Евразия: "Глушение" национальной памяти ("The Washington Times", США)

Тарту, Эстония, 27 апреля 2005 года, (UPI). В годы "холодной войны" советское правительство частенько глушило передачи западных радиостанций, передавая собственный сигнал на той же или близкой зарубежным "голосам" частоте.

Сегодня российские власти, кажется, используют аналогичный процесс, чтобы разбираться с памятными датами, которые хотят отмечать некоторые россияне, но которые не совсем одобряет Кремль.

Власти планируют памятные мероприятия для тех событий, ценность которых они хотят повысить, либо в те же самые, либо в очень близкие даты, выбранные другими группировками для празднования событий, которые некоторые, по меньшей мере, в Москве хотели бы принизить.

Эту новую систему, если она в самом деле отражает целенаправленную политику, можно было бы назвать "культурным глушением". Она, совершенно очевидно, не мешает людям и группам праздновать свои даты, но в некоторых, по крайней мере, случаях она явно предназначается для того, чтобы лишить значительной части энергии другие события, представляя людям возможность принять участие в альтернативном и одобренном властями праздничном мероприятии.

Решение президента Владимира Путина сделать 4 ноября главным осенним праздником в Российской Федерации вместо 7 ноября является, пожалуй, наиболее заметным из усилий такого сорта. Предшественник Путина, Борис Ельцин, пытался переопределить годовщину большевистской революции 7 ноября, сделав эту дату российским днем национального примирения.

Объявив 4 ноября главным общенациональным праздником, когда отмечается годовщина начала изгнания поляков из Москвы почти четыре столетия назад, Путин может преуспеть там, где это не удалось Ельцину - еще больше принизить значимость 7 ноября для многих в Российской Федерации.

Если судить по тому объявлению, которое на этой неделе сделал московский патриарх Алексий II, что он этим летом намерен посетить Татарстан и Калининград, чтобы принять участие в двух спаренных праздничных мероприятиях такого сорта, аналогичный процесс используется и в более широком плане. Патриарх сказал, что поедет в Казань, чтобы участвовать в праздновании 1000-летней годовщины основания города Казань и 450-й годовщины казанской епархии Русской Православной церкви.

Первое из вышеназванных событий его татарские организаторы, разумеется, хотят сделать празднованием древности и сохраняющейся поныне важности Татарстана и татарской нации. Москве этого очень не хочется. В самом деле, российские власти на этой неделе вновь подняли вопрос о кряшенах - татарах, которые перешли в православную веру - стремясь ослабить татарское самосознание.

Но как российское правительство, так и Русская Православная церковь весьма заинтересованы в том, чтобы придать больше значимости празднованию годовщины епархии, на котором будет присутствовать Алексий II. Это событие куда сильнее связано с покорением Казанского ханства и взятием Казани царем Иваном Грозным в 1552 году, чем с теми аспектами татарской истории, которые многие татары надеются подчеркнуть.

Патриарх Алексий II посетит также Калининград, где предполагается еще одна парочка торжественных празднований. Многие из жителей Калининграда планируют отметить 750-ю годовщину Кенигсберга, но другие, которых поддерживает Москва, хотят отметить 60-ю годовщину образования Калининградской области - имя, которое дал городу и области Иосиф Сталин, когда он в конце второй мировой войны включил эти земли в состав Советского Союза.

Опять же, по аналогии с обстановкой в Татарстане, первый из вышепоименованных праздников, вероятно, вынудит некоторых жителей этого эксклава Российской Федерации вспомнить о своих связях с Германией и Европой (а Москва проявляет нервозность в этом отношении), тогда как второе событие, совершенно очевидно, предназначается для того, чтобы вновь заявить о том, что Калининград есть и останется в орбите Москвы.

Точно так же, как глушение радиосигналов в советские времена не всегда мешало гражданам Советского Союза слышать зарубежные "голоса", "культурное глушение" такого сорта не всегда будет давать нужный результат. Действительно, временами это может даже стать контрпродуктивным и неумышленно привести к повышению значимости празднеств, которые Москва надеялась принизить.

С другой стороны, эти парные праздники не всегда настолько близки по датам, чтобы содержание одного полностью затмило послание другого. А с другой стороны, сторонники празднований, которые Москва хотела бы затмить, возможно, сумеют переломить ситуацию, лишив энергии те события, которые поддерживает российское правительство.

Но интригующей является мысль, что объявление 4 ноября в качестве "национального" праздника совсем рядом с былым "советским", вполне возможно, является не столько одноразовой акцией, сколько показателем того, что нынешнее российское правительство планирует поступать так же с другими праздничными датами - особенно с теми, которые могли бы вынудить участников празднований обратить свой взор не на Москву, а в сторону от нее.
Источник: ИноСМИ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.