Егоров: Патриотов у нас больше, чем в любом другом регионе

Год назад, после очередного расширения Евросоюза, когда в состав ЕС вошли Польша и Литва, Калининградская область оказалась в окружении «большой Европы». Как и чем живет в создавшейся ситуации российский регион? О проблемах и перспективах западного форпоста России рассказывает губернатор Калининградской области Владимир Егоров:

– Владимир Григорьевич, бытует мнение, что с расширением ЕС на восток в Европе вместо Берлинской стены появилась новая, в результате чего регион испытывает значительный дискомфорт?

– Любое сравнение хромает, а данное хромает сразу на обе ноги. Аналогия с Берлинской стеной, мягко говоря, некорректна. Усилиями президента страны все-таки удалось добиться главного: в результате расширения ЕС область не оказалась в глухой изоляции. С другой стороны, дискомфорт – это еще мягко сказано: проблема тут серьезная. Область стала активным участником европроцессов. Любое движение ЕС отражается на области и не всегда в лучшую сторону. Так, вступление Литвы в ЕС привело к осложнению всех видов контроля и в целом к удорожанию транзита грузов. За прошедший год он вырос на некоторые грузы уже на 25 процентов. И это несмотря на заверения ЕС, что ситуация с транзитом не ухудшится.

Полностью снять проблему с калининградским грузовым транзитом в ближайшей перспективе, думаю, вряд ли удастся, но упростить ее можно, как в случае с пассажирским. Для этого Россия и ЕС должны выйти на заключение международного соглашения по Калининградской области. Оно стало бы основой для создания механизма более тесного российско-европейского партнерства.

– Сегодня обсуждаются различные варианты дальнейшей судьбы и статуса области: республика, заграничная территория, как в некоторых странах. Насколько сильны и основательны идеи, пусть даже умеренного, сепаратизма у калининградцев?

– Ко всему, что относится к коренному переустройству общественно-политической, социально-экономической жизни региона, надо относиться очень осторожно. И когда говорят, что где-то растут «молодильные яблоки», то прежде чем культивировать их на своей земле, надо подумать: а приживутся ли они здесь? Так и в случае с преобразованием региона в «заграничную территорию». Да, где-то эта форма правления себя хорошо зарекомендовала. Но сознательно никто не говорит о том, какой сложный исторический путь прошли эти территории, сколько потребовалось десятилетий, чтобы достигнуть стабильности и относительного благополучия.

Регион можно назвать как угодно. Но разве это скажется на его экономике, улучшит инвестиционный климат? Нынешний статус Калининградской области, определенный Конституцией страны, дает ей достаточно прав и полномочий, чтобы решать вопросы своего социально-экономического развития, контактировать с другими субъектами РФ, вести приграничное сотрудничество с соседними странами.

Что касается сепаратизма, то о нем чаще всего говорят люди, которые имеют весьма слабые представления об области и калининградцах. Между тем, по результатам последних опросов, 94 процента жителей области считают себя россиянами, защитниками интересов страны на ее западных рубежах. Так что патриотизма здесь больше, чем в любом другом российском регионе.

– Тогда вопрос: Калининградская область сегодня – это военный форпост страны или же Особая экономическая зона?

– Регион должен быть форпостом страны. Но – как регион сотрудничества России с Европейским союзом. И в этом качестве область, экономика которой базируется на режиме Особой экономической зоны, наиболее привлекательна для стран Балтийского региона.

В то же время не надо упрощать ситуацию, возникшую после расширения НАТО за счет стран Балтии. Может, видимого вреда от этого нет, но и никакой пользы не просматривается. Будем отслеживать, как будут развиваться события дальше. Практика показывает, что приоритеты во взаимоотношениях между государствами и союзами могут поменяться очень даже неожиданно. И какими бы хорошими эти отношения сегодня ни были, в таком деле, как обеспечение безопасности страны, на случай полагаться не следует. Превращать Калининградскую область в военный форпост никто не собирается. Но вполне очевидно, что ее значимость в обеспечении безопасности России на западном направлении в ближайшей перспективе будет по-прежнему высока. И главным инструментом решения этой задачи был и остается Балтийский флот.

– На фоне территориальных претензий к России ряда государств можем ли мы говорить об экспансии Германии, пусть даже только экономической?

– О какой экспансии может идти речь, если иностранные инвестиции в нашу экономику вообще составляют менее 10 процентов от общих капиталовложений – около 19 миллиардов рублей по результатам прошлого года. Что касается немецкого капитала и его экспансии, то это один из самых больших мифов. Среди 11 наиболее значимых иностранных инвесторов в экономику нашей области Германия с объемом инвестиций 4,3 миллиона долларов занимает лишь 7-е место. В этом случае уместнее даже говорить об экспансии литовского и польского капиталов. Где активно преуспевает Германия, так это во внешней торговле. Здесь она с объемом внешнеторгового оборота более 850 миллионов долларов занимает первое место. Но это общая тенденция: Германия – ведущий торговый партнер России.

– На протяжении десятилетия за Калининградской областью неоднократно пытались закрепить имидж «черной дыры». Действительно ли в регионе преобладает теневая экономика?

– Странно, что о «черной дыре» никто не вспоминал, когда отрезанная от основной территории страны область переживала глубочайший спад промышленного производства и товарного дефицита. Об этом заговорили, как только ситуация стала выправляться. Наши аргументы в пользу действия на территории Калининградской области режима Особой экономической зоны основаны на реальной статистике. А обвинения калининградских производителей в поставках в Россию «завуалированного импорта» не только голословны, но и ставят под сомнение добросовестность работы тех федеральных структур, которые в соответствии с законом об ОЭЗ и Таможенным кодексом определяют степень переработки товаров, величину добавочной стоимости и осуществляют выдачу необходимых сертификатов.

– Вскоре в Калининграде пройдут большие торжества по поводу 750-летия города. Чего все-таки в современном городе больше: Кенигсберга или Калининграда?

– В нашем городе сошлись и переплелись культуры европейских народов. Расчленить их искусственным способом невозможно. Сегодня, например, в центре города стоят памятники маршалу Василевскому и немецкому философу Канту, есть улицы Шиллера и Космонавта Леонова, в городах области работают музеи литовского просветителя Донелайтиса и дважды Краснознаменного Балтийского флота. И подготовка к празднованию 750-летию со дня основания города Калининграда помогает лучше понять, что наша область – центр исторического прошлого многих европейских народов.

Юбилей – это возможность еще раз заявить, что российская область в центре Европы будет достойно нести миссию сотрудничества, взаимодействия культур, станет мостом между Востоком и Западом, служащим взаимопониманию и миру.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.