. Проблемой пассажирского транзита Калининграда занималось немало представителей российской власти, и она была в принципе решена, поэтому, с точки зрения внимания, политического и административного, Калининград не выглядит обделенным.

Другое дело - могут быть претензии. Но в отсутствии желания и усилий, прилагаемых для решения этих вопросов, федеральную власть обвинить нельзя по части оперативности и эффективности решения некоторых проблем, в том числе грузового транзита.

Как Вы оцениваете перспективы развития сотрудничества между Россией и ЕС в энергетике?

Это одно из направлений, где Россия и ЕС будут взаимодействовать по возрастающей.

Для многих в Европе совершенно очевидно, что с учетом нестабильной ситуации во многих богатых энергетическими ресурсами регионах мира, Россия является наиболее надежным и перспективным партнером.

Не стоит забывать, что даже в период самых динамичных и драматических перемен на территории бывшего Советского Союза, в период кардинальных изменений в России, мы всегда выполняли долгосрочные обязательства по энергопоставкам в Европу. И это в Европе ценят.

Буквально недавно объявлено о новом качестве взаимодействия между германским концерном "BASF" и "Газпромом". Впервые зарубежная компания будет допущена к разработкам газа непосредственно на территории России в соответствии с подписанным меморандумом, а "Газпром" - также впервые - к газораспределительным сетям в Европе. Это очень знаковое событие, которое касается не только отношений России и Германии, но России и ЕС в целом.

Кроме того, в стадии активной проработки находится вопрос о строительстве нового Северо-Европейского газопровода, который может пройти через акваторию Балтийского моря от Выборга до побережья Германии. К этой теме в Евросоюзе проявляют самый живой интерес.

Насколько вероятно, что с повестки дня диалога России и ЕС будут сняты вопросы урегулирования ситуации в Чечне?

Это уже происходит в действительности. В этом году в Женеве на сессии Комитета ООН по правам человека ЕС отказался от внесения своей "традиционной" резолюции по Чечне. Это в значительной степени отражает процесс продолжающейся нормализации обстановки в республике и осознания в ЕС бесперспективности политизации проблемы Чечни.

Мы неоднократно слышали о том, что ЕС готов помочь в восстановлении социально-экономической сферы Чеченской Республики, однако не видели никаких идей, проектов, какого-то конкретного движения. Но сейчас, возможно, поезд тронулся, если посчитать за начало движения состоявшийся недавно визит миссии ЕС на Северный Кавказ.

Россия и ЕС по-разному оценивают "цветные революции" на постсоветском пространстве. Является ли это деструктивным фактором в двусторонних отношениях?

Нет, даже в период повышенного внимания всего мира к предвыборной ситуации на Украине, диалог развивался весьма плодотворно, пример тому - саммит РФ-ЕС в Гааге.

Но сейчас Украина все активнее заявляет о своих стремлениях в ЕС и НАТО?

Эта проблема в значительной степени искусственно драматизируется. Всем давно понятно, что Украина и другие наши соседи на постсоветском пространстве являются суверенными государствами, которые вправе самостоятельно определить приоритеты своего развития, круг партнеров и интересов.

Это, безусловно, распространяется и на Украину. Поэтому в данном случае официальному Киеву и народу Украины самим решить вопрос, как развиваться, в какие международные организации вступать или не вступать. Думаю, никакого драматизма в выборе официальным Киевом евросоюзовского вектора развития не существует.

Но очевидно и то, что у Евросоюза - очень сложная расширенческая повестка дня. Должен завершиться процесс вступления в ЕС Болгарии и Румынии, затем будет черед Хорватии, после этого начинаются сложнейшие переговоры с Турцией, которые, видимо, займут многие годы.

В любом случае, стремление Украины в ЕС не является вопросом завтрашнего дня, но, в принципе, к такого рода проявлениям суверенных интересов наших партнеров по СНГ надо относиться спокойно.

Ненормально ставить вопрос, как это пытаются сделать в некоторых политических кругах Европы и в некоторых СМИ: или Россия, или ЕС. И с такой позицией России руководство ЕС согласно.

Обсуждается ли в рамках диалога России и ЕС деятельность ОБСЕ?

Мы используем встречи с представителями ЕС для обсуждения, в том числе, наших озабоченностей по ОБСЕ. Круг наших претензий к этой организации хорошо известен. И надо сказать, что позиция России вызывает у партнеров из ЕС все больше понимания.

ОБСЕ в свое время создавалась как общеевропейская организация. Постепенно, как бы исподволь, круг интересов ОБСЕ почему-то сфокусировался только на одной части континента, а именно: на постсоветском пространстве, и преимущественно на гуманитарной и избирательной тематике.

При этом часто суждения наблюдателей ОБСЕ о демократичности тех или иных выборов основываются на политических или субъективных предпочтениях, а не на каких-то универсальных критериях, выработанных и разделяемых всеми участниками организации.

Подобные перекосы в деятельности ОБСЕ мы предлагаем устранить. С учетом того, что Россия является одним из ведущих спонсоров ОБСЕ, мы хотели бы, чтобы наш вес и наше слово в этой организации были бы более весомыми.

Кроме того, очевидно, что на европейской политической площадке становится достаточно тесно. Здесь уже очевидна конкуренция между Европейским Союзом и Советом Европы в плане трактовки и применения европейского права, есть соответствующие проблемы и у ОБСЕ, с точки зрения определения своего профиля.

Сохранится ОБСЕ или нет - это зависит, наверное, от всех участников этой организации. Но в любом случае если она хочет сохраниться, то надо восстановить универсальный характер ее деятельности.

Как Россия и ЕС оценивают ситуацию с правами русскоязычного населения в Латвии?

По-разному. Мы по-прежнему серьезно озабочены медленными темпами натурализации наших соотечественников в Латвии и проблемами, которые имеются в отношении образования на русском языке. При этом мы напоминаем, что ЕС взял на себя обязательства устранить эти перекосы.

Правда, если быть объективным, надо признать, что после вступления Латвии в ЕС процесс натурализации ускорился. Если до вступления в ЕС в Латвии в среднем в год получали гражданство около 10 тысяч русскоязычных, то, например, только в первом квартале 2005 года гражданство получили более 5 тысяч.

Оздоровлению отношений с Латвией и Эстонией способствовало бы подписание договоров о госгранице.

Подписание этих договоров в ближайшее время, безусловно, встретило бы одобрение со стороны ЕС. Тем самым мы бы оформили в правовом плане нашу границу не только с этими двумя республиками, но и с ЕС в целом.

Заявление президента Латвии о готовности приехать на торжества по случаю Дня Победы в Москву, это позитивный знак?

Во-первых, это ответ на приглашение президента Владимира Путина. Конечно, это шаг в правильном направлении и его надо приветствовать.

Кроме того, думаю, это позитивная реакция Риги на предложение России подписать договор о госгранице, не связывая это с подписанием политической декларации об отношениях между двумя странами, которая еще не готова и которая требует доработки.

Жаль, что на данный момент руководители Литвы и Эстонии не воспользовались предложением России приехать и провести встречу в Москве после торжеств 9 мая по формуле "один плюс три". Это позволило бы снять многие озабоченности, которые есть в отношениях между Россией и балтийскими странами. На данный момент, они эту возможность упустили.
Как говорится, отсутствующий всегда не прав.

Сергей Владимирович, вопрос к Вам как политику, который много занимался проблемами антитеррора. В России звучат предложения отменить мораторий на смертную казнь. Какова Ваша позиция?

В свое время, вступая в Совет Европы, мы взяли на себя обязательство об отмене смертной казни. Смертную казнь мы не отменили, но ввели на нее мораторий, который действует уже много лет.

Если мы хотим быть европейцами, не только с точки зрения нашей географической принадлежности, но и понимания ценностей, на которых существует современный мир, мы не должны идти навстречу такого рода призывам.

При этом необходимо предпринять максимум усилий для повышения эффективности антитеррористических структур в самой России. Кроме того, важно продолжить наращивание взаимодействия в сфере антитеррора с коллегами из стран ЕС и спецслужбами США, что и делается. Это - единственный цивилизованный ответ на вызов, брошенный силами терроризма.
Источник: Интерфакс

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.