Андрей Степанов: Калининграду нужна "дорожная карта"

Все новости по теме: Калининградский транзит
Проблемы Калининградской области, оказавшейся российским эксклавом в центре Европы, можно решить только совместными усилиями России и Евросоюза. В этом убежден заместитель полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Андрей Степанов.

- Как известно, в 2004 году с принятием Польши и Литвы в ЕС Калининградская область стала российским эксклавом в едином европейском пространстве. Фактически, это привело к тому, что регион оказался в ситуации двойной зависимости в экономическом и социальном смыслах. Во-первых, отрезанным от основной территории России высокими транспортными тарифами и препятствиями, связанными с внутренними нормами Евросоюза — например, жесткими экологическими требованиями к транспортным средствам, а также правилами ветеринарного и фитоконтроля. И, во-вторых, изолированным от территориально близкой Европы различного рода барьерами, в том числе — визовыми.

Это создает опасность нарастания экономического отставания области от государств-соседей и других регионов России, снижения инвестиционной привлекательности и роста государственных расходов по поддержке местной экономики. К тому же, полномасштабное содействие, оказываемое Польше и Литве со стороны ЕС после их присоединения, ставит соседей Калининградской области в более выгодное положение в вопросах модернизации инфраструктуры, привлечения инвестиций, решения социальных и экологических проблем.
Этот фактор также будет негативно сказываться на увеличении разрыва в уровне развития между областью и приграничными регионами стран Евросоюза. Важно, однако, понимать, что сложившаяся ситуация не является следствием чьего-либо просчета или намеренных действий. Она носит, по сути, объективный характер. Задача же лиц, определяющих политику, состоит, на мой взгляд, в том, чтобы найти оптимальный ответ на возникшие вызовы.

В своем видении перспектив развития Калининградской области мы исходим из твердой убежденности в том, что появление изолированного и экономически отсталого региона, потенциального очага напряженности на фоне динамично развивающихся стран Балтийского моря не отвечает интересам ни России, ни ЕС. Поэтому считаю необходимым подчеркнуть, что обоюдовыгодное решение по калининградской проблематике может быть найдено лишь совместными усилиями. При этом ключ к поиску новых, инновационных подходов нам видится в использовании уникального геополитического положения региона.

На наш взгляд, в условиях курса России на долгосрочное партнерство с Европейским Союзом, Калининградская область призвана стать пилотным регионом российско-европейского сотрудничества. На практике это означает, что нам хотелось бы видеть данную территорию центром выработки эффективных технологий двустороннего взаимодействия, прежде всего, в вопросах формирования четырех общих пространств.
Предварительные договоренности, достигнутые в ходе согласования «дорожных карт» по общим российско-европейским пространствам, позволяют нам с оптимизмом ожидать новой встречи на высшем уровне, которая пройдет 10 мая в Москве. Очень надеюсь, что этот саммит придаст также новый импульс поиску взаимоприемлемых и обоюдовыгодных решений по калининградской проблематике.

Должен подчеркнуть, что в этом контексте калининградский фактор приобретает особую важность, так как он может стать как препятствием, так и катализатором процесса общеевропейской интеграции. Уверен, что в Калининграде можно уже сегодня решать многие из тех конкретных задач, которые стоят на повестке дня взаимного сближения России и Евросоюза. Причем, для этого с обеих сторон потребуется лишь политическая воля и минимум ресурсов.

Принимая во внимание решение последнего саммита РФ-ЕС о создании рабочей группы по вопросам развития Калининградской области в контексте российско-европейского сотрудничества, можно говорить о создании важной институциональной основы для выработки и реализации комплексного подхода по отношению к проблемам региона, учитывающего интересы обеих сторон. Наша позиция относительно формата этой рабочей группы состоит в придании ей статуса высокого уровня, что дало бы нашим европейским партнерам больше возможностей в принятии решений по всему спектру вопросов, связанных с Калининградом, который мы рассматриваем как важный фрагмент политики России в отношениях с ЕС.
Наиболее целесообразным была бы разработка этой рабочей группой специальной «дорожной карты» по Калининграду, которая включала бы регион в те стратегические документы, которые готовятся в настоящее время по каждому из общих пространств.

Следует отметить, что у нас имеется успешный опыт совместного решения калининградских проблем. Примером такого эффективного взаимодействия является компромисс, достигнутый по вопросу пассажирского транзита между эксклавом и остальной территорией России на основе системы упрощенных транзитных документов. Данная договоренность, хотя и не в полной мере соответствует исходной позиции России, тем не менее, расценивается нами как свидетельство способности сторон находить взаимоприемлемые решения на принципах партнерства, вопреки возникающим разногласиям.

Уверен, что при наличии доброй воли нам вполне под силу принять решения, устраивающие все стороны, и по остальным вопросам. Например, по проблеме грузового транзита, где тоже не всё так однозначно. Несмотря на действительно возросший объем грузоперевозок, нельзя вместе с тем не признать, что издержки, связанные с осуществлением самого транзита, также возросли. Рассматривая проблему перемещения российских грузов через территорию ЕС в более широком контексте наших отношений, важно понимать, что подобного рода «узкие места» могут стать существенным препятствием в деле развития сотрудничества между транспортными комплексами России и Евросоюза.

В этой связи нам представляется, что решение столь актуального вопроса было бы целесообразно искать путем создания условий для более широкого практического использования автоматизированной системы «Калининградский транзит», а также в целом в гармонизации российских и европейских таможенных процедур. Со своей стороны, мы намерены и впредь продолжать работу по обеспечению предпосылок для всестороннего развития Калининградской области. Среди мер стимулирования в экономической сфере особое значение мы придаем совершенствованию режима Особой экономической зоны, и в ближайшее время планируется принятие новой редакции соответствующего закона Госдумой РФ.

Мы ожидаем, что это позволит нам создать существенно более благоприятные условия для хозяйственной деятельности на территории региона, тем самым улучшив его инвестиционный климат, и будет способствовать динамике привлечения как отечественных, так и зарубежных инвестиций в реальный сектор экономики. Полагаю, в выигрыше останутся не только местные малые и средние предприятия, но также и компании стран-членов ЕС, и, прежде всего, соседей Калининградской области, которые уже успели приобрести положительный опыт ведения бизнеса в регионе.

На мой взгляд, в основу калининградской «дорожной карты» могли бы лечь экспертные наработки по концепции «пилотного региона», которые позволят нам не только избежать негативных сценариев развития области, но и отработать на этой территории механизмы сближения России и Евросоюза. Убежден, что лишь последовательно принимая и реализуя на практике инновационные и обоюдовыгодные решения, мы сможем реально превратить Калининград в образец наших двухсторонних отношений.
В таком случае, можно будет с полной уверенностью утверждать, что пилотный регион выиграл от расширения ЕС. Более того, это также даст нам все основания рассматривать результаты нашей совместной работы как вклад в укрепление и развитие российско-европейского партнерства в целом.

Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.