Шредер считает, что отношения между ЕС и Россией "требуют улучшения"

В гонке, кто первый удостоится визита к главе Кремля Владимиру Путину после его переизбрания президентом России, победил федеральный канцлер Герхард Шредер. После того как президент Франции Жак Ширак был вынужден перенести свой визит на субботу, Шредер первым среди иностранных глав государств встретился в пятницу вечером с переизбранным 14 марта "немцем в Кремле".

Однако эйфория, которая когда-то была связана с этим определением, уже прошла. Трения стали заметными, когда Йошка Фишер, министр иностранных дел Германии, прибыл в феврале в Москву для подготовки визита канцлера. Перед этим он открыл в Калининграде генеральное консульство, к чему давно стремилась германская сторона. Его коллега Игорь Иванов, которого тем временем на посту министра иностранных дел сменил Сергей Лавров, не захотел выехать в Калининград навстречу Фишеру, а остался ждать его в Москве.

Тогда же вскрылись различия в оценках демократии и правового государства в России и на Западе; МИД Германии оценил тенденцию как "очень негативную". Фишер заявил о "противоречиях в развитии демократии в России". Иванов же отметил "различие в оценках положения в Чечне, свободы средств массовой информации и статуса русскоязычного меньшинства в Латвии и Эстонии".

Перед вылетом в интервью Западногерманскому радио канцлер говорил, что отношения между ЕС и Москвой "требуют улучшения". Стремление к стратегическому партнерству иногда наталкивается на препятствия "на уровне бюрократии".

Шредер прилетел вечером, он должен был поужинать с Путиным в его загородной резиденции в Ново-Огарево и еще ночью вернуться в Германию. Предметом обсуждения были проблемы, связанные с расширением НАТО и ЕС, которые привели к охлаждению отношений между Западной Европой и Россией. Москва опасается, что расширение ЕС повлечет за собой экономические потери для России.

Весьма неприятное ощущение испытывает Россия из-за приближения военной инфраструктуры НАТО к ее границам и так и не состоявшейся до сих пор ратификации Договора об обычных вооружениях в Европе, адаптированного в 1999 году. Разумеется, все стороны придерживаются установленных в нем ограничений.

До сих пор право на открытую критику Путин предоставлял своему парламенту, который потребовал наращивания российского военного ядерного потенциала. Однако резолюции российского парламента в Брюсселе никто всерьез не воспринимает, заметил один дипломат. Став однопартийной, Дума уже не рассматривается как серьезный политический фактор.
Источник: ИноПресса

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.