Не говорить, но слушать...

Те, кто ждал от Томаса Хаммарберга конкретных предложений или, тем паче, обещаний, остались несолоно хлебавши
Все новости по теме: Визовый вопрос
Представителю Евросоюза в очередной раз рассказали о сложностях калининградского транзита — и он пообещал донести наши беды и чаяния до Совета Европы.
В минувший понедельник в Калининградскую область прибыл комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. Первый день господин Хаммарберг, до назначения на высокую должность сделавший внушающую уважение карьеру в не очень популярной в России организации Amnesty International, провел осматривая места не столь отдаленных — колонию для несовершеннолетних в Колосовке. Места эти так манили комиссара, что он направился в Колосовку чуть ли не с трапа самолета. Второй день Томас Хаммарберг посвятил проблеме более свободных людей, сложностям с въездом и выездом из Калининградской области.
Список предполагаемых участников «круглого стола» на сложную как в написании, так и по сути тему «Проблемы реализации жителями Калининградской области права на свободу передвижения» впечатлял. Якобы собирались присутствовать (и, вероятно, были приглашены уполномоченной по правам человека Ириной Вершининой) и замполпреда президента в СЗФО Александр Дацышин, и полпред губернатора в областной Думе Тамара Кузяева, и министр по развитию территорий Михаил Плюхин. В списке присутствовал и Феликс Лапин, а также фигуры чуть поменьше: руководитель Уставного суда Юрий Кузяев, начальник миграционной службы Сергей Савин, начальники таможенного и пограничного управления… Но никого из них в зале не было. В зале было пустынно.
Господин Хаммарберг поприветствовал немногочисленных собравшихся и гордо сообщил, что намедни на вопрос журналистов о сравнении ситуации с содержанием заключенных в Калининграде и Европе, ответил, что Калининград, дескать, и есть Европа. Следом комиссар заверил, что защита прав человека вообще и права на свободное передвижение в частности есть главная задача Совета Европы. И очертил круг своих задач: в первую очередь не говорить, а слушать и в результате понять, есть ли какая-то возможность облегчить участь оказавшихся после расширения Шенгена в не самом приятном положении калининградцев.
Следом речь взяла Ирина Вершинина. Ее доклад, несомненно, был подготовлен для одного-единственного человека по имени Томас Хаммарберг. Все остальные участники «стола», конечно, и так были в курсе, что в области сложная ситуация с паспортизацией населения и что с июля минувшего года оформление литовских и польских виз обходится в 35 евро. Вспомнила госпожа Вершинина и про вяло реализуемую программу переселения соотечественников: «Соглашение Россия — ЕС не в полной мере обеспечивает реализацию прав мигрантов на территорию региона». «Необходимо снижать стоимость авиабилетов на направлении Калининград — Москва», — завершила предложением не очень понятно в чей адрес свой рассказ Ирина Вершинина. На изрезанном глубокими морщинами лице Томаса Хаммарберга за это время отразилось полсотни различных эмоций; понять, удивлен ли он, воодушевлен или расстроен, было решительно невозможно. Впрочем, как оказалось позднее, гипероживленная мимика свойственна лицу господина Хаммарберга, даже когда никто ничего ему не рассказывает.
Следующим критиком существующих правил транзита оказался глава комитета по международным отношениям областной Думы (кстати, единственный, представлявший тут областной парламент) Борис Баталин. Он заметил, что «Шенген — это благо, но не для калининградцев», нашел противоречия в правилах Шенгенской зоны и свободы передвижения человека, после чего ненадолго погрузился в воспоминания. Они были приятными: о тех временах, когда визы в Литву были не то что бесплатными — а и вовсе не нужны. «Чтобы сегодня получить литовскую визу, записываются на август», — пожаловался депутат. Справедливости ради господин Баталин заметил, что местным жителям кажется: российским властям следовало бы лучше защищать права своих граждан. Оно и верно: прошлогоднее соглашение, принесшее остальной России облегчение визового режима, обернулось для калининградцев сущим безобразием. «Бесплатно, без приглашений, многократный Шенген!» — свел к трем требованиям свою мысль Борис Баталин. Он был в весьма приподнятом настроении. Возможно, оттого, что всего через каких-нибудь двадцать часов ему предстояло отмечать свой день рождения.
Следующие выступающие были не менее импульсивны. Так, глава Мамоново Олег Шлык сообщил, что опасаться возвращения челноков в автобусы, двигающиеся в Ольштын, Гданьск и Варшаву, не стоит. Ибо «челночный бизнес почти сошел на нет», цены по обеим сторонам границы выравнялись, а люди на юге Калининградской области вовсю развивают совместные предприятия. Ну, то есть не совсем вовсю, а настолько, насколько позволяет им это делать новая система пересечения границы. И неплохо было бы эту систему маленько поменять: «Границы должны не разъединять, а объединять!»
Председатель ассоциации туристических фирм Калининградской области Тамара Торопова заявила, что после подписания злополучного соглашения «жизнь калининградского турбизнеса изменилась — причем в худшую сторону» и озвучила не очень приятные цифры. Так, поток калининградских туристов в Польшу и Литву снизился, по ее данным, чуть ли не втрое. Ну, а поток приезжающих в регион из соседних стран «почти сошел на нет».
Ольга Дмитриева, представившаяся не только корреспондентом некоего информагентства «Глобалист», но и матерью 10-летнего мальчика, нарисовала поистине трагическую историю. Чтобы посетить выставку в Литве, ее сыну, равно как и другим воспитанникам детской художественной школы, приходится собирать чуть ли не 45 справок. Хуже всего тем детям, чьи родители в разводе — потому как для получения несовершеннолетними литовской визы и выезда за границу необходимо иметь согласие обоих родителей. «Согласитесь, господин Хаммарберг, это — целый роман!» — взглянула прямо в глаза еврокомиссару госпожа Дмитриева. По лицу его пробежала очередная порция захватывающих гримас.
Вообще складывалось ощущение, что визовые проблемы волнуют самые разные слои населения: аспирантов, матерей, общественников, предпринимателей, но только не чиновников. Представитель областной Общественной палаты Олег Турушев предположил, что отсутствие большинства заявленных в списке участников представителей органов государственной власти — это «показатель отношения этих органов». И предложил Томасу Хаммарбергу представить себе, какие бы чувства он испытывал, если бы перед путешествием из Копенгагена в Стокгольм ему бы пришлось посетить российское консульство и заплатить там российскими рублями.
В перерыве я поинтересовался у господина Хаммарберга, видит ли он в низкой посещаемости «круглого стола» какой-то особый знак со стороны государственных органов. «Надеюсь, нет, — с улыбкой ответил комиссар и сообщил, что после обеда намерен встретиться с Георгием Боосом. — Может быть, они заняты?» На вопрос о реалистичности изменений правил Шенгена в пользу калининградцев Томас Хаммарберг ответил как-то расплывчато, предположив, что вначале необходимо активизировать переговоры на государственном уровне и готовить новое соглашение. «Но ведь одно уже подписали, в прошлом году, и вот что получилось…» — заметил я. «Может быть, они (власти России. — «ТР-VIP») не полностью понимали последствия, — улыбнулся господин Хаммарберг. — Но очевидно, что последствия эти волнуют людей, и вопрос должен быть вновь поднят в ходе переговоров Россия — ЕС. Политики должны защищать интересы людей». Правда, признает комиссар, результаты работы политиков пока что не особо воодушевляют: «соглашение не работает, люди несчастливы, много бюрократии, проблемы в экономике…» Под конец я задал Томасу Хаммарбергу тот же вопрос, что и Олег Турушев — по поводу путешествия из Копенгагена в Стокгольм через российское консульство. «Меня бы это крайне рассердило», — без тени негатива на лице ответил еврокомиссар.
Вторая, гораздо более короткая часть заседания ознаменовалась наконец выступлением представителя государственной власти в регионе. Как выяснилось, наиболее высокий допустимый уровень этого представительства на «круглом столе» — начальник отдела. Глава туристического департамента минэкономики Марина Друтман сыграла на противопоставлении: она предложила вспомнить ситуацию до 1991 года, когда добраться до Польши можно было только через Брест. Правда, тот факт, что до 1991 года за мысль о литовских визах можно было попасть в психиатрическую клинику, в ее выступлении никоим образом затронут не был. Общий смысл доклада госпожи Друтман сводился к тому, что сейчас — переходный период, к которому все привыкнут, правила Шенгена, конечно, поменять стоило бы, но и так все неплохо, а снижение туристского потока в Литву и Польшу компенсируется наплывом желающих отправиться, к примеру, в Хорватию. Да и вообще: количество турфирм сокращается, потому как «все меньше обращаются к турфирмам, все больше — к ноутбукам».
Когда пришло время подводить итоги дискуссии, Томас Хаммарберг долго благодарил критиков нового визового режима. «Все, что вы перечислили — важно», — отметил он. И напомнил, что Россия является полноправным участником Совета Европы, оттого еще более необходимо сесть за стол переговоров. «Постараюсь в этом помочь», — пообещал господин Хаммарберг.
Общение комиссара Совета Европы с губернатором Калининградской области продолжалось на 45 минут дольше запланированного. Все это время журналистов развлекала рассказами пресс-секретарь регионального управления УИН Регина Ржевцева. Она сообщила, что господину Хаммарбергу крайне понравилось в осмотренных им пенитенциарных заведениях, что юные преступники жаловались на все, что угодно — жестокость следователей, нерадивость адвокатов, но только не на условия содержания.
Наконец двери распахнулись, и к репортерам вышел Георгий Боос (с лицом выражавшим крайнее счастье) и Томас Хаммарберг (с лицом куда более многозначительным, в смысле — значений на нем было написано не менее пятнадцати). «В большинстве европейских стран не знают о существовании вашей проблемы, недостаточна информированность. Не знаю, что из-за Шенгенских соглашений существует тяжелая ситуация в Калининградской области и совершается некий акт несправедливости по отношению к ее жителям», — заявил господин Хаммарберг и предложил лучше информировать Совет Европы. Впрочем, конкретно ответить на вопрос о том, когда же акт несправедливости наконец прекратится, еврокомиссар не смог. Лишь заверил, что «максимально использует свои контакты в руководстве Совета Европы и России».
На помощь ему пришел цветущий Георгий Боос — он напомнил, что «Россия — часть Европы», что «сам Бог велит» запустить пилотный проект безвизового сообщения между Европой и Россией с Калининградом. Атмосфера брифинга, впрочем, требовала какой-то конкретики, хотя бы — временной. «На мой взгляд, это все произойдет еще на нашем с вами веку», — попробовал обнадежить журналистов Георгий Боос. Потом, очевидно осознав, что намерен жить долго и счастливо, исправился: «И более того: допускаю, что это может произойти в ближайшее десятилетие».
На том и порешили.

Алексей МИЛОВАНОВ
Источник: Еженедельная газета "Тридевятый регион"

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.