Эти звонкие, смешные имена

Они — не просто чиновники. Они были командой. Верные люди, которые грудью и прочими частями тела прикрывали своего шефа, подолгу работавшего с документами. Теперь их эпоха закончилась. Но имена навеки останутся в истории города Калининграда

Великий администратор

Величие фигуры бывшего управделами мэрии Леонида Петровича Донских автор этих строк осознал, прочитав, похоже, последнюю статью, описывавшую его деяния в роли главы административной комиссии. Газета «Гражданин», почуяв, что пахнет жареным, уже поставив на первую полосу фотоколлаж, на котором Феликс Лапин главою покорной вознесся выше крыши мэрии, не удержалась от реверанса и рассказала о том, как господин Донских охотился на нескошенные одуванчики. «“Вот так”, — с этими словами Леонид Донских срывает одуванчик и усиленно в него дует — демонстрирует, как летят семена. Потом находит цветку другое применение: “Можно из него еще дудку сделать и дудеть!”».
Другого настолько самозабвенно несущего сущий бред, органичного — до потери сознания всеми окружающими, периодически впадающего в откровенный инфантилизм чиновника в городе (да что там — во всей области!) не было и, наверное, не будет никогда. Леонид Петрович с упоением хватался за все возможные инициативы, в первую очередь — те, которые могли закончиться штрафом. Он карал (недостаточно, по его мнению) скромно одетых сотрудников мэрии. Он учил их петь гимн страны и первый подставлял вену, чтобы сдать кровь. Он срывал незаконно, по его мнению, размещенную рекламу. Он пытался штрафовать за распитие пива в общественных местах (как впоследствии выяснилось — незаконно), за выбрасывание окурков из окон автомобилей (но оказалось, что доказать, кто именно выбросил — водитель или пассажир — невозможно, а посему и штрафовать некого).
Отдельную и очень горячую любовь Леонид Петрович испытывал к избирательному процессу. Он залезал в самые пыльные чуланы участков для голосования и, если бы ему дали волю, закрыл бы их все — так как полного соответствия видению порядка господина Донских добиться невозможно никому. Он разгонял митинги — вне зависимости от того, были ли они санкционированными или наоборот. На последних выборах — президента страны — управделами предложил 50 тыс. рублей за поимку незаконных агитаторов, которые бы расписывали стены и дома. Кончилось все тем, что пенсионер-милиционер настиг подростка, который выписывал на стене совершенно аполитичное граффити. Награды, правда, не получил никто.
Менее забавные деяния управделами касаются, к примеру, судьбы городского трамвайно-троллейбусного управления, безвременно удушенного (насколько это было возможно), как поговаривают, в угоду семейственности. Еще один малоприятный эпизод касался празднования 23 февраля, куда были приглашены ветераны. Господин Донских активно взялся за обеспечение торжества едой и выпросил безвозмездно у одного из местных производителей немалое количество сырокопченой колбасы. Однако когда ветераны уселись за столы, никакой колбасы они не увидели. Кто съел спонсорскую колбаску — неизвестно. Надеемся, что ему икается до сих пор.
Последние месяцы Леонид Донских отчаянно бодрился. Многие запомнился его ответ на вопрос о том, нет ли среди сотрудников мэрии чемоданного настроения. «В администрации нет чемоданного настроения. И чемоданов тоже нет!» — заявил господин Донских. Так и ушел — без чемоданов. Но может ли хотя бы один журналист Калининграда сказать, что не будет по нему скучать?

«Камасутра» не помогла

Удивительное дело: Юрий Беденко бесконечно долго рулил коммунальным хозяйством города, а прославился как придворный поэт. Пока он рифмовал только своим коллегам на юбилеи, мог претендовать лишь на звание «широко известного в узких кругах». Но вот когда в прошлом году написал оду на 45-летие губернатора, известность вышла за пределы города. «В преданьях мудрости народной жизнь всех правителей горька», — как бы предчувствуя конец карьеры, писал автор. И воспевал губернатора:

«Камасутра» исполнима,
Весь чиновный люд в поту.
Как ни трудно все исполнить,
Но ответы в срок идут.


Боос, политик идеальный,
Был как спасенье послан нам.
Руководитель гениальный
Всю область поднял к небесам.



В том же году героя и поэта нашла награда — орден Почета. За многолетний труд и выдающиеся заслуги. Странно, что годом ранее он умудрился выйти сухим из истории с водой. Тогда ведомство Сергея Степашина проверило исполнение проекта реконструкции систем водоснабжения города. Только на «Водоканал» ушли суммы в два раза больше. Тогда аудиторы признали процесс расходования средств, вяло идущий с 1995 года, неэффективным: деньги Европейского банка реконструкции и развития и банка «Нордик» почти не использовались, а средств федерального бюджета утекло почти на полтора миллиона долларов. Свалили все на шведов. Тогда же господин Беденко отличился знаменательной фразой. На вопрос корреспондента «ТР-VIP» относительно гарантий того, что история с кредитом не повторится, чиновник заявил, что гарантий нет, и продолжил мысль: «Мы будем плохо работать — и нас тоже накажут. Может, с работы снимут, может, в прокуратуру дела передадут». По крайней мере — до прокуратуры дело не дошло. И слава Богу.
Последнее время и. о. мэра демонстрировал усердие в упряжке с новым главой города Александром Ярошуком. И еще недавно лишал глав районов премий, метал громы и молнии. За два года до пенсии, а Беденко 58 лет, сити-менеджер Феликс Лапин освободил его от привычного кресла. И если, как писал поэт губернатору, «Мы без Вашего Труда не Проживем», то в услугах автора власть больше не нуждается.

Рая с розой и ключами от сейфа

Раису Зарембу, несмотря на строгий вид (дама в возрасте и в годах), называли за глаза «Рая с розой». Чиновница не скрывала модных пристрастий и авторских разработок в одежде. Яркая роза на поясе — как бантик на голове у супруги Никиты Михалкова — была шармом. Визитной карточкой также стал ярко-красный пиджак. При этом главный казначей Юрсеича верно хранила тайну вкладов. От нее безуспешно добивался долговой книги города бывший в то время городским депутатом Игорь Рудников, пугая ответственностью.
За заслуги государство наградило госпожу Зарембу званием «Заслуженный экономист». Чиновница увлеченно учила молодежь, рассказывая о том, что такое бюджет и как правильно тратить деньги. Земные дела также не чужды, совсем недавно она внесла свою лепту в крайне актуальную нынче «мусорную» тему нетривиальным заявлением: «Уборка мусора — это нерезультативные расходы. Из бюджета выделяются огромные средства, контролирующих органов много, а результат пока оставляет желать лучшего. Какая разница в том, работают дворники по 8 часов или круглосуточно, если контейнеры открыты, ветер подул — и мусор по всей улице разлетелся». Ветер укротить не удалось. Так же, как и закрыть контейнеры. Это предстоит сделать уже другим людям.

Сам скамейку сделал, сам полежал

Юрий Галагурский останется в памяти горожан как ярый поклонник скамеек. К юбилею города чиновник увеличил их количество вдвое. Как и урн для мусора — по два красивеньких контейнера возле каждой лавочки. Тогда он пообещал, что новые скамейки будут и внешне разительно отличаться от привычных нам конструкций из железа и дерева, у них будет специальное покрытие, за счет чего мэрия сможет сэкономить на покраске. Стоимость каждой скамейки — 5 тыс. рублей, так что, перед тем как ее ломать, вспомните, на какой сумме денег вы сидите, восклицал Юрий Алексеевич.
Пикантная подробность: недавно бывший уже экс-и. о. вице-мэра сам был замечен возлежащим на одной из своих скамеечек возле РГУ им. Канта. В разморенном и расслабленном состоянии. Видимо, проверял свое изделие на прочность. Наверное, устал защищать права потребителей, массово проверять магазины и рынки, сидеть в жюри и выбирать лучшие заправки — и прочая.
Некогда «нерадивых руководителей торговых предприятий» он призывал наказывать рублем. А и самого господина Галагурского не раз обижали. Так, спикер областной Думы Сергей Булычев и его подчиненные ставили «двойку» за то, что не рассказал, куда делась с ремонтируемых дорог старая брусчатка и сколько булыжников украли. Социологи сравнили его доклад со швейцарским сыром. Право дело, теперь только и осталось, что на лавочке отдыхать.

«Одна я чего стою»

Главным и основным, чем с упоением занималась вице-мэр по социальным вопросам Татьяна Морозова, являлись разнообразнейшие праздники. За что бы ни бралась она — все сразу начинало петь, плясать, музицировать и размахивать платочками. Конкурсы, соревнования, детский отдых, а также новая елка с Дедом Морозом (Юрием Савенко) — все это было весело и шумно. Как и сама госпожа Морозова: комментируя отсутствие приглашенных артистов на последнем новогоднем празднике на площади Победы, вице-мэр, подбоченившись, заявила: «Приглашать никого не надо. Своих хватает. Одна я чего стою… в новогоднюю ночь».
Впрочем, дела более социальные обстояли несколько менее радостно. Так, к примеру, в минувшем году был открыт первый за 17 лет детский сад в Калининграде. На открытии тоже пели и плясали, однако перспективы дальнейшего благоустройства детей калининградцев были весьма туманны. Госпожа Морозова при этом назвала свой труд в этом направлении «огромной работой по открытию новых детских садиков». К началу нынешнего года город подошел с очередью из 12 с лишним тысяч детей, а о том, что записывать свое чадо в садик нужно еще до зачатия, известно каждому здравомыслящему родителю. Кроме того, поговаривают, что и многочисленные детсады, ныне занимаемые фирмами, перестали функционировать не без участия социального комитета.
Здравоохранение также вызывало немало упреков. Кроме приведших к забастовке врачей детских больниц ошибок при расчетах нормативов подушевого финансирования (к чему, конечно, Татьяна Морозова прямого отношения не имела) были и другие проблемы. Так, к примеру, в минувшем году средства на ремонт инфекционного отделения многопрофильной больницы в размере почти 3 млн рублей так и не были освоены — по той причине, что желающих заняться этой работой мэрия не нашла.
Правда, подкосили госпожу Морозову все же детские сады. В ноябре минувшего года она позволила себе крайне неосторожно усомниться в том, что областной бюджет выделит деньги на достройку садика на Сельме. Когда зампред окружного Совета депутатов Алла Калашникова заметила, что Боос все же обещал, вице-мэр так и сказала: «ничего нам никто давать не будет». Потом, конечно, попросила эти ее крамольные слова не записывать — но послушались далеко не все. И кто-то, похоже, написал, а кто-то — прочитал.

Алексей МИЛОВАНОВ,
Иван ИВАНОВ,
«Тридевятый регион-VIP»
Источник: «Тридевятый регион-VIP»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.