Демографическая политика должна стоять в центре национальной стратегии

Выступление Виталия Третьякова, главного редактора журнала «Политический класс» на общественных слушаниях по теме: «Программная инициатива В.В.Путина и гражданская политика» 25 мая 2005 года.

Должен сказать, что мы работаем синхронно, в пятом номере журнала «Политический класс» у нас подробно разбираются все шесть Посланий Путина, делается сравнительный анализ, их эволюция и трансформация. Эта тема является действительно актуальной.

Первое, что меня «зацепило» - это то, что российское общество не уверено в существовании государства в ближайший период. Это пассивный вызов. Меня крайне удивило, что из интервью Медведева, в частности, в фразе о том, что элиты должны объединиться, иначе потеряем страну, пытаются вытянуть какой-то потусторонний смысл, кроме основного – что существует проблема распада страны по-прежнему. Многие территории, многие элитные группы готовятся психологически, сценарно к тому, что они будут делать в случае распада России? Есть и активная деятельность на этом поле, конечно, не на уровне создания групп по разрушению России, хотя некоторые исламские регионы нужно отдельно проанализировать, но в среде либерально продвинутой тезисы о том, что пусть лучше распадется, чем будет продолжать оставаться такой, присутствуют.

Концептуально, как, на мой взгляд, нужно работать с Посланием президента Федеральному собранию, поскольку, к сожалению, это один из немногих, если не единственный на сегодняшний день, имеющий отношение к современной российской политической философии документ. Он очень слабенький, конкуренции ему нет, даже либерального проекта нет конкурентного. Поэтому, в первую очередь, его нужно холить и лелеять, но не только, его нужно подвергнуть жесткому критическому анализу, а не просто руководствоваться им во всех наших дальнейших словах, делах и мыслях.

Второе, относительно союзников. Я поддерживал Путина и продолжаю его поддерживать в основном курсе, но не без условий, а к 2008 году тем более не без условий – союзники, но не без условий. Я тут подробно не буду развивать эту мысль, потому что у меня как раз в следующем номере выходит большая статья «Нужен ли нам Путин после 2008 года». Ответ там такой: нужен, но не всякий Путин и не при всяких условиях. Вот эту систему условий, которые мы должны поставить перед будущим президентом России, какую бы фамилию он ни носил, должна вырастать при обсуждении этой доктрины Путина.

По идеям нового курса я бы свел разговор к нескольким принципиальным моментам, которые, на мой взгляд, должны обсуждаться в первоочередном плане. Первое, о чем мне уже приходилось говорить, частично отражено в Послании, но на уровне скорее тактики, чем стратегии – это демографическая проблема. Я совершенно уверен в том, что демографическая политика должна стоять в центре национальной стратегии России, рассчитанной что на 5 лет, что на 25 лет, что на 100 ближайших лет. Рассуждать о том, какой режим будет на этой территории через 50 лет, если здесь не будет жить российского народа, совершенно бессмысленно. То есть, конечно, интересно, но лучше это поручить тем, кто будет жить здесь. Демографический показатель, как известно, самый универсальный и синтетический, он в себя вбирает всю сумму и экономических показателей, и умножение народа, несколько трансформируя солженицынскую формулу – умножение народа, на мой взгляд, должно быть главной целью и главной идеей доктрины Путина. Даже проблемы демократизации меня меньше интересуют. Я бы даже сказал так: я готов многое простить мягкому и даже несколько более жесткому авторитарному режиму, если он обеспечит выживание российской нации на этой территории.

Вторая проблема – новое освоение этих территорий, освоение, и политическое, и уж тем более экономическое, и социальное. Калининград будет через 10, 20, 30 лет частью России или нет? Кто может дать ответ на этот вопрос?

Третий момент – это, конечно, политическая конструкция, которая будет существовать. Миссия России в этом мире, в чем она состоит? Тут может быть много вариантов, но одна из этих миссий, безусловно, данная нам историей – это то, что Россия на сегодняшний день хранительница крупнейших природных богатств, в том числе неиспользованных, питьевой воды и так далее. Это глобальная миссия России, и ее попытаются этой миссии лишить, а мы должны эту миссию использовать в том числе и для нашего технологического развития. То есть, триединая задача: демография, освоение территорий и миссия хранительницы природных богатств всего мира.

И последнее: я бы довольно жестко обсудил на одном из этих заседаний эту тему –Путин после 2008 года. Многое меня не устраивает, всякие эти «от мертвого осла уши» в ответ на то, что происходит с территориальными претензиями к России – это, конечно, хорошо звучит, хотя и грубовато для президента интеллектуальной державы, а Россия интеллектуальная держава. Но меня не устраивает эта формулировка, поскольку она прикрывает, помимо всего прочего, целую серию компромиссов, непонятных обществу, то есть латышам – от мертвого осла уши, а китайцам – острова. Я бы предпочел этим несчастным латышам передать два хутора, но ничего не передавать китайцам, эта стратегия мне казалась бы логичней. Так что сам Путин как политическая фигура тоже не безусловен, помимо доктрины, и ряд условий интеллектуальный класс России, озабоченный судьбами страны, тоже имеет право и должен здесь сформулировать.
Источник: Кремль.Орг

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.